ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Первое впечатление. Что поражает в парламенте новоиспеченных депутатов

Корреспондент.net, 20 февраля 2013, 09:33
0
29
Корреспондент: Первое впечатление. Что поражает в парламенте новоиспеченных депутатов
Фото: Фото Евгения Савилова

Лицемерие коллег, пожизненные льготы, отсутствие конструктивной работы – о том, что поражает нардепов, которые два месяца назад впервые попали в качестве парламентариев в Верховную Раду, пишет Кристина Бердинских в № 6 журнала Корреспондент от 15 февраля 2013 года

Собрание странных людей, неспособных на конструктивные действия, зато любящих порукопликладствовать, - одно из главных первых впечатлений о парламенте народных депутатов, которые впервые оказались в этом статусе.

После двух месяцев, проведенных ими в Верховной Раде седьмого созыва, Корреспондент отобрал шесть новоиспеченных депутатов из разных фракций, получивших в конце прошлого года мандат и зашедших в здание под куполом в качестве народных избранников. Этим людям редакция задала два вопроса: “Что произвело на вас наибольшее впечатление (положительное и отрицательное), когда вы попали в парламент?” и “Как изменилась ваша жизнь после того, как вы стали нардепом?”.

Редакция задала два вопроса: “Что произвело на вас наибольшее впечатление (положительное и отрицательное), когда вы попали в парламент?” и “Как изменилась ваша жизнь после того, как вы стали нардепом?”.

Ответы парламентских неофитов отображают внутренний мир главного законодательного органа. Оказалось, что изнутри Рада выглядит не менее деструктивной, чем в политических новостях.

При этом все собеседники указали, что шли в Раду эффективно работать, а не получать деньги: до ВР они зарабатывали как минимум вдвое больше чем те 14 грн. грн., которые составляют среднюю депутатскую зарплату. Так что каждый из них в некоторой мере разочаровался в Раде - эффективно работать “под куполом” очень тяжело.

Наталья Агафонова, фракция партии УДАР, 35 лет, Киев. До избрания в парламент работала налоговым консультантом в компании Nestle:

В работе парламента я ожидала конструктива. Казалось, что зайдут две трети новых людей и все захотят работать. И я пришла с тем же желанием. Но я понимаю, что в нынешних условиях нельзя нормально трудиться. Как человек с совершенно практическим складом ума, который пришел из бизнеса и знает, как строятся процессы и достигается эффективность, к сожалению, я вижу, что блокирование - это единственный способ добиться персонального голосования в Раде и заставить депутатов работать.

В работе парламента я ожидала конструктива. Казалось, что зайдут две трети новых людей и все захотят работать. И я пришла с тем же желанием

Если говорить о самом здании и атмосфере в Раде - я любитель минимализма, и мне во многих отношениях близка японская философия. Поэтому на меня этот сталинский монументализм слегка давит. А чисто по-человечески в сессионном зале, как по мне очень негативная аура. Особенно я это ощущаю, находясь в Раде 24 часа в сутки. Я даже принесла коврик для йоги, он у меня лежит под сиденьем. По вечерам, когда в зале уже нет представителей разных сил, я могу найти минутку и позаниматься.

Я не хочу быть причастной к типичному, стереотипному депутатскому корпусу. У меня нет пресс-секретаря, многочисленных помощников. И я надеюсь, что бремя славы депутата меня обойдет.

Оксана Калетник, фракция КПУ, 40 лет, Киев. До избрания в парламент - член Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, соучредитель группы компаний FIM:

До избрания депутатом мне приходилось несколько раз бывать в парламенте, и я при этом всегда испытывала внутреннее волнение. Ты шел в место, где куется судьба страны. Это было, пока я находилась по другую сторону баррикад. Теперь ощущения “под куполом” совсем другие. Не чувствуется, что среди всего этого количества людей собралось много тех, кто внутренне переживает и болеет за судьбу страны.

Есть ощущение, что каждый пришел сам за себя, нет понимания того, что должна быть целостность. ВР - как лоскутное одеяло: у депутатов нет желания работать сообща. Еще неприятно поражает лицемерие. Когда-то, не будучи в Верховной Раде, я побывала на политическом ток-шоу и увидела, что во время телевизионного эфира все ругаются, а в паузах говорят: “Ну, извини, я же тебя не сильно обидел”. В парламенте то же самое.

Не чувствуется, что среди всего этого количества людей собралось много тех, кто внутренне переживает и болеет за судьбу страны

Хотелось бы повысить эффективность работы Рады. Например, на прошлой неделе я общалась с секретариатом комитета [Калетник - первый замглавы бюджетного комитета] и говорю: “Что это за новость, когда за минуту до начала заседания комитета приносят регламент и список законопроектов, которые мы должны сегодня рассмотреть? Как можно за минуту проанализировать десятки законопроектов?”. Мне отвечают: “Так всегда делали”. Тогда понятно, почему у нас принимаются несовершенные законы. На это нужно хотя бы пять дней. И с этой точки зрения хорошо быть новым депутатом - на комитете мне не страшно сказать, что я чего-то не понимаю, и попросить объяснить.

О личном. Я всегда строго придерживалась распорядка и режима, начиная от здорового питания, умственной нагрузки и завершая физическими упражнениями. Но если раньше я могла бросить острое словечко сгоряча, то сегодня я себе этого не позволяю.

Андрей Пышный, фракция ВО Батьківщина, 38 лет, Киев. До избрания в парламент - глава комитета партийного контроля партии Фронт змін:

Вначале о хорошем. В парламенте наконец-то появилась настоящая оппозиция, у которой впервые за последние пять лет общие и понятные для украинского общества требования - персональное голосование, сокращение депутатских льгот и многое другое.

Мне начислили премию - 86 % от должностного оклада - только за назначение меня первым заместителем главы регламентного комитета.

Но, с другой стороны, в нынешней Раде очень много бюрократии и очень мало эффективности. Множество нерациональных расходов. Например, многие депутаты затеяли масштабные ремонты своих кабинетов, а вот условия работы сотрудников секретариата в регламентном комитете [в котором состоит Пышный] не вызывают никакой зависти. Когда я впервые туда попал, на улице было 15 °С мороза. Сотрудники секретариата, а это преимущественно женщины, сидели возле масляных радиаторов в верхней одежде. При этом смета расходов ВР огромная, но направления использования этих средств - на санатории, профилактории, депутатские льготы - абсолютно неправильные. Или другой пример: недавно спикер Владимир Рыбак издал распоряжение - назначил премии за то, что депутаты распределили руководящие должности в комитетах. Мне начислили премию - 86 % от должностного оклада - только за назначение меня первым заместителем главы регламентного комитета. Это вообще удивительно. Я привык получать и выплачивать премии за хорошую работу, а не за назначение на должность. От премии я отказался.

Что касается образа жизни, сегодня я пытаюсь понять, где мой депутатский мандат может принести пользу. Я хочу открыть общественную приемную в Институте отоларингологии, который заботится о людях с нарушением слуха [сам Пышный потерял слух несколько лет назад], и отслеживать все, что происходит в этой сфере, - госзакупки и т. д.

Сергей Горохов, фракция ПР, 38 лет, Луганск. До избрания в парламент был гендиректором завода Маршал:

В день открытия Верховной Рады меня поразила масштабность, торжественность обстановки. Было внутреннее волнение, как у студента, когда он идет на первые занятия в вуз. Но в этот же день были и негативные впечатления. Меня удивил уровень некоторых представителей оппозиции, которые еще до открытия парламента устроили драку и стали что-то кричать. Нам вначале показалось, что они кричат “Кучму геть”, а на самом деле они кричали “Тушку геть” и не пускали в зал двух депутатов [перебежчиков - отца и сына Табаловых], написавших заявления о вступлении во фракцию ПР. Поражает, что этим занимались представители оппозиции, якобы настроенные на европейскую интеграцию. Для начала им нужно было бы поучиться у европейцев политической культуре.

Порой они говорят: что-то уже скучно стало, давайте потолкаемся. Это чистой воды пиар и работа на камеру.

Дальше пошло блокирование трибуны, которое с самого первого дня является нарушением Конституции. Я много лет занимался производством, я человек конкретных дел, и, идя в Верховную Раду, хотел плодотворно работать. А пока этого не дают сделать.

Еще меня поражает, что представители оппозиции, блокирующие трибуну, воспринимают это как шоу. Порой они говорят: что-то уже скучно стало, давайте потолкаемся. Это чистой воды пиар и работа на камеру.

После избрания в Раду изменился мой рабочий график. Я живу между двух городов - Киевом и Луганском. Ощущаю нехватку общения с семьей, поэтому все свободное время пытаюсь уделить близким.

Игорь Швайка, фракция ВО Свобода, 36 лет, Харьков. До избрания в парламент работал юристом и частным предпринимателем:

Первое впечатление от парламента - длинные запутанные коридоры и множество дверей. Также мне кажется, что в Раде много лишних людей, которые ничем не занимаются, а только приходят и уходят с работы.

В Раде много лишних людей, которые ничем не занимаются, а только приходят и уходят с работы.

Отдельная история с бывшими депутатами. Их не должно содержать государство. Люди, которые однажды отработали в парламенте, не возвращаются к нормальной жизни. Это одно из самых главных впечатлений. Недавно мы были на приеме по случаю годовщины исламской революции в Иране, я увидел там множество бывших нардепов, которые только и делают, что ходят на депутатские тусовки и воображают, что их политическая жизнь продолжается. Они ничем больше не занимаются, а государство их содержит.

Самое главное изменение в жизни после того, как я стал депутатом, - я меньше вижу семью. Жена и дети в Харькове, а я теперь много времени провожу в Киеве. Нашу фракцию поселили в отеле Украина. Там, конечно, очень хорошие условия, но нет ощущения дома. Такое чувство, что идешь ночевать в общежитие.

Мария Матиос, фракция партии УДАР, 53 года, Киев. До избрания в парламент писала книги:

За более чем 15 лет госслужбы мне неоднократно приходилось бывать в парламенте, общаться с действующими депутатами и с “верхушкой”. Поэтому речь не идет уже о познавательных впечатлениях. А вот боевое, рукопашное крещение я получила с первых же дней. Некоторые эксклюзивы нынешней Рады - ни в одном созыве, кажется, не было случаев, чтобы депутатские мужские руки грубо обращались с женщинами-депутатами. А в этом парламенте есть такие смельчаки, что и по рукам коллеге могут дать, как это со мной сделал Юрий Воропаев [нардеп от ПР], когда я фотографировала его фортепианное голосование за главу Нацбанка. В этом депутатам от ПР нет равных!

Но самое большое впечатление - отсутствие в парламенте критической массы депутатов, которые на самом деле хотели бы развернуть Украину к цивилизованным правилам политики.

Есть и обнадеживающие впечатления. Не секрет, что длительное время я без голоса [у Матиос проблемы с горлом и голосовыми связками], и искренние человеческие попытки коллег по парламентскому залу помочь меня действительно поразили. С советами, предложениями, рекомендациями подходили депутаты из разных фракций. Абсолютно все, кроме коммунистов. Так вот я одному такому сочувствующему регионалу в шутку прошептала: мол, если что-то и может объединить нынешний парламент в поисках нормального ритма работы - это мое безголосье. Это шутка, конечно.

Но самое большое впечатление - отсутствие в парламенте критической массы депутатов, которые на самом деле хотели бы развернуть Украину к цивилизованным правилам политики.

***

Этот материал опубликован в №6 журнала Корреспондент от 15 февраля 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентдепутатыРада
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях