ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Отец регионов. Интервью с Виктором Януковичем

26 марта 2005, 14:45
0
10
Отец регионов. Интервью с Виктором Януковичем

Виктор Янукович готов принять помощь американцев, отдалить от себя политиков с подпорченным имиджем и наконец-то отремонтировать свою новую квартиру в Киеве

Виктор Янукович, экс-кандидат в президенты Украины, еще недавно клеймил своего оппонента как проамериканского политика. Теперь он сам получит заокеанскую помощь. Национальный демократический институт США предложил ему, лидеру оппозиции, содействие, и Янукович согласился.

Сегодня бывший премьер много думает о надвигающихся парламентских выборах и по-прежнему тесно связан с кинематографом – офис лидера Партии регионов так и остался в киевском кинотеатре Зоряний.

Огромный кабинет, похоже, бывший зал, уставлен дорогой деревянной мебелью. "Украинской", - уточняет хозяин, и опускается на мягкий стул, чтобы рассказать о своих планах на будущее, отношениях с союзниками, и об условиях, в которых сегодня работает.

 

- Недавно Национальный демократический институт США предложил Вам поддержку…

- Одна из целей нашей партии – заниматься строительством оппозиции, создать политико-правовую базу, законы соответствующие и так далее. Но для этого надо проводить много организационных мероприятий, полемика должна быть в обществе, круглые столы с участием политиков. Вот как раз в Демократическом институте услышали о том, что мы решили заняться этим вопросом, и приехали с таким предложением. Они готовы принять участие и оказать помощь в организации круглых столов, полемики в обществе.

- Какую помощь предлагают американцы?

- Это будет решаться по ходу дела. Мы никакой финансовой помощи не просили и не обсуждали эти вопросы.

- Зачем Партии регионов нужен закон об оппозиции?

- В ноябре был проголосован закон об изменениях в Конституции, который начнет действовать в сентябре  2005 года. Уже сейчас нужно готовить законодательную базу, политико-правовой инструмент или институт оппозиции. Последний существует практически во всех демократических странах, которые имеют такую [парламентско-президентскую] систему управления государством.

Кто бы ни был у власти, эффективность управления будет зависеть от многих составляющих, в том числе и от эффективности работы оппозиции.

- Кого Вы видите своими союзниками по оппозиции?

- Все оппозиционные силы – это наши союзники. И представленные в парламенте, и за его пределами, и общественные организации, и отдельные граждане. Протестный электорат, который есть – это все наши союзники. Но какие отношения мы будем с ними выстраивать – вопрос будущего.

- Но, например, СДПУ(о) после этих выборов имеет не лучший имидж в массах, который может отразиться и на их союзниках.

- Случилось так, что мы во время избирательной кампании были партнерами. Кто какую роль сыграл – это вопрос следующий, но мы были партнерами. Много членов СДПУ(о) в регионах и здесь, в центре, принимали участие и вносили свой позитив, а где-то и негатив. Так же, как и члены нашей партии. Все мы - живые люди. Это уже история, но она нас в определенной степени связывает. И отказываться сегодня от этого, наверное, было бы неправильно, непорядочно.

Начинается новая жизнь. Сегодня и они, и мы вправе строить ее так, как считаем нужным. Сказал [Виктор] Медведчук, что партия готовится самостоятельно идти на выборы 2006 года – это естественно. И мы, конечно, самостоятельно готовимся. Но когда подойдет избирательная кампания, и нужно будет принимать решения – блокироваться с кем-то или не блокироваться, блокироваться будут те, кому выгодно. И это не будет зависеть от каких-то вещей - в политике, как и в бизнесе, когда выгодно объединяться - объединяются.

- Но и в самой Партии регионов есть люди с неоднозначным имиджем – те же братья Клюевы, Николай Азаров.

- В процессе подготовке к выборам мы, конечно, будем развивать сильные свои стороны - те, которые будут положительно влиять на имидж, и в итоге – на результат выборов. А негатив мы, естественно, постараемся минимизировать.

- В последний рейтинг мировых миллиардеров Forbes попал и бизнесмен Ринат Ахметов. Он, по версии издания, во многом обязан своим состоянием Вам как губернатору Донецкой области. Это правда?

- Я никогда не лоббировал ничьи бизнес-интересы, работая в области или в правительстве. Я всегда защищал интересы украинского товаропроизводителя, у меня всегда диалог с бизнесом так выстраивался, еще во время работы в области. А Ахметов был одним из влиятельных бизнесменов. Один из владеющих современными методами управления бизнесом. Он обращал на себя внимание. В чем у меня с ним всегда совпадали взгляды – он управлял Шахтером, а я был болельщиком, можно сказать, всю свою жизнь.

Но партнерских отношений у нас с ним не было никогда. Я не занимался лично бизнесом и члены моей семьи с ним [Ахметовым] никогда не были связаны.

- Сейчас в центре внимания ситуация с национализацией Криворожстали. Пинчук или Ахметов обращались к Вам как к лидеру оппозиции в связи с событиями вокруг комбината?

- Ко мне никто лично не обращался. Но в одной из поездок в Донецк я встречался с Ахметовым и на эту тему был разговор. Он абсолютно спокоен, говорит, что его специалисты-юристы занимаются этим вопросом. Он говорит: мы будем отстаивать свои права, потому что на любые мои действия обязательно делается юридическая экспертиза и оформляются соответствующие документы. Без этого он ни на одну бумагу не ставит подпись.

- Крупный бизнес, который раньше поддерживал Партию регионов, сегодня не отказывается от этого?

- Когда я работал главой правительства, у меня практически не было времени заниматься партией. Каким образом формировался бюджет партии - глубину этих вопросов я не знал. У нас были лишь короткие совещания на эту тему.

Члены партии, которые имели возможность инвестировать в партию деньги,  инвестировали в необходимом на тот период объеме, в основном на текущее содержание. Частично это делалось на уровне регионов, ну и центральный офис так живет. И я бы не сказал, что партия шиковала или сорила деньгами.

Сегодня те, кто финансировал раньше, продолжают это делать. Безусловно, есть определенные изменения, но я бы не сказал, что они не такого уровня, чтобы возникли какие-то проблемы. Опасения у людей есть, но мы стараемся иметь дело с теми, кто независим.

- Сергей Тарута, председатель совета директоров корпорации ИСД, недавно намекнувший на то, что поддерживал на выборах Виктора Ющенко, входит в их число?

- От того, что Тарута там поддерживал кого-то или не поддерживал… Я думаю, Наша Украина мало почувствовала его поддержку. Я слышал от кого-то такое выражение: "Поддерживают тогда, когда падает кто-то". По-моему, никто никуда не падал, и оттого, что Тарута поддерживает, никому ни холодно, ни жарко. Это люди, которые себе позволяют подобного рода высказывания, они мало уважения вызывают.

Ну, сказал он так - что от этого изменилось? От этого ему Ющенко со своими польскими друзьями сразу продал или подарил Huta Czestochowa? Нет. От этого ничего не изменится.

- Позитивная стратегия у нового правительства есть?

- В декларациях да. Но очень мало еще времени прошло, 50 дней. Меня в последнее время иногда обвиняют в том, что я стараюсь что-то смягчить в действиях новой власти. Я просто не могу позволить себе необъективность и никогда не делал этого в жизни.

Допустим, пару дней назад [Виктор] Пинзеник высказался про скрытые доходы и так далее – ну, это все, вы понимаете, как сказать… Прежде чем говорить о ком-то, покажи, на что ты сам способен. Вот когда ты кого-то в чем-то обвиняешь, то за словами должна быть конкретика. Не превращать серьезные вещи в болтовню.

- Пинзеник называл конкретные цифры.

- Я конкретно называю, что все, что делалось: повышение заработной платы, повышение пенсии и так далее – шло во благо людей. И критиковать эти действия чиновнику, который сыт, просто неприлично.

Ведь речь не идет обо мне. Хорошо, у вас сегодня ситуация такая, что вы все себе позволяете: не признавать законы, это стало уже как правило в государстве, говорить что угодно и не нести за это ответственности и так далее. Но это же не украшает!

Они же не меня унижают, они унижают государство. Два года государство работало на этот результат и показало, что экономика в Украине может быть успешной (в 2003 и особенно в 2004 году). И цифры – это упрямая вещь. А самое главное – люди, которые почувствовали это у себя на столе, в кошельке, в кармане.

А новая оппозиция сегодня не играет себе на руку, настаивая на увеличении социальных выплат и подобном?

- Знаете, всегда это было, есть и будет. Во время избирательной кампании многое было обещано, многое было сказано. Сейчас пришел тот период времени, когда об этих словах нужно напоминать. И если это был популизм, об этом нужно сказать один раз. А если это реально, тогда определить сроки достижения этих целей – до конца года, в течение двух лет. Мы ведь можем сегодня спрогнозировать, чего можно достичь за такой-то период времени при условии эффективной работы. Но ответственность сегодня несет власть, поэтому естественно, что мы будем добиваться, требовать, чтобы работа была эффективной.

- Вы не будете требовать от власти чего-то недостижимого?

- Мы же не хотим глупо выглядеть, мы же живем в обществе. Если мы будем заниматься популизмом, мы на этом не заработаем. В определенной степени, конечно, мы будем максималистами. Но в первую очередь мы станем добиваться улучшения жизни людей, бороться с бедностью.

Это то, за что меня критиковали и сейчас продолжают критиковать – что мы подняли уровень пенсий. А как людям жить было? Не стыдно было им в глаза смотреть? Мне стыдно было. Я, допустим, этой боли не выдержал. Вот поэтому мы приняли такое решение. Нашли возможность? Нашли. Сегодня платят? Платят. Что это - плохо? Нет, говорят, плохо, это популизм. Хорошо, пусть популизм, но люди деньги получают, какими бы словами это не называлось. Если это популизм, и это можно делать, то давайте будем заниматься таким популизмом.

- Как к Вам и Вашей семье сегодня относится новая власть и общество?

- Естественно, определенный пресс есть. Я не говорю, что что-то конкретно делают. Но у нас же в обществе много людей просто некультурных или плохо воспитанных. Распространяют различные слухи, которые доходят и до меня, и до моей семьи. Конечно, в такой атмосфере угроз жить очень сложно.

- А есть угрозы?

- Нет, я никого конкретно не могу обвинить. Но они все время звучат. Глядя на то, что сегодня происходит в регионах, что делается с кадрами, людьми, как действует прокуратура сегодня… Почему не открыто ни одного уголовного дела по фальсификации выборов моим оппонентом. Возьмите – куча материалов, почему вы их даже не хотите рассматривать?

- Что у Вас осталось от прежней власти?

- Мне выделена машина с водителем, охранник. Машина какая-то, Mazda что ли, - среднего класса. Я особенно никуда пока не разъезжаю, мне хватает.

Квартира у меня есть, но я до сих пор ее не отремонтировал. Все некогда, думал, что сейчас будет время. Но в этом году уже должен буду заняться.

- Где сейчас Ваша семья находится, как часто Вы ее видите?

- Жена в основном здесь. Но иногда уезжает, потому что у нас там [в Донецке] и внук, и дети, и мама наша - она болеет, инвалид. А дети как ездили, так и ездят периодически, когда есть возможность. Привозят внука. Мы радуемся, когда его привозят.

 

Это интервью было опубликовано в № 11 журнала Корреспондент от 26 марта 2005 года

ТЕГИ: ЯнуковичАмерикаквартирапремьер-министр
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях