ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Своя среди чужих. Интервью с Раисой Богатыревой

5 июля 2008, 12:48
0
12
Своя среди чужих. Интервью с Раисой Богатыревой

Раиса Богатырева, секретарь Совета национальной безопасности и обороны, об особенностях оранжевой команды, причинах парламентского кризиса и отношениях Президента с Ринатом Ахметовым

Секретаря Совета нацбезопасности и обороны (СНБО) Раису Богатыреву трудно поставить в тупик неудобным вопросом. Она не обижается, когда говорят, что ее назначение в Совет пролоббировал миллиардер и депутат-регионал Ринат Ахметов. Не злится, когда утверждают, что акушер-гинеколог, каковым она является по первому образованию, не способен управлять серьезным ведомством. Не раздражается и когда ее гардероб называют неудачной копией нарядов премьер-министра Юлии Тимошенко. Подобные замечания Богатырева пропускает мимо ушей. Еще бы: теперь недавний лидер парламентской фракции Партии регионов (ПР) — один из ближайших сподвижников Президента. Ее ведомство неустанно критикует премьера, обвиняя Тимошенко в популизме, а сама Богатырева не скрывает своего восхищения Виктором Ющенко.

Единственное, что омрачает триумф Секретаря, — испортившиеся отношения с первым номером регионалов Виктором Януковичем. Не сумев простить близкой соратнице переход в стан врага, он до сих пор с трудом общается с ней на совместных мероприятиях. Впрочем, в этом Богатырева признается только в неофициальных беседах.

СНБО нередко оказывается на линии конфликта между Президентом и премьер-министром. В чем суть этого противостояния?

— Я бы начала не с того, что есть противостояние между этим конкретным Президентом и премьером. Скорее, существуют определенные противоречия между институтом Президента и институтом законодательной власти. Ведь нормативно-правовое определение деятельности правительства не дает оснований считать, что правительство сегодня исключительно премьерское. На правительство имеет влияние и Президент, и премьер-министр, но почему-то премьер считает, что правительство должно быть в сфере только ее влияния.

Вообще, украинские премьер-министры пока четко не осознали: то ли они премьерствуют, то ли премьерят, то есть перебирают на себя политические функции, а не функции первого министра. Я напомню, что премьер-министр — это первый министр правительства, а не первый политик государства. И если бы это принималось, то тогда премьер занимался бы экономическими и финансовыми проблемами. Но эти вопросы требуют непопулярных решений, а значит не приносят больших рейтингов и большой народной поддержки. Именно поэтому и существует сейчас противостояние — потому что премьер пытается сделать экономическую ситуацию в стране фоном, на котором существует шикарная, перспективная, эффективная деятельность Кабмина и премьера в том числе.

Ваш однопартиец Виктор Янукович заявил, что БЮТ блокирует парламентскую трибуну из-за того, что Кабмин боится отчитаться о своей работе. По сути, Тимошенко обвинили в злоупотреблениях. Вы разделяете эту мысль?

— Противоречия, которые существуют в коалиции, были уже давно. И сегодня коалиционный кризис напоминает короткое замыкание. Парламент замкнуло из-за того, что коалиция не может набрать 226 голосов для принятия любого закона. Поэтому применяют то же блокирование. На самом деле это способ потянуть время, провести переговоры для того, чтобы нормализовать деятельность парламентской коалиции. Поэтому Виктор Федорович [Янукович] абсолютно прав в том, что парламент не может быть заложником внутренних противоречий в коалиции. <…>.

Досрочные парламентские выборы изменят парламент?

— В Украине уже состоялись досрочные выборы, и вот теперь мы имеем такую ситуацию. И идти сейчас на досрочные выборы бессмысленно, поскольку ситуация в Украине может превратиться в политическое мыло, которое избиратели будут смотреть по телевизору. Мне кажется, что досрочные выборы не будут демократическими, это будет очередная маркетинговая операция, в ходе которой две крупнейшие политические партии будут бороться за право набрать большее количество голосов и сформировать коалицию. Поэтому я считаю, что досрочные выборы сейчас несвоевременны и ничего не изменят в расстановке сил. Но если решение об их проведении будет принято, то они должны проходить на новых избирательных принципах. То есть нужно менять избирательную систему.

У Вас была уникальная возможность поработать внутри бело-голубой команды и в команде Президента. Что их отличает?

— <…>. Оранжевая команда состоит из нескольких политических сил. Одни из них более влиятельны, другие менее. Среди политиков даже одного направления постоянно идет борьба. Это способ привлечь интерес избирателей. Это присуще оранжевым. А Партия регионов позиционирует себя как партия, которая опирается на индустриальный Восток, поэтому смотрится более организованно. Ведь именно для индустриальной восточной ментальности организованность и дисциплинированность являются определяющими особенностями. Вот залог того, что эта политическая сила является более монолитным объединением.

Чем в неофициальном общении Вас удивили главные президентские спорщики Виктор Балога и Юлия Тимошенко?

— Вы знаете, по [Максу] Веберу, политик — это человек, для которого политика не только профессия, но и призвание. Так вот оба политика, о которых вы спрашиваете, являются политиками и по призванию, и по способу жизни. Мне кажется, что они одинаково скоростные, то есть имеют очень высокую стартовую скорость во всех вопросах, и мы можем это наблюдать. У них практически одинаковый политический темперамент. Они оба имеют очень развитую политическую интуицию. А если люди похожи, то очень часто между ними возникают противоречия и не всегда они известны всем. В целом, это политики высокого класса.

Ваш переход в СНБО в Партии регионов восприняли, мягко говоря, без энтузиазма. Как сейчас складываются Ваши отношения с Виктором Януковичем?

— Наши отношения стабильны. Никаких сложностей нет, поскольку мы оба разделяем главные принципы: ответственность за свои действия и действия своих соратников, ответственность за ситуацию в стране. Поэтому наши отношения прогнозированны и в дальнейшем.

Ваше назначение на новый пост трактовалось как сближение Президента с Ринатом Ахметовым. Так ли это на самом деле?

— Я думаю, что причиной возникновения этой версии стало отсутствие определенной информации. Без сомнения, об отношениях двух людей такого уровня нужно спрашивать у этих людей. Я бы не хотела сейчас углубляться в комментарии по этому поводу, но я хочу сказать то, в чем уверена. Ринат Ахметов остается очень влиятельным человеком в Партии регионов, и Президент как глава государства не может не контактировать с самой мощной партией и самими влиятельными ее членами. Поэтому контакты, которые существуют между Президентом и Ринатом Ахметовым, вполне логичны и укладываются в парадигму наших представлений о том, что государство может развиваться тогда, когда стабильно работает бизнес и когда он имеет государственную поддержку на внешних рынках. <...>. Я считаю, что в сотрудничестве этих двух людей существует гармония и понимание того, что наша страна может стать очень важным геополитическим игроком. Кроме того, есть понимание того, что Украина может быть региональным лидером. И если в данном вопросе есть единое видение, то к этому союзу могут присоединиться политики всех политических сил.

Если Вы уйдете из СНБО, легко ли будет снова стать своей внутри бело-голубой команды?

— Я понимаю подтекст вашего вопроса и хочу сразу сказать, что в Партии регионов нет раскола — ни формального, ни неформального. Есть один лидер, есть одни программные документы. Существуют, конечно, различные мысли относительно тактики реализации этих документов. Но у нас дисциплинированная партия, и я как ее член прекрасно понимаю, что у нас у всех одинаковый билет, начиная от лидера, заканчивая последним по порядковому номеру членом. Поэтому я буду на равных бороться за то, чтобы мои перспективы были лучшими. В будущем я не вижу для себя сложностей в Партии регионов.

Лидер партии Единый центр Игорь Криль заявил, что был бы рад увидеть Вас во главе этой политической силы. Как вам такое предложение?

— Хотя я и исповедую центристские подходы и центристскую идеологию в политике, я бы Игорю Крилю ответила так: я желаю ему провести хороший кастинг перед тем, как состоится первый учредительный съезд, где будет избран глава партии. Все остальное я не комментирую, поскольку уже много говорила по этому поводу. Я член Партии регионов, у нас есть центр принятия соответствующих решений, и свою дальнейшую политическую деятельность я планирую с Партией регионов.

Вы большая защитница Президента. Если он примет участие в будущих выборах, будете голосовать за него?

— Я отвечу так: избирательной кампании нет. Я с максимальной отдачей работала и буду работать на своем посту. Кто будет кандидатом, а кто нет — покажет время. Но в любом случае каждый будет делать выбор, когда придет на участок. А я свой уже сделала.

Это интервью было опубликовано в № 25 журнала Корреспондент от 5 июля 2008 года

ТЕГИ: Богатыревасекретарь СНБО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях