ГлавнаяУкраинаПолитика
 

«Я всегда там, где труднее всего». Интервью с Нестором Шуфричем

11 декабря 2004, 11:39
0
8
«Я всегда там, где труднее всего». Интервью с Нестором Шуфричем

Нестор Шуфрич, народный депутат из фракции СДПУ(о), в ходе предвыборной кампании грудью защищал ЦИК от оппонентов, а в парламенте не менее страстно клеймил оппозицию. Именно благодаря Шуфричу у объединенных эсдеков появился политический драйв, которого не хватает рассудительному Леониду Кравчуку и остальным членам фракции. Пламенный Нестор стал достойным противником горячих голов от оппозиции. По крайней мере, на телеэкранах.

- В вашем родном регионе - Закарпатье в последнее время всплеск бандитизма. Замешан ли в этом футбольный клуб Закарпатье, почетным президентом которого называют вас?

- Я не являюсь почетным президентом клуба, я был им. Но клуб мне дорог, и я лично знаком со всем его руководством. Там происходит, насколько мне известно, следующее: одного человека задержали за хранение пистолета, а второго за то, что нашли патроны. Однако все выглядит похожим на заранее спланированную провокацию. Как оказалось, никаких терактов там никто не планировал. Потому мы предлагаем создать депутатскую группу, чтобы разобраться на месте. И чтобы в нее вошли и представители противоборствующих фракций.

- А кого вы считаете противоборствующими? Соцпартия, БЮТ и Наша Украина – это ваши враги?

- Враги – нет, политические оппоненты – безусловно.

- В чем их сила?

- Их сила и их слабость в одном – в Юлии Тимошенко. Расшифровывать не буду.

- А в чем сила и слабость СДПУ(о)?

- Наша сила в структуре и принципах, а слабость, с точки зрения публичности, в близости к власти.

- Как давно Вы знакомы с Виктором Медведчуком?

- Уже восемь лет, с того времени, когда Виктор Медведчук приехал баллотироваться в Закарпатье. Меня с ним познакомили, возникла взаимная симпатия, он поручил мне организовать областную организацию СДПУ(о), что я и сделал.

- Что можете сказать о нем как о лидере?

- Это выдающийся политик. Я хочу рассказать одну тайну: судьба сегодняшней реформы (законопроект № 4180) родилась в разговоре между нами. Мы думали, что сделать, чтобы законопроект № 4105 был принят быстро. И придумали – надо двинуть еще один, который был бы более радикальным, чем напугать Нашу Украину и заставить ее присоединиться к голосованию. Ведь изначально в проекте № 4180 была норма об избрании президента парламентом. Как только мы внесли этот проект, нашеукраинцы забыли про № 4105 и начали носиться вокруг идеи "Кучма хочет избираться в парламенте".

Это была маленькая западня, чтобы законопроект № 4105 легче проходил. И он действительно шел легко, но недобрал четыре голоса. Потом мы уже взяли запасной № 4180, реорганизовали его до согласованных позиций, и сегодня [8 декабря] он принят. Так что если раньше кто-то переживал, что не дай Бог проголосуют вариант Медведчука-Симоненко, то сейчас был проголосован вариант Медведчука. И в этом заслуга нашего лидера.

- Вашу фракцию и Медведчука сегодня критикуют.

- Нас можно любить или не любить, но нас нельзя не уважать.

- Это потому что вы умеете играть в политику?

- Потому что мы играем честно в политику. Единожды выбрав направление, попутчиков не предадим, и даже если до конца будем идти одни, мы дойдем.

- Но из фракции СДПУ(о) начали выходить депутаты?

- Думаю, что это конъюнктура. Я не хочу так говорить – но те, кто вышли, возможно в свое время по тем же соображениям и вошли в партию. Однако если бы я так сказал, то, наверное, не ошибся. Это их выбор, им с ним жить.

- Ослабляет ли это фракцию?

- С учетом формирования списков на 2006 год – нет.

- Какова сегодня Ваша роль?

- Я всегда там, где труднее всего. И функция – организовать, чтобы было легче.

- В последнее время Вы неоднократно сталкивались с большими группами своих противников на улице. Что при этом испытывали, не боялись?

- Меня трудно испугать. Я был просто огорчен заангажированностью людей. Но я не могу их назвать толпой – это наши сограждане, мои соотечественники.

- Не было страшно, когда произошел случай с наездом на человека?

- Не было. Вокруг сразу появились правоохранители и не допустили физического нападения на меня. Я благодарен им за это. Конечно, когда люди срываются с тормозов, это всегда опасно. Но я эту опасность не ощутил, наверное, не успел ее ощутить. Мне грустно от другого – все видели, что с человеком, которого моя машина зацепила зеркалом (причем не я был за рулем), фактически ничего не случилось. По нашему настоянию его отвезли в скорую, а он оттуда сразу же уехал.

- Во время предвыборной кампании вы столкнулись и с представителями оппозиции, причем в кулачных боях. Вы – боец?

- Я всегда старался избежать драки: кулаки – последний аргумент, но когда другого варианта нет, то он применим в целях защиты. Я никогда первым подобные мероприятия не начинаю. Но то, что я умею это делать, уже многие на себе ощутили. У меня ведь много спортивных званий. Например, я - мастер спорта по стрельбе из лука. А выстрел из лука – непростая процедура. Не только сам выстрел и натягивание тетевы, надо еще поднять над головой 24 кг. А в день я делал до тысячи выстрелов.

- Вам как человеку есть что терять?

- Каждому есть что терять. Мне было бы жаль потерять стабильность. Стабильность во всем – в экономике, обществе, политике. А это влечет за собой стабильность в семейных отношениях, стабильность в отношениях между близкими людьми.

- А потерять бизнес?

- Безусловно, будет жалко. Но я никогда не буду жалеть о том, что я делал.

- А о чем будете?

- Что не сделал большего. И что поддался определенным компромиссам. А компромиссы были.

- Какие?

- Было очень много случаев, когда те же представители оппозиции могли быть растоптаны. Да даже не оппозиции, а те, кто отошел от власти недавно, те, кто потерял власть. Но какое-то понимание жизни не позволило тем, в чьих руках была их судьба, расправиться с ними.

- Например?

- Фамилии было бы называть некорректно. А хотя почему нет? Червоненко, Порошенко, Жвания с Мартыненко. Я думаю, что им страшно оглядываться назад по многим вопросам.

- А как Вы оцениваете Виктора Ющенко и Виктора Януковича?

- Нельзя не признать харизматичности Ющенко, но он еще должен стать лидером. Янукович – явный лидер, ему осталось чуть-чуть, чтобы его харизма стала сильнее проявляться, чем у Ющенко. Янукович сильнее, на мой взгляд.

- Можно ли Януковича назвать сейчас отработанным материалом?

- Ни в коем случае, все зависит от него, от его позиции. Он может быть как лидером нации, так и лидером оппозиции. Но может также принять решение уйти от дел. Все в его руках, я в этом твердо уверен.

 

Это интервью было опубликовано в № 47 журнала Корреспондент от 11 декабря 2004 года

ТЕГИ: УкраинаВыборыШуфричЦИК
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях