ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Украина продала вооружений на полмиллиарда долларов

22 сентября 2001, 14:24
0
15

«На заседании СНБО были рассмотрены результаты проверок обвинений Украины в будто бы имеющих место нарушениях санкций ООН в части поставок оружия странам, относительно которых действуют соответствующие ограничения. Ни наши внутригосударственные проверки, ни многочисленные инспекции соответствующих комитетов ООН не подтвердили ни одного факта нарушений Украиной своих международных обязательств», сказал первый заместитель секретаря СНБО Украины, председатель Комитета по политике ВТС и экспортного контроля при Президенте Украины Леонид Рожена в интервью еженедельнику «Зеркало Недели».

— Прошло пять лет с момента проведения реорганизации системы ВТС (военно-технического сотрудничества) Украины. Является ли она оптимальной и с чем было связано внимание главы государства к этой сфере?

— По своей природе военно-техническое сотрудничество — это сфера внешнеполитической деятельности государства, которая, касаясь как чисто политических, так и экономических аспектов, непосредственно задевает вопрос национальной безопасности государства. Поэтому ВТС, кстати, в соответствии с Конституцией Украины, входит в компетенцию Совета национальной безопасности и обороны. Учитывая, что последний раз вопросы ВТС рассматривались на заседании Совета в 1996 году, а также тот факт, что за последние пять лет ситуация вокруг торговли оружием существенно изменилась как на мировом рынке, так и внутри страны, назрела необходимость некоторых изменений. Ведь успех на рынке вооружений определяется в том числе и адекватным реагированием системы государственного регулирования этой сферой. Именно потому главой государства и было принято решение о необходимости рассмотрения на заседании Совета всего комплекса вопросов, связанных с дальнейшим усовершенствованием ВТС.

— Как оценил Совбез прошедшую пятилетку?

— Время подтвердило верность принятых пять лет назад кардинальных изменений. Свидетельством тому служит тот факт, что еще ни разу Украина не снизила ежегодных объемов экспорта вооружений. Если говорить о цифрах, то экспорт вооружений и военной техники, продукции и технологий двойного назначения принес государству в прошлом году около 500 млн. долл. И, самое главное, начали меняться качественные результаты экспорта: в прошлом году впервые более чем 50% его общего объема осуществлен непосредственно предприятиями ОПК. Достичь таких показателей удалось в первую очередь благодаря деятельности на международном рынке таких предприятий, как ОАО «Мотор-Січ» и ГАХК «Артем». В то же время результаты усилий отдельных предприятий, получивших соответствующие полномочия, указывают на то, что для самостоятельного выхода на мировой рынок вооружений, кроме полномочий правительства, необходимо иметь еще опыт маркетинговой политики, соответствующее профессиональное обеспечение, налаженные связи с инопартнерами, признанную на мировом уровне торговую марку и много других компонентов.

— Вы, очевидно, имеете в виду ситуацию с Харьковским заводом имени Малышева. Вообще, как можно оценить результаты двух лет самостоятельной внешнеэкономической деятельности этого предприятия?

— Действительно, результаты нельзя назвать успешными, хотя есть и некоторые объективные причины. На мой взгляд, руководство предприятия слишком мало использовало возможности, появившиеся с притоком значительных средств от пакистанского танкового контракта. Кроме того, нельзя сказать, что политика, проводимая предприятием на рынке, полностью совпадала с государственной. Мне не хотелось бы говорить сейчас о каких-либо деталях. Гораздо важнее тут извлечь из сложившейся ситуации соответствующие уроки на будущее. Пока по итогам 2000 года вклад завода имени Малышева в общий экспорт не превысил 1%.

— А каково отношение к опубликованным международным институтом SIPRI результатам оружейной торговли за прошлый год, где, в частности, указывается, что Украина продала оружия в 6,6 раза меньше, чем в 1999 г., выйдя на цифру 67 млн. долл. против 446 млн. долл. в ценах 1990 года?

— Во-первых, у всех международных структур, которые публикуют годовые отчеты по торговле оружием, разные методики и, как следствие, разные результаты. Причем не просто разные, а очень сильно отличающиеся. Во-вторых, неизвестно, какими именно исходными данными пользуется SIPRI. Так вот, в этом смысле опубликованные международным институтом данные меня радуют — значит, уровень конфиденциальности информации выдержан хорошо. И наконец, в-третьих, цифры SIPRI очень легко опровергаются, причем всего лишь двумя давно известными прессе контрактами: как раз в 2000 году Украина реализовывала греческий 100-миллионный контракт на поставку двух малых десантных кораблей «Зубр» и еще один довольно большой по объему контракт на поставку в ОАЭ 90 бронетранспортеров БТР-3У. Даже невооруженным глазом видно, что специалисты в Стокгольме ошиблись.

— Какие факторы влияют сегодня на развитие нашего ВТС с иностранными государствами больше всего?

— Развитие ВТС обусловливается как внешними, так и внутренними факторами. Во-первых, уменьшение спроса на устарелые вооружения и военную технику и, в связи с этим, необходимость ориентироваться на продвижение новых разработок. А это требует дополнительных капиталовложений. Во-вторых, уменьшение количества контрактов, которые предусматривают расчеты непосредственно в денежной форме. В-третьих, более острые формы приобрела конкурентная борьба среди основных экспортеров оружия, в том числе среди стран-членов бывшего СССР. Если сравнить экспортные потоки Украины и Российской Федерации, то даже неспециалисту будет ясно, что наибольшие страны-импортеры у нас практически общие. В-четвертых, активизация внешнеполитической деятельности самой Украины (в первую очередь это касается стратегического партнерства с Россией и США), курс на евроинтеграцию и сотрудничество с НАТО. Речь о том, что внешнеполитические интересы порой диктуют необходимость отказаться от планов поставить оружие тем или иным государствам, несмотря на потенциальную возможность. В-пятых, случаи нежелания стран Запада, как например, в проекте Ан-7Х, налаживать равноправные партнерские отношения с Украиной, и в то же время применения политического и экономического давления с целью недопущения ВТС Украины с отдельными странами мира, которые были традиционными партнерами бывшего СССР. Все это, наряду с отсутствием в Украине замкнутых циклов производства значительной части номенклатуры вооружений и военной техники и резким уменьшением объемов государственного оборонного заказа, а также отсутствием утвержденных Госпрограммы развития вооружений и военной техники и Программы реструктуризации ОПК, негативно влияют на развитие ВТС с иностранными государствами. Именно поэтому Совет рекомендовал правительству разработать в ближайшее время Концепцию ВТС с иностранными государствами, в которой были бы определены конкретные приоритетные направления международного сотрудничества по вопросам оснащения Вооруженных сил Украины и других военных формирований современными вооружениями, продвижения украинских товаров военного назначения на мировые рынки оружия, а также меры их государственной поддержки.

— Перечисленные факторы, без сомнения, свидетельствуют о том, что решения принимать в этой сфере непросто. Поэтому хотелось бы поподробнее узнать о существующей схеме принятия решений? И особенно в контексте возрастания количества обвинений Украины в нарушениях международных правил.

— Действительно, на заседании Совета национальной безопасности и обороны были рассмотрены результаты проверок обвинений Украины в будто бы имеющих место нарушениях санкций СБ ООН в части поставок оружия странам, относительно которых действуют соответствующие ограничения. Хотел бы подчеркнуть, что ни наши внутригосударственные проверки, ни многочисленные инспекции соответствующих комитетов СБ ООН не подтвердили ни одного факта нарушений Украиной своих международных обязательств. Мне лично пришлось встречаться с председателями комитетов СБ ООН по санкциям относительно Анголы, Сьерра-Леоне и Либерии, и эти опытные специалисты, высоко оценивая созданную в Украине систему государственного экспортного контроля, подчеркивали открытость нашего диалога и отсутствие любых достаточных оснований для подобных обвинений. При этом немало предложений украинской стороны были включены в окончательные доклады председателей Комитетов СБ ООН с целью совершенствования механизмов соблюдения режимов соответствующих санкций. Очередным подтверждением беспочвенности обвинений в адрес Украины было избрание ее представителя заместителем председателя недавно завершившейся в Нью-Йорке конференции ООН по проблемам незаконной торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями. В этой связи хочу сказать, что порой удивляют отдельные публикации в прессе, высказывания, а иногда и выступления наших парламентариев, в которых содержатся безосновательные обвинения Украины и должностных лиц государства в якобы причастности к незаконной торговле оружием. Такие публикации не улучшают имидж Украины. На сегодняшний день как у нас, так и за рубежом созданы такие условия, при которых осуществление незаконных торговых сделок весьма затруднено, а в некоторых случаях и невозможно.

К сожалению, с приближением выборов в Верховную Раду спекуляции на вопросах торговли оружием все чаще используются различными сторонами в ходе политической борьбы. Более того, сегодня, когда виток конкуренции на рынке оружия приобрел невиданные доселе формы, заинтересованные структуры как внутри страны, так и за рубежом начинают перетряхивать события многолетней давности, и, ловко смешивая правду с вымыслом, бить по позициям Украины на рынке вооружений.

Это, к примеру, попытки увязать незаконную деятельность таких известных представителей международного нелегального оружейного бизнеса, как А.Жуков и Л.Минин, с Украиной. Последний на момент ареста уже лет двадцать не является гражданином Украины, а первый им никогда и не был. И в Украине они не приобрели ни ствола, но зато их арест лихо использовали в борьбе между политическими оппонентами в Украине, что рикошетом ударило по имиджу государства. Интересно, что при этом белое искусно выдано за черное. Ведь пресечение в 1994 году попытки поставить партию оружия по поддельному сертификату транзитом через украинский порт «Октябрьск» в бывшую Югославию через одну из стран Африки потому и удалось, что спецслужбы и правоохранительные органы ряда европейских государств успешно взаимодействовали. И в системе этого взаимодействия Украина играла отнюдь не последнюю роль.

А объяснение всему этому лежит на поверхности. Судите сами, если раньше на рынке постсоветских вооружений были Россия, Украина и Беларусь, то сегодня практически весь постсоциалистический мир пытается сбыть оставшиеся на их территориях излишки вооружений и военной техники. Украину просто вытесняют — государство, способное ежегодно проглатывать один процент финансовых потоков всего мирового рынка оружия, а иногда и более, мешает практически всем. И совсем неудивительно, что кто-то и в самой Украине в борьбе за власть идет на то, чтобы подпитывать заинтересованные структуры за границей, порой не всегда лояльные к нашей стране.

В Украине, в соответствии с действующим законодательством, большинство вопросов относительно экспорта оружия и чувствительных товаров двойного использования решается на уровне Госслужбы экспортного контроля, при которой создан межведомственный экспертный совет. В случае же, когда по результатам предварительного рассмотрения возникают противоречия между различными ведомствами, а также когда речь идет о регионах или товарах, которые нуждаются в особом внимании, с целью недопущения как нарушения взятых Украиной международных обязательств, так и нанесения ущерба ее национальной безопасности, вердикт о предоставлении соответствующих разрешительных документов принимается на основании выводов Комитета по политике ВТС и экспортного контроля при Президенте Украины. В состав Комитета входят представители Минобороны, МИД, Минпромполитики, Госкомиссии по вопросам ОПК, Службы безопасности, Госэкспортконтроля на уровне руководителей или заместителей руководителей этих ведомств. А принятию решений предшествует тщательный анализ. Когда же в ходе заседания комитета устранить принципиальные межведомственные разногласия невозможно, решение, принятое большинством голосов, представляется на рассмотрение Президента.

— Отказ в 1998 году Украины от Бушерского контракта не был воспринят однозначно. Многие и сегодня уверены, что это была ошибка, выражающаяся не только в цифрах прибыли, но и связанная с падением авторитета государства на международной арене. Поэтому, в связи с приостановлением поставок тяжелых вооружений в Македонию, не произойдет ли так, что Украину будут считать не вполне самостоятельным поставщиком, договоренности с которым могут быть скорректированы кем-нибудь из партнеров уже в ходе их реализации.

— Вряд ли можно было бы сравнивать отказ от Бушерского контракта и ситуацию вокруг поставок в Македонию. Во-первых, уже потому, что Украина сама приняла решение приостановить поставки — с точки зрения реализации политики ВТС в этом регионе было бы неосмотрительно продолжать поставки оружия во время переговорного процесса по урегулированию конфликта. Тут бы мы выглядели нечистоплотными дельцами, которые желают во что бы то ни стало сорвать прибыль, даже в ущерб процессу поддержания мира. Как же тогда соизмерять такие действия с постоянным напоминанием Европе о том, что Украина не хочет оставаться в стороне от создания новой архитектуры европейской безопасности? Эта ситуация еще раз доказывает, что ВТС — не просто торговля, а политика. А во-вторых, никто полностью от обязательств перед импортером не отказывался, и ранее заключенные договоренности будут реализованы, как только мы убедимся, что это не нанесет ущерба процессу установления мира в регионе. К этому можно добавить, что со стороны Македонии не было высказано какого-либо недовольства позицией Украины, напротив, можно говорить о полном взаимопонимании двух партнеров.

— Можно ли утверждать, что сегодня Украина активно отстаивает свои национальные интересы на рынке вооружений и что ее участие в работе международных режимов контроля за распространением оружия и в международных организациях негативно не отражается на объемах экспорта вооружений и военной техники?

— Это было бы абсолютно справедливо. Тут стоит сказать, что все участники международных режимов стараются не забывать о своих интересах, но цель режимов — прийти к консенсусу в деле недопущения эскалации вооруженных конфликтов. В качестве примера могу привести недавнюю Международную конференцию по предотвращению нелегального распространения «малых вооружений», где всех ее участников удивила позиция США, которые отказались поддерживать положения «Программы действий», касающиеся запрета поставлять рассматриваемые вооружения структурам, не уполномоченными на то правительствами государств-импортеров.

— Как будет решаться вопрос с предложением маркировать «малые вооружения»?

— Украина подписала документ ОБСЕ и тем самым взяла на себя подобные обязательства. Кстати, все имеющиеся у нас на сегодня «малые вооружения» имеют соответствующую маркировку Вообще я хотел бы подчеркнуть, что сегодня отношение к Украине на международной арене несколько изменилось — если раньше речь шла об обязательствах Украины перед режимами, то сегодня мы в качестве полноправного члена международных организаций принимаем участие в решении проблем планетарной безопасности. И это не преувеличение.

— Какие формы ВТС предпочитает Украина и может ли она сегодня отвечать на новые вызовы мирового рынка вооружений, например, способна ли Украина реализовывать офсетные программы, продавать лицензии, выполнять контракты без предоплаты и т.д.?

— Не секрет, что рост конкурентной борьбы заставляет страны- экспортеры применять все более разнообразные формы расчетов. И для того чтобы «держаться на плаву», мы просто не можем стоять в стороне от этого процесса. Учитывая ограниченность кредитных ресурсов и определенное несовершенство внутреннего законодательства, данному вопросу на прошедшем заседании уделили особое внимание, что должно найти дальнейшее отражение в деятельности Кабинета министров Украины.

— Принимая во внимание, что ВТС — это не только торговля оружием, есть ли уже решения относительно того, с какими партнерами совместно разрабатывать оружие, у каких государств приобретать лицензии на их производство, у каких просто покупать?

— Сегодня уже для всех очевидно, что Украине нельзя ориентироваться исключительно на какое-нибудь одно государство. И это, кстати, мировая практика: ни одна страна, заботящаяся о своей безопасности, не позволит себе зависимости в такой деликатной сфере, как приобретение вооружений от одного партнера. Поэтому Украина будет руководствоваться прежде всего приемлемостью тех или иных вооружений для ее Вооруженных Сил, учитывая как возможности собственного ОПК, так и ценовые показатели. Сегодня это хорошо видно на примере тщательного изучения всех вероятных вариантов модернизации самолетов парка ВВС Украины с привлечением зарубежных фирм.

— Как сегодня складываются ВТС с Россией? Можно ли говорить, что договоренности на самом высоком уровне успешно реализовываются и существуют ли для этого какие-либо препятствия?

— Потенциал украинско-российского ВТС огромен, но он по-прежнему не востребован в полной мере. Несмотря на то, что Россия сегодня, безусловно, наибольший партнер Украины в этой сфере. К примеру, за последние два года не состоялось ни одного заседания подкомиссии по ВТС Смешанной украинско-российской комиссии по сотрудничеству. Пока наиболее положительным примером сотрудничества могут быть лишь авиастроительная и ракетно-космическая отрасли — тут у нас полное взаимопонимание. Надеемся, что новый толчок в развитии украинско-российского ВТС произойдет после проведения форума деловых кругов двух стран, который состоится в Харькове осенью этого года.

— Есть сегодня направления ВТС, в которых могли бы успешно реализовываться совместные проекты с РФ?

— Да, например, в области создания и производства новых средств ПВО, кораблестроении, создания средств РЭБ, танкостроении и некоторых других.

— А как насчет согласованной ценовой политики?

— И это возможно в определенных случаях. Договорились же на греческом рынке, продавая «Зубры». Чем продемонстрировали, что цивилизованные отношения на рынке оружия гораздо выгоднее взаимных упреков. Есть, кстати, и другие примеры, кроме Греции.

— В начале беседы была упомянута Госпрограмма развития вооружений и военной техники. Ее не могут принять в Украине с 1996 г., и, несмотря на указания главы государства, сроки рассмотрения этого документа регулярно переносятся. Сегодня, по-моему, министерства и ведомства уже заняты лишь одной проблемой — как избежать ответственности, связанной с появлением программы. Как можно, к примеру, оценить тот факт, что теперь Госпрограмма не будет выноситься на рассмотрение парламента?

— Мы не можем согласиться с таким решением. Ведь такой документ должен, прежде всего, иметь соответствующее финансовое обеспечение. А кто еще, кроме Верховной Рады, принимающей Госбюджет, сможет ответить на вопрос финансового обеспечения Госпрограммы развития вооружений и военной техники. Сегодня действительно существует угроза появления документа, реализация которого будет сомнительной. И будь даже у представителей Межведомственной рабочей группы, на которую возложили ответственность за Госпрограмму, семь пядей во лбу, они не смогут повлиять на финансирование программы, если парламент не заложит определенные финансовые составляющие в бюджет.

— Возвращаясь к заседанию СНБОУ и к возможным изменениям в сфере ВТС, хотелось бы прояснить одну ситуацию. В частности, недавно появилась информация о вероятности создания на базе «Укрспецэкспорта» и его дочерних предприятий единой государственной корпорации. Что включает такое оргмероприятие и что оно даст национальным экспортерам оружия? Каких еще организационных решений следует ждать сегодня?

— По результатам анализа, СНБОУ пришел к выводу о необходимости реализации комплекса организационных мероприятий, которые позволили бы сберечь завоеванные на мировом рынке оружия позиции. Во-первых, речь идет о четком определении функций центральных органов исполнительной власти в этой сфере. Во-вторых, о создании упомянутой вами государственной корпорации по экспорту-импорту товаров военного назначения, в состав которой вошли бы, в первую очередь, уполномоченные государственные посредники, а также предприятия производители и разработчики соответствующей продукции, которые не смогли по тем или иным причинам самостоятельно закрепиться на внешних рынках.

Учитывая повышенное внимание мирового содружества к соблюдению международных правил торговли оружием и чувствительными товарами двойного использования, а также возрастание роли ВТС и экспортного контроля во внешней и внутренней политике Украины, в ходе заседания было принято решение о создании на базе Госслужбы экспортного контроля центрального органа исполнительной власти со специальным статусом. Этот орган будет отвечать за разработку и реализацию государственной политики в сфере контроля за международными передачами товаров военного и двойного назначения. Кроме того, понимая, что одной из главных задач ВТС является обеспечение оснащения Вооруженных сил и других военных формирований Украины современными вооружениями и военной техникой, Кабинету министров рекомендовано изучить совместно с нашим комитетом эффективный механизм инвестирования части средств, полученных от экспорта товаров военного и двойного назначения, для дальнейшей разработки перспективных образцов оружия и современных технологий.

Было обращено внимание на необходимость законодательного урегулирования сферы ВТС и экспортного контроля. В частности, Кабинету министров предложено ускорить представление на рассмотрение Верховной Рады законопроектов, касающихся военно-технического сотрудничества и экспортного контроля. Так что одним созданием госкорпорации не ограничимся.
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях