ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Сходить на четыре буквы. Интервью с Григорием Немырей

2 февраля 2008, 11:02
0
12
Сходить на четыре буквы. Интервью с Григорием Немырей

Дразнит ли Киев Москву с помощью НАТО и когда ЕС уравняет украинцев в правах с жителями Гондураса, рассказал Корреспонденту вице-премьер-министр по вопросам евроинтеграции Григорий Немыря. А также о публичных разногласиях между правительством и Секретариатом Президента

Меньше месяца на посту премьер-министра понадобилось Юлии Тимошенко, чтобы во многом перевернуть внешнюю политику государства. Она расширила  сотрудничество с НАТО, озвучила планы резкого повышения ставок транзита для российского газа, предложила строить газопровод Белый поток в Европу в обход Большого Северного соседа.

За два дня январского визита в Брюссель премьер не только озадачила официальную Москву, но и договорилась с представителями Евросоюза о расширении сотрудничества, которое сможет привести страну к общему рынку с Западом, и решить вопросы с визами для украинцев. А 29 января последним аккордом визита стала встреча Тимошенко с Генсеком НАТО Яап де Хооф Схеффером.

Все эти события говорят о том, что внешнеполитическая жизнь государства станет под стать премьеру. То есть динамичной и насыщенной.

О том, почему это произойдет и чего ждать стране, Корреспонденту рассказал Григорий Немыря. Этот 47-летний вице-премьер во многом определяет действия Тимошенко на внешнем фронте, и он был неизменным брюссельским спутником главы правительства.

- О чем  Ваше правительство договаривается с НАТО? 

- Это не вопрос о НАТО, это вопрос системы нацбезопасности, пребывание в которой наиболее полно отвечает национальным интересам Украины, а значит, интересам граждан Украины, всех украинцев. Это вопрос цены безопасности,  вопрос отношений в регионе с нашими соседями, вопрос модернизации Украины как государства. 94 страницы – план действий Украина - НАТО на 2007 год. 80% этого плана имеет отношение не к военной сфере, не к сфере безопасности в традиционном, чисто военном понимании. Речь идет о правах человека, о реформе судебной,  об экологических шагах. Все это содержится в программе действий. Безусловно, евроатлантическая интеграция - это не синоним европейской интеграции, но приоритеты во многом совпадают.

- И все-таки пришло ли время для активного сотрудничества Украины с НАТО?

- Тут очень важно не исповедовать двойных стандартов. Почему, как мне кажется, они исповедуются? Почему, если вы возьмете верхний слой украинского политического класса, ведущих политиков, их дети, подавляющее большинство, получают высшее образование, а иногда и среднее, в странах НАТО. Почему, когда что-то случается с их здоровьем, как это недавно было с Виктором Януковичем, в то время премьер-министр Украины поехал поправлять здоровье, лечить колено, в Испанию, до этого – в Чехию. Это страны НАТО. <…>

И второй двойной стандарт – Россия и НАТО. Известно ли вам, что уровень отношений России и НАТО выше, чем уровень отношений Украины и НАТО. Например, есть совет 26+1 (страны НАТО и Россия), который встречается регулярно, на высшем уровне, принимая решения. Россия принимает в его работе самое активное участие. В отношении Украины и НАТО такого уровня, институционального, нет.

- Перейдем к делам внутриполитическим. Сначала Тимошенко утверждает, что нужно пересмотреть транзитные ставки для российского газа, а на следующий день Президент заявляет, что такой шаг может нанести вред. Премьер-министр РФ приглашает Тимошенко в Москву, но Секретариат Президента все переигрывает, и в Москву первой едет Раиса Богатырева, секретарь Совбеза. Украина не стесняется переносить внутреннюю конфронтацию на внешнеполитический уровень?

- Я не думаю, что здесь речь идет о внутриполитической конфронтации. Скорее, об определенных традициях, в данном случае – не лучших традициях политической культуры. Это когда рутинный вопрос согласования сроков визита руководителя государства, предмет служб, предмет соответствующих чиновников, которые просто должны согласовать эти графики, выносится на уровень публичной дискуссии. Мне кажется, от этого нужно отходить, перенимать более профессиональный стиль.

Что касается газового вопроса, то он не может рассматриваться в изоляции от более широкой проблемы – оздоровления российско-украинских взаимоотношений. Украина рассматривает свои отношения с Россией как часть политики европейской интеграции Украины. И в этом смысле мы не можем успешно идти в Европейский союз, поворачиваясь спиной к России. И учитывая то, что газовый вопрос - часть оздоровления отношений между Украиной и РФ, мы должны, как мне кажется, переходить к принципам выстраивания этих отношений – равноправности, прозрачности, предсказуемости, отсутствия импровизаций и очень серьезной координации.

- Но Юлия Тимошенко в Брюсселе, не моргнув глазом, предлагает построить газопровод Белый поток в обход России из Каспийского региона. Разве мы не дразним этим Москву?

- Знаете, в начале 1990-х годов мне доводилось слышать на одной из конференций такое выражение: "Россия слишком близка, чтобы ее игнорировать (имеется в виду, по отношению к Европе), слишком велика, чтобы ее интегрировать, и слишком ядерная, чтобы ее раздражать". Что такое Белый поток? Есть три кита, на которых строится сейчас политика энергетической безопасности: диверсификация, безопасность, взимозаменяемость. Сейчас строится газопровод Северный поток, есть Голубой поток и Голубой поток-2, есть Южный поток – о котором говорил в Болгарии президент России Владимир Путин. Все эти газопроводы обходят территорию Украины. Если принять логику вашего вопроса, то тогда получается, что Россия специально раздражает Украину. Нет, не специально. Это принцип диверсификации. <…> Так что, если посмотреть не предвзято на суть проблемы, то Белый поток усиливает энергетическую безопасность региона, а не ослабляет ее.

- Больной вопрос для современной Украины – визы. Почему граждане Гватемалы и Гондураса могут поехать без виз в Европу, а украинцы – нет?

- Визовый режим – это вопрос интенсивности и совместимости одновременно. Чем более либерален визовый режим, тем более интенсивны контакты – человеческие, торговые. Есть соображения безопасности, связанные с проникновением нелегальных мигрантов. С точки зрения социального измерения самих европейских стран. Поэтому не случайно соглашение о либерализации в упрощении визового режима и соглашение о реадмиссии [возврат нелегалов в ту страну, из которой они проникли на территорию другого государства] было подписано в тандеме. И украинский парламент ратифицировал оба эти соглашения 15 января.

Так о чем мы говорили в Брюсселе и получили очень конструктивный ответ? После короткого периода для анализа работы упрощенного визового режима обе стороны готовы начать официальный диалог об отмене визового режима. Сколько это времени займет – мы не знаем.

Опять же визовый режим не является оторванным. Речь идет буквально о прорыве: украинское правительство, будучи меньше месяца при власти, добилось прорыва в вопросе вступления Украины в ВТО. В феврале с визитом в Украине побывает комиссар по вопросам торговли Европейского союза (ЕС), и будут официально начаты переговоры между Украиной и ЕС о создании углубленной зоны свободной торговли. Это значит, что в отличие от стандартных соглашений, речь пойдет не только о свободном перемещении товаров, но и услуг, капиталов и рабочей силы. И в данном случае очень важно видеть связь визового режима и прогресса, который будет достигнут в рамках этой углубленной зоны, потому что это проблема интенсивности контакта.

- А зона свободной торговли с ЕС, абстрагируясь от ВТО, что она-то дает?

- Свободная торговля – это интеграция, а сейчас Украина находится на стадии партнерства. ЕС начинался с единого рынка – интеграции экономических систем, это организующая идея. Это огромный стратегический шаг, прыжок к вхождению Украины в единый или общий рынок.

Это интервью было опубликовано в № 4 журнала Корреспондент от 2 февраля 2008 года

ТЕГИ: УкраинаЕСНАТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях