ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Анатолий Зленко: Обычные украинцы должны стать обычными европейцами

Корреспондент.net, 20 декабря 2002, 16:00
0
15

Ко Дню украинской дипломатии, который отмечается 22 декабря, глава внешнеполитического ведомства Украины Анатолий Зленко ответил на вопросы, присланные ему читателями Корреспондент.net. Министр определил основные цели работы своего ведомства на будущий год, среди которых европейская интеграция Украины, вступление в НАТО, защита интересов украинского бизнеса и граждан Украины за границей. Анатолий Зленко уверен, что достичь этих целей будет легче, если все граждане Украины не на словах, а на деле будут стремиться к тому, чтобы стать европейцами.

Анатолий Максимович, прокомментируйте, пожалуйста, итоги Копенгагенского саммита. Похожее, что Украину отождествили с Беларусью, Молдовой и Россией. Почему даже ассоциированное членство оказалось слишком сложной задачей для украинской дипломатии?

Копенгагенский саммит стал действительно этапным событием для Центральной и Восточной Европы. Мы не можем не приветствовать то обстоятельство, что объединенная Европа расширяется. В то же время я могу понять горечь, которая звучит в Вашем вопросе. Да, Украина пока не принадлежит к числу приглашенных в объединенную Европу. Пока что ЕС рассматривает нас лишь как соседа.

Почему игнорируются наши европейские амбиции? Думаю, для этого есть ряд причин. В частности, я объясняю это общей ситуацией в ЕС. Только что эта организация отважилась на самое большое в своей истории расширение. Никто не знает, в какую сумму оно обойдется западноевропейским налогоплательщикам. Никто не знает, насколько эффективным будет принцип принятия решений консенсусом в союзе 25-ти государств (все помнят, как тяжело принимались проблемные решения, когда в ЕС входили всего 15 стран). Никто не знает, будет ли ЕС способен провести масштабную внутреннюю реформу, о которой много лет говорят и которую так и не удалось провести до расширения. Никто не знает, что делать с рабочей силой новых стран-членов. 

Вопросы, которые накапливаются и остаются без ответа, составляют в политике фактор риска. На данный момент он является для Европейского Союза самым высоким за всю историю. Повышать этот риск, открывая двери для такой большой страны, как наша, сегодня никто не станет. Тем не менее, я убежден: если первая волна расширения окажется удачной, и если Украина будет иметь в дальнейшем успех на пути демократических и экономических реформ, то и отношение к нашей европейской перспективе будет другим.

Украина много лет ведет диалог с ЕС, стараясь, чтобы для нее была открытая перспектива членства. Без особого успеха. Возможно, настало время внести в нашу политику определенные коррективы?

Возможно, Вы и правы. Мы всегда исходили из того, что Украина как европейское государство в перспективе может претендовать на членство в ЕС. Заявляли об этом отрыто и регулярно. Возможно, слишком регулярно. Возможно, это кого-то в Европе раздражало.

По моему мнению, очевидно одно: для вступления в ЕС необходимо политическое решение этой организации и соответствие критериям членства. Подтянуть Украину к этим критериям – это вопрос успешной экономической и политической реформы. Эта наше домашнее задание, наша обязанность не столько перед Европой, сколько перед самими собой. Над этим и будем работать. Надеюсь, что в свое время, когда Украина достигнет надлежащего уровня развития, изменится и отношение к ее европейской перспективе.

Когда Украина может вступить в НАТО?

Мы вступим в НАТО, как только проведем необходимые политические, экономические и воинские реформы. Членство в этой организации – это вопрос стремления Украины, политической воли НАТО и соответствия критериям этой организации. У нас желание вступить в Альянс есть. НАТО, в свою очередь, не закрывает двери перед Украиной. Это, кстати, было подтверждено на Пражском саммите НАТО. Остается работать, чтобы соответствовать существующим критериям.

Каким был этот год для украинской дипломатии? Такое впечатление, что довольно печальным.

Этот год был напряженным. Для украинской внешней политики я бы его разделил на две части. Первая прошла под влиянием парламентских выборов и принятия новой стратегии Украины относительно НАТО. Это был, по-моему, однозначно положительный период, за которым, к сожалению, началась проблемная „полоса”, связанная с „кольчужным делом”.

Второе полугодие прошло для нашей дипломатии под знаком подготовки к Пражскому саммиту НАТО, где, скажу откровенно, мы получили не совсем тот результат, на который рассчитывали в мае-июле. В то же время, учитывая те обстоятельства, в которых мы оказались накануне Праги, Украине удалось выйти из ситуации с наименьшими потерями и даже подписать важные документы: План действий Украина-НАТО и План целей на 2003 год.

Этот год был важным для ГУУАМ. На Ялтинском саммите нам удалось придать этому объединению новый импульс.

Реализуя курс на экономизацию внешних сношений, Украина активно работала с так называемыми новыми рынками: достаточно вспомнить визиты Президента в страны Ближнего Востока и Китая, мои визиты в арабские страны и Центральную Америку.

Можно вспомнить и другие визиты на высоком уровне, как в Украину, так и с нашей стороны. В общей сложности их было проведено 144 ( в прошлом году – 130).

То есть, год был интенсивным, со своими достижениями и потерями, но все-таки, мне кажется, достижений было больше.

Как опытный в дипломатии человек, скажите, куда катится мир? Вновь раскручивается гонка вооружений. Вновь политики начинают говорить на языке силы, а не разума. Посмотрите хотя бы на ситуацию вокруг Ирака.

Мне кажется, основные политические тенденции 2002 года – это круги на воде, которые все еще расходятся после падения нью-йоркских небоскребов. И подготовка к военным действиям в Ираке, и общий милитаристский дух, присущий современным международным отношениям – это следствие сентябрьских событий минувшего года.

Мир испытал невиданный шок, столкнулся с новой опасностью. Его естественная реакция – это общее напряжение и попытка защититься. Как долго продлиться это напряжение в международной политике, зависит от многих факторов. Мне кажется, очень многое будет зависеть от следующего года. Если не случится новых потрясений, подобных прошлогодним, и если удастся избежать глобального экономического кризиса, то я надеюсь, что международные отношения постепенно возвратятся „на круги своя”.

Как Вы прокомментируете сообщения о причастности США и других стран НАТО к программам вооружения Ирака?

На самом деле это довольно печальные сообщения. Они свидетельствуют о конъюнктурности понятия справедливости в современном мире. У меня почему-то возникает ощущение, что прямые свидетельства иракцев о причастности десятков американских, западноевропейских и других компаний к вооружению Ирака будут иметь намного меньший резонанс, чем недоказанные факты по „кольчугам”. Это особенно обидно, учитывая тот вклад, который Украина в свое время внесла в ядерное разоружение и создание надежной системы его нераспространения в мире.

Более того, я не стал бы исключать, что в ближайшем будущем будут сделаны новые попытки акцентировать внимание именно на Украине. А цель одна: отвлечь внимание общественности от собственных проблем и нейтрализовать возможные отрицательные последствия для причастных стран.  Хотелось бы ошибиться.

Почему Украина, в отличие от Турции, не становится официальным кандидатом на вступление к ЕС?

Потому что нам не предоставляют такого статуса. В нынешней ситуации для нас подавать заявку на вступление в ЕС – это все равно, что собираться в гости, куда нас не звали. По моему мнению, не следует ставить Украину и ЕС в такую неудобную ситуацию.

Почему на дипломатическую службу попадают не по профессиональным характеристикам, а исходя из субъективных политических соображений? Я имею в виду назначения отставных политиков послами за границу. Неужели имидж Украины от этого выигрывает?

Так называемые политические назначения на должности послов практикуются многими дипломатическими службами, в том числе и американской. Суть не в том, откуда пришел человек, а в том, чтобы он полностью соответствовал существующим требованиям. Конечно, бывший политик, назначенный послом, во многом уступает карьерному дипломату. Но и имеет свои преимущества. Хороший посол – это, прежде всего, активный посол. А бывшие политики, по моему опыту, редко страдают политической безынициативностью или бесхребетностью. Они имеют хорошие связи в руководящих структурах Украины, что позволяет активно влиять на ситуацию в отношениях со страной пребывания и решать имеющиеся проблемы.

В 2000 году я с отличием закончил Институт международных отношений. Тем не менее, на работу в МИД с нашего курса попали считанные люди – дети или родственники ваших подчиненных, а выпускники со знанием персидского и английского языков работают кто где.  Планирует ли МИД в своей кадровой политике отход от трайбализма?

Преодоление, как Вы говорите, „трайбализма”, то есть комплектации, в данном случае, дипломатии за счет той или иной группы населения, – это главный приоритет кадровой реформы, которую мы сейчас осуществляем. Дается это сложно, поскольку работа дипломата вновь принадлежит к числу престижных. Как следствие, наше министерство находится в постоянной осаде со стороны тех, кто старается попасть к нам на работу. Скажу откровенно: многие из этих людей, используют недозволенные приемы, в том числе и свои связи.

Чтобы решить эту проблему, мы ввели конкурсную систему комплектования МИДа. Сегодня решение о принятии на дипломатическую службу не зависит от предпочтений одного лица, а принимается коллективно, после того, как человек прошел соответствующие экзамены и тесты. Качество дипломатического пополнения существенно повысилось. Другое дело – качество кадров, которые набирались раньше.

Поэтому Ваш вопрос для меня несколько неожиданный. Люди с такими языками, как у Вас, нам очень нужны. Если у Вас еще есть желание работать в системе МИД, то прошу передать Ваши документы в мой секретариат. Напомню, какие основные критерии выставляются к претендентам: свободное владение двумя иностранными языками и государственным языком, необходимые профессиональные и деловые качества, умение писать аналитические документы, умение общаться, хорошее здоровье (для работы в странах со сложным климатом).

Каким образом министерство интересуется студентами, учащимися в высших учебных заведениях за границей с целью будущего трудоустройства в МИД и дипмиссиях? Такое впечатление, что нами никто не интересуется.

В МИД постоянно проводятся открытые конкурсы на замещение тех или иных позиций в центральном аппарате (прямое трудоустройство „новичков” за границей у нас почти не практикуется). Заходите чаще на наш веб-сайт www.mfa.gov.ua, где сможете найти всю информацию.

Я попрошу наше Управление кадров и учебных учреждений обращать особое внимание на выпускников заграничных вузов. Однако и Вы учитывайте то, что диплом иностранного вуза еще не является прямым пропуском в дипломатию.

Господин министр, какими являются перспективы развития украинско-американских отношений?

Ситуация в наших отношениях с Соединенными Штатами сейчас сложная, но не безнадежная. Сегодня, по моему мнению, просматривается желание обеих сторон найти выход из нынешнего непростого положения, но сохранить при этом лицо. Учитывая, что Соединенные Штаты готовятся сейчас к масштабной военной операции против Ирака, вести переговоры об урегулировании наших проблем с американской стороной не просто. Тем не менее, мы будем стараться решать существующие проблемы – как в политической, так и в экономической сфере. Об этом, кстати, будет идти речь во время визита первого вице-премьер-министра, министра финансов Николая Азарова в Вашингтон в январе следующего года.

Конечно, Украина и США находятся в разной весовой категории, но они заинтересованы друг в друге как в партнерах. Этот интерес имеет стратегический характер. И я не думаю, что имеющиеся проблемы, какими бы сложными они не были, перевесят стратегические соображения.

Если Вас интересует более детальная информация, то я недавно говорил об этом в интервью газете „Факты и комментарии”.

Как относится Украина к новой „Национальной стратегии США относительно борьбы с оружием массового уничтожения”, которая предусматривает возможность нанесения превентивных ядерных ударов?

Очевидно, американская администрация считает, что такая стратегия будет иметь сдерживающее влияние на силы, готовые прибегнуть к крайним мерам в борьбе с Соединенными Штатами. Лично я вижу эту новую стратегию в контексте общей напряженной ситуации в мире. Не так давно и Россия приняла концепцию национальной безопасности, которая предусматривает возможность нанесения превентивных ядерных ударов.

Ничего радостного в этом, конечно, нет. Но и ничего неожиданного. Эпоха глобального разоружения, которая началась после распада СССР, закончилась. Перед ключевыми государствами мировой политики возник новый враг в лице международного терроризма. Враг опасный и ужасный. Чтобы противостоять ему, ядерные государства возвращаются к стратегии сдерживания. Хотя у меня есть сомнения относительно ее действенности. Эта стратегия является эффективной, если точно знаешь, кого сдерживаешь. Но как сдержать фанатика или безумца, который решил отомстить человечеству? Это ужасная перспектива, решение которой еще никто не придумал. К сожалению, в данном случае мы имеем дело с ситуацией, когда человечество старается бороться с новыми опасностями с помощью старых методов, поскольку новые пока не найдены.

Как может „средний” гражданин Украины оказывать содействие реализации стратегической интеграции нашей страны в ЕС?

Старайтесь быть европейцем и вырастить в таком же духе своих детей. Изучайте языки и расширяйте свой кругозор. Европейская интеграция Украины – это вопрос воспитания в нашей стране нации европейцев, то есть людей, способных нести ответственность за собственную жизнь и за собственную страну. Другими словами, «средние» украинцы должны стать «средними» европейцами.

Можно долго говорить и спорить о том, что собой представляет „европейскость”. Но мне чрезвычайно приятно осознавать, что у нас есть люди, которые задаются вопросом: „Что я могу сделать для своей страны?”.

Когда и где будут опубликованы подписанные в Праге План действий Украина-НАТО и Целевой план  на 2003 год?

К сожалению, пока нет уверенности, что эти документы вообще будут опубликованы. Согласно практикуемым правилам, они носят закрытый характер. Мы предложили на этот раз отойти от правил и открыть подписанные документы для широкой публики. Сейчас ждем ответа.

Не кажется ли Вам, что если бы политика нашего руководства за последние годы больше отвечала национальным интересам Украины, то мы находились бы среди тех семи стран-счастливчиков, которые получили в этом году приглашение в НАТО и  невиданные за свою историю гарантии безопасности в придачу?

Мне кажется, Ваш вопрос достаточно эмоционален. А с эмоциями тяжело спорить.

Если бы наша политика относительно НАТО была  менее взвешенной, то мы бы не имели ни Комиссии Украина-НАТО, ни общих учений, ни Программы действий Украина-НАТО, подписанной в Праге и во многом идентичной документам, реализованным в свое время нынешними членами Альянса. Если бы в период жесткого противостояния между Альянсом и Россией мы пошли в фарватере российской политики, то сегодня, когда НАТО и Россия стали лучшими друзьями, нами бы вообще никто не интересовался. Мы в эту ловушку не попали, как и во многие другие ловушки. Поэтому будьте справедливы к Украине. Мы не такие уж и неосмотрительные.

А что касается утверждения о возможности вступления Украины в НАТО в составе первой волны, то могу Вас заверить, что этот вопрос в таком виде никогда не ставился ни в Украине, ни за ее пределами. Этого не делали даже наиболее последовательные приверженцы евроатлантической интеграции Украины. Так как понимали: на данном этапе наша страна не готова к вступлению в НАТО. Морально мы уже переступили через те стереотипы, которые остались нам в наследство от СССР, но в экономическом, военном и политическом плане перед нами еще неблизкий путь. Как быстро мы его пройдем – это уже другой вопрос.

К какую страну Вы поедете послом после отставки? Снова во Францию?

Откровенно говоря, не очень хочется говорить об отставке сразу после моего переназначения на должности министра. Это было бы и не логично. В Соединенных Штатах политиков, которые готовятся к отставке, называют “lame duck”, что можно приблизительно перевести, как „хромая утка”. Мне эта роль не очень нравится.

Перед дилеммой, где работать, никогда не ломал голову. Всегда работал и работаю там, где могу принести максимальную пользу своему государству.

Поделитесь, пожалуйста, своими соображениями относительно веса различных ведомств в принятии внешнеполитических решений. Кто сейчас лидирует: Администрация Президента, МИД, СНБО или другие „силовики”? Кто подсказывает решения Президенту?

В принятии внешнеполитических решений всегда „лидировал” и будет лидировать с большим отрывом Президент. За ним конституционно закреплено формирование внешней политики Украины. Он принимает решения. А готовят решения все перечисленные Вами ведомства. Роль МИД в этом процессе - далеко не последняя.

Расхождения относительно стратегии внешней политики с Администрацией Президента или СНБО у нас отсутствуют. Конечно, случаются дискуссии относительно оптимальной реализации этой стратегии. Здесь МИД старается выступать не только генератором идей, но и координатором усилий, который формирует консенсус. Так было, кстати, во время принятия решения относительно формата участия Украины в Пражском саммите НАТО.

Когда граждане Украины смогут свободно путешествовать по миру, как, например, поляки или эстонцы? Без оформления виз.

Это произойдет, когда наши границы будут надежно закрыты для нелегальных мигрантов и организованной преступности, а также, когда Украина будет достаточно обеспеченным государством, чтобы ЕС не боялся наплыва нашей рабочей силы на свои рынки. На мой взгляд, это вопросы больше экономические, чем политические. 

Прокомментируйте, пожалуйста, состояние дел с легализацией в Португалии украинских граждан, которые намерены поехать в эту страну или уже находятся там?  Есть ли перспективы у этого вопроса?

Перспективы есть. МИД готовит к подписанию с Португалией так называемое Соглашение о временной миграции. В нем будет предусмотрен детальный механизм трудоустройства наших граждан в этой стране. Претендовать на рабочие места в Португалии смогут граждане, которые:

-  не младше 18 лет;

-  имеют профессиональную подготовку, необходимую для выполнения работы;

-  не имеют судимостей за совершение криминальных преступлений;

-  не относятся к нежелательным лицам, занесенным в Систему информации стран Шенгенской зоны;

-  имеют медицинскую справку о состоянии здоровья, достаточного для выполнения предусмотренной работы.

Новая процедура трудоустройства в Португалии будет более сложной, чем сейчас (с привлечением Минтруда Украины и португальского Посольства в нашей стране), но зато украинские „гастарбайтеры” будут приравнены в сфере социальной защиты к португальцам.

Вы недавно находились с визитом в Праге.  Вели ли Вы там переговоры с чешскими властями по проблеме нелегальных работников из Украины?

Я был в Праге вместе с Президентом Украины для участия в саммите НАТО. Поэтому двусторонних встреч с чешским руководством у меня не было.

Но вопрос относительно наших граждан, работающих в Чехии, находится на контроле МИД. В этом плане есть определенные достижения. Так, 22 ноября Верховная Рада ратифицировала Договор с Чешской Республикой о социальном обеспечении граждан. Аналогичный шаг сделал недавно и чешский парламент. То есть юридическая база создается.

Планирую поставить эти вопросы и во время моего официального визита в Прагу в начале следующего года.

 Могу ли я получить украинскую пенсию, если с 1991 года проживаю в Дании, но предыдущие 30 лет проработал на киностудии имени Довженко и в театрах Украины? Для меня этот вопрос принципиален, ведь эту символическую пенсию я заработал.

К сожалению, должен Вас разочаровать. Согласно нашему законодательству, пенсионное обеспечение граждан Украины, которые выехали на постоянное местожительство за границу, осуществляется на основе договоров со странами их пребывания. Со многими европейскими странами такие договоры у нас есть, но с Данией, к сожалению, пока нет. МИД работает над этим вопросом.

Пенсии, установленные в Украине до выезда на постоянное местожительство за границу, выплачиваются за 6 месяцев перед выездом за границу. Во время пребывания этих граждан за границей выплачиваются только пенсии, установленные вследствие трудового увечья или профессионального заболевания.

Посольство Украины в Саудовской Аравии уже свыше года не обменивает загранпаспорта по той причине, что у них „не работает принтер”. Господин Министр, когда этот принтер заработает? Сейчас приходится высылать свои загранпаспорта для обмена в другие страны.

По Вашему вопросу я вижу, что далеко не во всех наших посольствах умеют или хотят объяснить собственным гражданам, в чем суть проблемы. По этому поводу я буду разговаривать с послом.

Суть в том, что для выдачи паспортов нужны специализированные, достаточно дорогие принтеры, которыми, к сожалению, обеспеченны не все наши заграничные миссии. В частности, Посольство в Саудовской Аравии, где объем консульских запросов не такой большой, как в других странах, пока такой техники не имеет. Но в начале следующего года получит.

Понимаю, что для Вас это слабое утешение, но прошу набраться еще немного терпения.

Почему консульские услуги за границей стоят так дорого? Такая мелочь, как изменение паспорта стоит около 75 евро. Чехи же за получение нового паспорта платят 10 евро.

Мне кажется, это сравнение тарифов не совсем корректно. В чешской консульской службе вообще не практикуется выдача загранпаспортов в посольствах. Их можно получить только в самой Чехии.

Если бы по аналогичной схеме Вы получали загранпаспорт в Украине, то и платить Вам пришлось бы на порядок меньше. Хотя я не стал бы исключать, что наши тарифы за консульские услуги будут пересмотрены в сторону снижения.

Я живу в Германии и часто езжу через таможню „Мостицька 1”, где царит "беспредел". Вымогательство и взятки являются там нормой. Каждый украинский гражданин должен отвечать на вопросы: „Куда едете? Где живете за границей? Чем занимаетесь? Сколько зарабатываете? Где получили паспорт?" и так далее. Для нормальных людей эти вопросы являются шоком.

Относительно вымогательства и взяток – это вопросы к прокуратуре. Такие явления наносят имиджу Украины колоссальный вред. Ведь таможня и паспортный контроль – это парадные двери нашей страны.

А что касается стандартных вопросов на паспортном контроле, я считаю, что мы имеем дело с пережитком советских времен, когда каждый турист считался потенциальным шпионом и контрабандистом. Во всех цивилизованных странах свой гражданин показывает загранпаспорт и спокойно проходит через контроль. А так возникает закономерный вопрос: неужели если гражданин Украины прибыл „не из той страны” или получил паспорт „не там, где надо”, то его не пустят в собственную страну? Конечно, пустят. Тогда к чему эти вопросы и очереди?

Мы ставили раньше и будем ставить дальше эти вопросы перед нашими пограничниками и таможенниками. Если мы хотим быть нормальной европейской страной, то режим контроля на границе для собственных граждан должен быть более либеральным. Таким как в Европе.

Примет ли Украина Закон о двойном гражданстве?

Для того чтобы принять такой закон, пришлось бы менять Конституцию Украины, которая не предусматривает возможности двойного гражданства.

Как обстоят дела с делимитацией границы с Россией?

Сухопутная часть границы, как известно, уже делимитирована.  Текст двустороннего Договора о границе почти готов. Завершается подготовка делимитационных карт.

А что касается морского участка границы, то переговоры еще продолжаются. Я не хотел бы на этом этапе распространяться о содержании взаимных предложений сторон, чтобы не навредить переговорному процессу. Скажу лишь, что мы выступаем за такую формулу делимитации, которая бы отвечала нашим национальным интересам и нормам международного права.

Не ли планирует Украина в одностороннем плане отменить визовый режим для граждан стран Северной Америки и Западной Европы?

Скажу откровенно: периодически эта идея циркулирует по министерским коридорам. По моему мнению, Украина должна стать более открытой. Первый шаг на этом пути был сделан, когда мы перестали требовать приглашения для выдачи виз гражданам стран ЕС, Соединенных Штатов, Канады, Швейцарии и ряда других стран.

Возможно, следующим шагом будет отмена виз. Но на данном этапе мы к этому не готовы.

Недавно был в Гааге и видел, что перед украинским посольством за визами стоит очередь посетителей. В самом офисе есть место только для двух человек, а остальные мерзнут на улице. Почему бы не открыть помещение, где люди могли бы ожидать своей очереди?

Как мне сообщили наши дипломаты из Нидерландов, сейчас прием посетителей осуществляется в отдельном помещении, которое вмещает до десяти человек. Это не так уж и много, но все-таки больше. Кстати, со следующего года Посольство планирует перейти на безналичный вид расчетов за предоставленные услуги, благодаря чему весь процесс получения виз и других документов будет упрощен, и очередей, надеюсь, станет меньше.

Недавно случайно увидел книжку с Вашими выступлениями и интервью „От внутренних интересов к внешним приоритетам”. Где можно ее приобрести?  Имеете ли Вы какие-то „творческие планы” на следующий год?

Конечно, моя работа – это прежде всего дипломатия. А сборник выступлений и прочие книжки предназначаются в первую очередь для исследователей украинской дипломатии, для истории. Думаю, они будут полезны тем, кто хочет проследить, каким маршрутом двигается Украина на международной арене.

Сборник выступлений, о котором Вы вспомнили, – второй за последние два года. Вышел он довольно маленьким тиражом (1 тысяча экземпляров), большая часть которого в ближайшее время поступит в книжные магазины. Так что, следите за новыми поступлениями.

Кстати, на этой неделе выйдет большой фотоальбом, посвященный Министерству иностранных дел Украины. Его название довольно символическое – „Дом на Михайловской, из которого виден весь мир”. В нем будет много интересного и об истории, и о настоящем нашей дипломатии. Тоже советую почитать.

А что касается, как Вы сказали, „творческих планов”, то я уже не первый год ловлю любую свободную минуту, чтобы сесть за свои воспоминания. Беда в том, что этих свободных минут слишком мало. Тем не менее, я уже вышел на „финишную прямую”, и надеюсь, в следующем году завершу эту работу.

С какими пожеланиями Вы вступаете в Новый год? Как человек и как министр.

Как министр я держу в поле зрения несколько важных целей. Это европейская интеграция Украины, это вступление в НАТО, это защита интересов украинского бизнеса и наших граждан за границей. Есть и другие политические и профессиональные приоритеты, - не стану их все перечислять. Надеюсь, что следующий год пройдет для украинской внешней политики успешно. 

А как человек, я вступаю в Новый год с теми же пожеланиями, как и все другие: чтобы мои близкие были здоровы и счастливы. Чтобы мое государство становилось более обеспеченным и более счастливым. Чтобы беды обходили нас стороной, а удача никогда не оставляла. Этого желаю и Вам, уважаемые читатели и авторы Корреспондент.net – одного из наиболее популярных и компетентных интернет-изданий в Украине.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях