ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Спасительный министр. Интервью с Владимиром Шандрой

2 августа 2008, 13:31
0
11
Спасительный министр. Интервью с Владимиром Шандрой

Главы МЧС рассказал о причинах трагедии на западе страны

Должность потребовала от Владимира Шандры, главы Министерства Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы (МЧС), ездить на работу не только в деловых костюмах, но и в форме спасателя. А порой даже и в закатанных до колена брюках, каким он предстал перед СМИ в конце июля, во время страшного наводнения в Западной Украине.

Вернувшись в Киев на встречу с правительством уже в официальном виде, глава МЧС успел рассказать Корреспонденту о вырубке лесов и коттеджной застройке, что послужило причиной наводнения. А также о том, что отечественная система спасения построена больше на героизме, чем на прагматизме.

- Кто виноват, что последствия наводнения оказались столь разрушительными?

Нельзя назвать одного виновного, это вина многих людей и я считаю, что очень серьезная. Прежде всего, это наше отношение к природе.

Действительно, такого количества осадков не было последних 200 лет, но ведь также нужно учесть состояние, в котором находятся сооружения, защищающие от паводков. Был глубочайший провал в 1990-х годах, когда противопаводковые программы не финансировались вообще. Также вырубка лесов сыграла свою роль. Причин много, но не следует забывать и о том, что людям разрешали селиться в паводкоопасных районах.

К тому же, у МЧС и в других службах мало спецтехники, она устаревает. И на это я тоже хочу обратить внимание. У нас привыкли выезжать на героизме людей, на силе, уме этих спасателей, которые всегда готовы рисковать жизнью. Я считаю, государство должно уделить большое внимание этим проблемам: чтобы была нормальная спасательная техника, финансирование, достойные зарплаты. К сожалению, наша система не была готова к таким масштабным разрушениям. Хотя работа была проделана очень мощная, о чем свидетельствует огромное количество людей, которые были отселены, которые были спасены. Можно с уверенностью сказать, что система гражданской обороны сработала.

- Кто будет контролировать вырубку лесов? Кто станет проверять коттеджи, которые построены в неположенных местах? Если среди них будет, например, коттедж Виктора Балоги, главы Секретариата Президента, Вы его будете проверять?

Практически все леса, которые есть в Карпатах, подпадают под категорию, запрещающую их вырубку. А следить за исполнением законодательства – это компетенция Лесхоза и Министерства экологии, потому что на любую вырубку, на любой перевод леса из одной категории в другую дает разрешение Минэкологии.

Кроме того, у нас есть прокуратура, у нас работает милиция, которые должны отслеживать, правильно ли выдана лицензия, и если нет, значит надо просто разбираться с нарушителями. Законодательство в этой сфере у нас хорошее. Проблема состоит в том, что законы должны работать, а соответствующие органы – должны отвечать за их выполнение.

У нас в Министерстве нет следственного аппарата, мы не имеем право вести дознание. Но в стране же функционируют органы, которые имеют такое право. Так давайте мы их спросим, что делается не так, кто виноват? И это общественность должна делать чаще.

- Депутаты Львовского облсовета обвиняют Кабмин в том, что не принята программа борьбы с паводками на 2008-2012 годы. Мол, ее согласовали на областном уровне, но она потерялась в кабинетах правительства? В каком именно кабинете она застряла?

По крайней мере, не в нашем МЧС. Когда чиновники говорят, что программа где-то застряла и не говорят, где именно, мне, честно говоря, непонятны эти заявления. Если не хотят фамилии называть, пусть хотя бы министерство называют, где она "сидит", эта программа, почему не работает. Программа может быть не принята по таким причинам: или она некачественная или ее просто кто-то не хочет принимать. Или нет денег на ее воплощение.

- Какими будут размеры компенсации для пострадавших?

Но заседании Кабмина 28 июля было принято решение выдавать авансом деньги людям: тем, у кого полностью разрушены дома – 5 тыс. грн.; у кого частично – 2,5 тыс. грн.; и у кого дома подтоплены – 1 тыс. грн. В основном это авансы по 5 тыс. грн., чтобы люди могли приобрести самое необходимое – еду, одежду.

- Какие гарантии того, что в следующий раз регион будет готов к борьбе со стихией? Что Вы лично собираетесь сделать для этого?

Первое, что мы будем делать – усиливать спасательным оборудованием рискованные области. Нужно строить расширять и укреплять службу МЧС. Сегодня у нас, к сожалению, нет оперативного резерва денег, чтобы подразделения МЧС могли приехать и, как минимум, 72 часа быть независимыми от других служб – иметь все необходимое для оперативного реагирования: топливо, продукты питания и т.д. Пока что надо перебрасывать финансирование из других статей бюджета для борьбы с чрезвычайной ситуацией. И это сложная бюрократическая процедура. Те отряды МЧС, которые мы подключили из других областей для аварийно-спасательных работ в зоне стихии, зачастую брали в долг необходимые средства. Прежде всего нам нужен резервный фонд, увеличение количества техники и лучшее финансирование работы спасателей. Кроме того, очень важно поддерживать мосты и гидротехнические сооружения в хорошем состоянии и следить, в каком состоянии русла рек.

Это интервью было опубликовано в № 29 журнала Корреспондент от 2 августа 2008 года

ТЕГИ: МЧСтрагедияЗападная Украина
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях