ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Тело как улика. Интервью с Анной Гуцол, лидером движения Femen

5 августа 2013, 08:18
0
169
Femen Femen – Интервью - Анна Гуцол
Фото: Корреспондент
Анна Гуцол считает - ее избили, чтобы оградить Путина и Кирилла от активности Femen

Анна Гуцол, лидер движения Femen, в интервью Ксении Карпенко в № 30 журнала Корреспондент от 2 августа 2013 года,  - о финансировании, экспансии за рубеж и о том, как эфэсбэшники прямо в Киеве “обработали” ее и коллег накануне визита в Украину патриарха Кирилла и президента РФ Владимира Путина.

Бровь рассечена, глаз подбит, на лбу шрам - в таком виде пришла на интервью с Корреспондентом Анна Гуцол, лидер Femen.

Некогда локальное украинское движение, сегодня “феменистки” известны всему миру акциями, суть которых сводится к обнаженным протестам и феминистским лозунгам. У движения теперь есть штаб-квартира в Париже, а в его рядах много иностранок.

Гуцол и Ко поднаторели в деле провоцирования власть имущих. Однако даже этих мастериц толкотни с охраной и правоохранителями потрясли события, произошедшие с ними в Киеве в конце июля, накануне празднования 1.025-летия крещения Руси. Вначале неизвестные жестоко избили российского политолога Виктора Святского, сотрудничающего с Femen. После у Гуцол выкрали собаку, а затем некий мужчина побил ее в многолюдном кафе и отобрал ноутбук. В тот же день двух активисток и сопровождавшего их фотографа задержали правоохранители, позже суд оштрафовал их за неповиновение милиции. Примечательно, что девушки были одеты, - они лишь ехали на акцию, собираясь протестовать против визита в Украину патриарха РПЦ Кирилла.

Именно из-за главного священнослужителя России и президента страны Владимира Путина, уже становившихся ранее объектами атак Femen, на организацию и посыпались нынешние проблемы. По крайней мере так считает избитая, но не утратившая жажды к борьбе Гуцол.

- Нынешние проблемы Femen, по вашим словам, - дело рук силовиков. Откуда такая уверенность?

- За нами с понедельника [22 июля] велась слежка. Занимаясь небезопасной общественной деятельностью, мы хорошо знаем, как выглядят сотрудники спецслужб: мужчины среднего телосложения, в джинсах, затянутых высоко на талии кожаным ремнем, постоянно разговаривающие по телефону. Таких вот мужчин, которые ходили группами по два-три человека и следили за передвижениями членов Femen, мы видели постоянно за неделю до приезда [Владимира] Гундяева [патриарха РПЦ Кирилла]. Службы безопасности понимали, что мы не оставим без внимания патриарха Кирилла и [приехавшего с ним в Киев президента РФ Владимира] Путина.

Вам остается только верить нам на слово: мы себя точно не били. И вот почему: наши провокации направлены против диктаторов, руководителей церквей, которые вмешиваются в жизнь женщин, против исламистов. Нам неинтересно делать из себя героев, нам интересно спровоцировать тех, против кого мы выступаем.

- Часто обращаетесь к милиции за защитой и правосудием?

- Ой, ну что вы - в Украине никогда не обращаемся. А вот во Франции другое дело. Когда нам угрожают радикальные нацисты, французская полиция в рамках предотвращения драк оцепляет весь квартал в Париже, в котором находится офис Femen. А здесь надеяться на подобные действия смешно. Милиция не способна даже найти ноутбук и мою собаку.

- Трудно представить операцию СБУ под кодовым названием Пес, разработанную ради похищения животного.

- Спецслужбы обычно бьют по самому больному. Они видели, что я часто гуляю со своим питомцем, вот и решили провести превентивную операцию. Когда похищение собаки не подействовало, неизвестный хулиган избил меня на глазах у очевидцев и отнял ноутбук.

Я уверена, что работали не украинские, а российские спецслужбы. Еще четыре года назад ко мне приходили эсбэушники, угрожали. Но наши всегда только угрожают - не исполняют. Никогда к нам [в Украине] не применяли физическую расправу - были лишь конфликты с милицией во время задержания.

- Кто для вас враг номер один в Украине?

- Нам сейчас придется поменять приоритеты. Нужно серьезно взяться за начальника СБУ, за главу МВД Виталия Захарченко. Я считаю, что их вообще нужно отдать под трибунал. Это же был какой-то нонсенс: во время так называемого празднования крещения на территории Украины действовали российские спецслужбы.

Вы понимаете, что Киев на время приезда Гундяева и Путина был отдан на откуп ФСБ России? ФСБ заправляла сотрудниками СБУ и МВД. В Оболонском отделении милиции, где сидели задержанные “феменистки”, находились эфэсбэшники. Суд над ними закончился точно в то время, когда Гундяев, против которого мы планировали акцию, уехал из Киева. Примечательно, что на суде присутствовал мужчина, который отдавал приказы милиционерам и разговаривал с русским акцентом. По завершении заседания он приказал присутствующим там милиционерам разойтись, сел в машину с российскими номерами и уехал.

- Но словам никто не поверит, нужны факты.

- Я фактически и избиение-то свое доказать не могу. Да, они работают без доказательств, поэтому я могу только говорить об этом. Молчать нельзя.

- Один из политтехнологов Администрации Президента в частной беседе заявил, что Femen финансирует и курирует власть в лице самых высокопоставленных чиновников. Мол, вы помогаете отвлекать СМИ от более важных проблем.

- Многое говорят. В Украине мы уже года два как не работаем активно. К тому же, если бы мы работали с АП, протестов против власти не было бы.

Все думают, что у нас есть “крыша”. Единственная наша “крыша” - это известность и популярность.

- И все же - откуда финансирование?

- У нас есть Femen shop, где продаются сувениры. Кроме того, же мы живем на пожертвования. Мы популярны в Европе. У нашей страницы в Facebook, которая на сегодня заблокирована, было более 130 тыс. подписчиков. То есть, сообщив, что нам нужны деньги на поездку в Турцию для проведения акции, мы за три дня легко собрали $ 3 тыс.

- Во сколько обходится содержание штаб-квартир Femen в Киеве и Париже?

- В Париже мы не платим за аренду, только за коммунальные услуги. Наш офис находится в здании театра Ла-Ваир, в квартале, где собирается креативная молодежь. У театра сейчас конфликт с местными властями. И если конфликт будет развиваться, Femen предаст его огласке. Вот так и работаем - на взаимной выгоде.

Штаб-квартира Femen в Киеве [офис площадью 52 кв. м в центре столицы, на ул. Михайловской] обходится в $ 500 [в месяц], это цена со скидкой.

- Насколько активно иностранцы присоединяются к движению? Что ими движет?

- Нас активно поддерживают француженки, около 20 [из них] приняли участие в акции в Париже. Понимаете, у них во Франции не хватает дикости и свободолюбия: они очень обеспеченны, законопослушны, терпимы. Женщины там свободны, и их феминистские организации для них скучны. Femen заинтересовала француженок ввиду своей радикальности. Конечно, многие участницы Femen покинули наши ряды, когда мы начали конфликтовать с исламистами.

Также у нас активные группы в немецких Берлине и Гамбурге, в Швейцарии и Испании. Всего, по нашим подсчетам, нас поддерживают более 500 тыс. человек. Сейчас уже сложно описать портрет участницы Femen. В нашей организации есть как студентки, так и работающие семейные женщины. К примеру, в организации состоит француженка - преподаватель философии в Сорбонне. Вот такого в Украине я себе точно представить не могу.

С уверенностью можно сказать, что активистка Femen - чуть-чуть бесноватая и очень храбрая. Чувствующая боль других и небезразличная к чужим проблемам.

- Недавно сожгли вашу парижскую штаб-квартиру, которую вы называете “тренировочной базой секстремисток”. Чему и кого вы там учите?

- Там проходят курсы по самозащите, ведь без подготовки участвовать в наших акциях уже невозможно. На скорость снимать майку научиться легко, другое дело физическая подготовка и курс самообороны. Проскочить между полицейскими без сноровки нельзя.

Представьте: перед самолетом развернули красный ковер, играет оркестр, девушки несут каравай, священники завывают, министры стоят - и везде пафос. Идет дядька Гундяев с крестом на шапке. И в этот момент нужно взять и выполнить свое задание. Это самое важное в психологической подготовке наших девушек. Ведь попробуй пробраться к Путину - он же на газовой трубе сидит и имел всех тут нас, вместе взятых, этой же трубой.

Мы учим наших активисток отбрасывать от себя страхи и представлять этих людей как маленьких-маленьких карликов. И тогда уже не страшно крикнуть “Иди на…, Путин!”. Но для этого нужно знать и понимать, что он действительно негодяй. Такой же, как и патриарх Кирилл.

- Что может позволить себе лидер организации, о которой знает вся Европа?

- Я - основной организатор и лидер движения, за что и получаю фиксированную зарплату. Квартиру снимаю, машины у меня нет. На свою зарплату могу позволить себе нормальную жизнь в столице. Раньше у меня была собака, к которой я была сильно привязана. Сейчас и той нет.

- Чего добивается Femen?

- Пересмотра прав женщин. Нам не нужно, чтобы нас любили. Мы не собираемся кому-то нравиться, мы ведь никуда не баллотируемся. Нас многие не понимают, потому что большинству неприемлема любая деятельность, куда проще отлежаться на печи.

Понимаете, каждое действие в поддержку демократии - это борьба за демократию в целом.

***      

Этот материал опубликован в №30 журнала Корреспондент от 2 августа 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: СБУжурнал КорреспондентмилицияFemenКрещение РусиинтервьюАнна Гуцол
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях