ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Брешь в защите. Интервью с Сергеем Власенко

19 марта 2013, 09:27
0
73
Интервью с Сергеем Власенко
Фото: Дмитрий Никоноров/Корреспондент
Суд лишил Сергея Власенко парламентского мандата

Сергей Власенко, лишенный депутатского мандата защитник Юлии Тимошенко, в интервью Ирине Соломко в № 10 журнала Корреспондент от 15 марта 2013 года рассказывает о том, как он будет защищаться “от лома” и кто может стать следующей мишенью власти. А также о том единственном, чего боится Президент Виктор Янукович.

В деле экс-премьера Юлии Тимошенко 6 марта произошел неожиданный поворот: Высший админсуд (ВАСУ) лишил Сергея Власенко, самого публичного из юристов-защитников Леди Ю, депутатского мандата. Повод - оппозиционер, будучи парламентарием, не имел права работать адвокатом. Суд не учел, что Власенко сдал свое адвокатское свидетельство и представлял интересы Тимошенко в суде не как адвокат, а как защитник.

Вместе с мандатом Власенко утратил и неприкосновенность, столь необходимую политику ввиду возбужденных против него по заявлению экс-супруги уголовных дел.

Единственное, чего боится [Виктор] Янукович, - это люди на улицах. У него генетический страх с 2004-го

Власенко заявляет о политической подоплеке действий судей. Похоже, с ним согласны в Европе: после скандального решения ВАСУ Европарламент собрался вне очереди обсудить положение дел в Украине. Если дискуссия примет неблагоприятный для власти поворот, шансы официального Киева подписать в этом году Договор об ассоциации с ЕС станут призрачными.

Сам Власенко отсиживаться в тени не намерен, заявляя, что продолжит защищать Тимошенко, и уже подал в Европейский суд по правам человека иск о неправомочности лишения его мандата.

О том, как он будет защищать Тимошенко и чего ждет от власти, Власенко рассказал Корреспонденту в своем первом интервью в статусе экс-нардепа. Разговор состоялся в партийном офисе Батьківщини, в его личном кабинете, на дверях которого еще висит табличка Приемная народного депутата Украины.

- Тот факт, что ВАСУ лишил вас мандата, стал топ-новостью в Украине, всполошившей даже европарламентариев. Надеялись на иной исход, учитывая, что двое судей из тех, кто рассматривал ваше дело, ранее вынесли решение, позволившее Владиславу Каськиву совмещать кресла депутата и главы Нацагентства по инвестициям?

- Еще два года назад я старался с неким пиететом относиться к судьям, говорил, что они не все такие плохие. Теперь я могу сказать: все. За эти пару лет я не сталкивался ни с одним поря дочным судьей, будь то [Родион] Киреев [выносивший решение по газовому делу Тимошенко, осудив ее на семь лет], [Оксана] Царевич [председательствовавшая на заседании по делу об убийстве нардепа Евгения Щербаня и оштрафовавшая Тимошенко за проявление неуважения к суду] или судьи Высшего специализированного суда [подтвердившие приговор по газовому делу Тимошенко]. Я, к сожалению, должен сказать, что они - отборные подонки. Люди без морали и совести.

Господин [Станислав] Мищенко, возглавляющий сейчас Высший специализированный суд, - животное. И это еще мягкая характеристика для человека, который не моргнув глазом подтвердил абсолютно надуманный приговор Тимошенко, посадив ее ни за что на семь лет, и за это из рук Януковича в виде подарка принял должность председателя Высшего специализированного суда. И пусть он на меня подает в суд за эти слова, но это так.

Нормальные судьи остались в Верховном суде, но их лишили всякой возможности влиять на ситуацию.

- Вы уже подготовили иск в Европейский суд по правам человека по поводу лишения мандата. На что рассчитываете? Ведь дела там рассматриваются годами.


Дмитрий Никоноров/Корреспондент


 

- Мандат для меня не самоцель. Я без него долго жил и считаю себя самодостаточным человеком, состоявшимся в профессии. В этом плане мне больше жаль адвокатского свидетельства, которым я пожертвовал, чтобы показать всю абсурдность ситуации.

Что касается Европейского суда, то для десятка миллионов украинцев он стал единственной возможностью найти справедливость. Так же и для меня гораздо важнее найти ее и показать предвзятость ВАСУ.

Я прекрасно понимаю, что решения не будет завтра, в лучшем случае оно появится через полтора года. Очевидно, что тогда у меня уже не будет практической возможности вернуть мандат. Но я считаю, что основная задача обращения - показать власти, что она не может действовать так.

- Попытаетесь вернуть адвокатское свидетельство?

- Нет, я не хочу возвращаться в адвокатуру. Если бы не дело Тимошенко, моей ноги не было бы в судах. Юристы или адвокаты не нужны украинскому обществу. Ведь если у нас Конституционный суд в угоду политической конъюнктуре выносит решения, которые не налезают на голову и нарушают все базовые принципы юриспруденции, зачем тогда нужны юристы? Нужен просто Андрюха Портнов [советник Президента, бывший руководитель Главного управления по вопросам судоустройства Администрации Президента], Витя Янукович, старший и младший, которые будут решать вопросы. Обидно за профессию и за то, что юристы это “хавают”.

- Чем станете заниматься?

- Однозначно продолжу защищать Тимошенко. Изменение моего статуса - как в адвокатуре, так и в парламенте - не влияет на статус защитника в тех делах Тимошенко, в которых я уже допущен.

- А вас могут лишить его?

- В стране, где не существует морали, права и этики, в деле, которое тотально зависит от воли одного человека, возможно все. Я даже предполагаю, что так произойдет, ведь они собираются меня арестовать.

- Верить заявлению Генпрокуратуры о том, что арестовывать вас не будут, не стоит?

- Надо отдать им должное: они сказали, что одно уголовное дело с моим участием все же есть. Хотя на самом деле их три [дела возбуждены по заявлению бывшей супруги Власенко]. Но тут вопрос в ином: у нас в стране дела против людей, имеющих смелость не молчать, возбуждаются за одну секунду.

Завтра они напишут, что в 1812-м я нечаянно застрелил французского солдата, который отступал из России. У них есть девушка [экс-супруга Власенко], которая все подтвердит, заявив, что видела это лично.

- Как будете защищаться?

- Против лома нет приема. Мой депутатский мандат давал мне определенную защиту, они меня этого иммунитета осознанно лишили. Пока заменителя у меня нет, я безоружный.

Идет тотальное давление на меня, причем серьезно прессовать они начали давно, еще в феврале 2012-го, просто я об этом не кричу публично. Меня пытаются лишить всей моей собственности, поливают грязью в прессе.

- Вы и за границу уехать не можете?

- Да, я завтра попробую осуществить очередную попытку выезда - у меня есть официальное приглашение на слушания по ситуации в Украине в Европейском парламенте. (Разговор состоялся 12 марта. 13 марта Власенко не выпустили из аэропорта Борисполь.)

- Если бы вас выпустили, остались бы в Европе?

- Зачем? У меня задача - выехать на слушания.

- Возможно, политическая иммиграция станет вашей защитой “от лома”?

– (Улыбается.) Я обсужу ваше предложение с Юлией Владимировной [Тимошенко].

- Коль речь зашла о Тимошенко: почему она сама не уехала?


Дмитрий Никоноров/Корреспондент


 

- Дней за десять до ареста мы провели брифинг и сообщили прессе, что, по информации наших источников, в пятницу во время допроса свидетеля ее арестуют. Мы все понимали, но остаться в Украине - это было ее решение.

Перед каждым стоит выбор - продолжать борьбу или нет. И если да, то в какой форме. Конечно, тогда никто не мог предположить, что все, что будет происходить дальше, окажется совсем за гранью морали. Но я считаю, что Юлия Владимировна достойно проходит через эти испытания. Поверьте, очень сложные испытания.

- Почему власть атакует именно вас?

- Я уверен, что, когда Янукович принимал решение арестовать Тимошенко, его советники сказали: мол, давайте мы ее закроем, полгода потерпим, а потом все забудется, она будет сидеть в тюрьме семь лет, а вы будете вечно царствовать. Но так не вышло. Тимошенко уже полтора года в заключении, однако накал страстей лишь усиливается.

Конечно, они думают, как бы эту волну сбить. Есть люди, которые больше всего общаются и с европейскими политиками, и непосредственно с Юлией Владимировной. Это Григорий Немыря [нардеп от Батьківщини, отвечающий за внешнеполитические связи], Женя [дочь экс-премьера Евгения Тимошенко] и я. Вот они и начали нас атаковать. После того как поняли, что так просто нас не взять, перешли к тяжелой артиллерии. Они готовы на все ради сохранения своей власти.

- Кто может стать следующей жертвой?

- Вопрос сложный. Мы пытаемся что-то прогнозировать в ситуации, в которой полностью отсутствуют логика и здравый смысл, где преобладают иррациональное и нечеловеческое.

- То есть кто угодно?

- Да, или все сразу. Причем если мы говорим о депутатах, то изобретен и опробован механизм, позволяющий вытворять что угодно. Но меня тут больше всего удивляет реакция, вернее, ее отсутствие у юридического сообщества. Ведь очевидно, что решения, причем не только по мне, но и по [Павлу] Балоге и [Александру] Домбровскому [нардепам, которых суд также лишил мандатов], незаконны и нелегитимны. И юристы молчат.

- Возможно, нынешняя уязвимость оппозиции вызвана тем, что власть действует более агрессивно, а вы этого не понимаете?

- Оппозиция все понимает. Власть четко действует по логике бандитов 1990-х. Мы не то что не были к этому готовы (к этому никто не может быть готов), все намного сложнее. Давайте вспомним историю. Ведь в 1930-х [Адольф] Гитлер тоже пришел к власти легитимно, но после в Германии начало происходить то же, что у нас. Власть перестала уважать и слушать оппозицию, начала присваивать полномочия, на которые ее не избирали. И только потому, что народ Германии молчал, думая, что Гитлер - добро, а не зло, он получил то, что получил.

Поэтому тут еще вопрос и к социуму, к людям. Нельзя говорить, что оппозиция должна отстаивать права людей, - каждый должен делать это. Именно поэтому Юлия Владимировна говорит, что наша главная цель - объединение самой оппозиции и полная коммуникация с гражданским обществом. Единственное, чего боится Янукович, - это люди на улицах. У него генетический страх с 2004-го. Это единственное, что может его остановить.

- Может ли быть целью власти физическое уничтожение Тимошенко?

- Да, либо довести ее до состояния инвалидности, сломать психологически.

- Допускаете ли вы, что Тимошенко могут приговорить к пожизненному заключению за организацию убийства Щербаня?

- У меня нет никаких иллюзий. Я понимаю: как скажет Янукович, так судьи и напишут.

***

Этот материал опубликован в №10 журнала Корреспондент от 15 марта 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Освобождение Юлии Тимошенко
ТЕГИ: Юлия Тимошенкожурнал КорреспондентинтервьюВласенко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях