ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Европа минус

27 ноября 2009, 12:20
0
21
Корреспондент: Европа минус
Фото: Reuters
Вступление в Евросоюз ненамного смягчило ксенофобию в Польше

Ксенофобия, антисемитизм, нетерпимость к другим религиям и фанатичная набожность - болезни, от которых Польшу не избавило вступление в Евросоюз.

15-летняя украинка Даша, победитель нескольких олимпиад,  сдала все тесты на отлично, но в престижную специализированную школу в Польше ее не приняли. Причина отказа, рассказывает 36-летняя Елена, мать девочки, была сформулирована предельно просто: "Вдруг вы уедете, что ж мы зря иностранцев учить будем".

Елена не называет своей фамилии - "мы документы на гражданство подали". Вместе со своей семьей - двумя дочерьми и мужем - она уже несколько лет живет в небольшом польском городке. Об отношении поляков к украинцам, а также к другим иностранцам, готова говорить много - накопилось.

Польша – демократическое государство, член Евросоюза, участник множества международных договоров и соглашений. Вместе с тем Польша – крайне закрытое, однородное (98% граждан Польши – этнические поляки), религиозное и временами весьма нетолерантное общество, в котором довольно сложно найти свое место пришлым людям.

Многие поляки – в особенности жители глубинки – отличаются настороженным отношением к представителям других национальностей. Так, согласно исследованию, проведенному в 2008 году, 41% поляков с антипатией относятся к россиянам, 31% — к украинцам и 37% — к туркам. Причем до вступления в Евросоюз уровень ксенофобии был еще выше.

Рэй Тарас, профессор в Тулейнском университете Луизианы, в своем исследовании Страхи польского общества предполагает, что в большинстве своем поляки испытывают неприязнь к некатолическим нациям – православным, иудеям и мусульманам.  

Все свои

Родители Даши переехали в Польшу, когда ей было девять лет. "Директор предупредила, что у ребенка будут проблемы, и они были – одноклассники прицепили на спину бумажку [с надписью] Украинская обезьяна, - рассказывает Елена. По ее словам, было много шуму, и администрация школы расследовала инцидент с Дашей – ведь подобная ситуация никак не вписывалась в толерантный имидж Польши, которой тогда как раз оставалось два месяца до вступления в ЕС.

"Потом было рождение младшего ребенка. Не совсем легкое, в клинике большого города. Меня оттуда выписали на следующий день после переливания крови, пока не упал гемоглобин, со словами "польским матерям места нет, - спокойно рассказывает Елена, уточняя, - Ну и тоже были вопросы, почему не у себя рожаете?".

С другой стороны, с молодыми поляками из больших городов таких инцидентов практически не случалось, из чего Елена делает вывод: "Чем меньше населенный пункт, тем хуже быть не таким. И чем старше люди, тем больше отторжение иностранцев".

Украинка, живущая в Польше, 40-летняя домохозяйка Александра Гауш припоминает еще одну ситуацию: "Соседи в девять вечера начали сверлить потолок над комнатой дочери. На просьбу перестать начали кричать: "У себя там езжайте и распоряжайтесь!" Это были вовсе не маргиналы, а директор городского симфонического оркестра и его жена".

Помогло обращение в полицию, рассказывает финал истории Гауш, – соседи теперь вежливо здороваются и придерживают двери.

Примечательно, что ксенофобией нередко заражены и политики довольно высокого ранга. Так, польский депутат в Европарламенте Мацей Гертых, прославился 30-страничным памфлетом, в котором он заявил, что евреи биологически отличаются от людей, а потому всегда жили обособленно, в отдельных гетто.

А его сын, Роман Гертых, какое-то время был министром образования Польши и зарекомендовал себя как достойный продолжатель дела своего отца. Так, он предложил всем женщинам рома, проживающим в Польше, пройти добровольную стерилизацию и получить за это награду в 500 евро.

Также он через министерство распространял в польских школах список иностранных писателей, чьи произведения стоило бы исключить из программы, поскольку их авторы являются представителями стран, исторически враждебных Польше. В список угодили Иоганн Вольфганг Гете и Федор Достоевский. Правда, этот проект ему реализовать не удалось – поднялся большой скандал.

А вот к США у поляков, как правило, претензий нет. "Все, что на запад, имеет 50% бонуса, все, что на восток – наоборот, - смеется Елена. – Американцы – это небожители почти. После сообщения "мы год жили в Штатах" необходимо сделать вежливую длительную паузу, в ходе которой собеседник успел бы справиться с захлестывающей завистью".

Вперед в средневековье

Несмотря на христианские заповеди о любви к ближнему, нередко именно местные священники провоцируют настороженность к мигрантам. Так, на популярном в Польше Радио Мария, международной христианской радиостанции, ее создатель, священник Тадеуш Ридзик, не так давно утверждал, что  ЕС является заговором жидомасонов, а цель его - приучить поляков к гомосексуализму.

Священник Тадеуш Ридзик: ЕС является заговором жидомасонов, а цель его - приучить поляков к гомосексуализму

Также он обращает внимание поляков и на опасность со стороны русских и немцев, хотя упор все же делает на евреев. Причем на радио иногда выступает и Ярослав Качиньский, бывший премьер Польши и родной брат нынешнего президента Леха Качиньского.

Поляки – одна из самых набожных наций в мире – костел раз в неделю посещает примерно половина населения,  и слово священника здесь действительно много значит. Светская страна фактически живет с оглядкой на религиозные постулаты. Так, в Польше запрещены аборты – прерывание беременности возможно только в случае угрозы для жизни матери, изнасилования или тяжелой аномалии плода.

Большую огласку получило дело Алисии Тысенц, гражданки Польши, которую вынудили рожать. Когда 38-летняя Тысенц, живущая в Катовице, забеременела, врачи предупредили ее, что во время родов она может ослепнуть. Однако суд отказал женщине в праве на аборт. Тысенц родила, зрение ее ухудшилось, и она подала в суд на правительство Польши.

Спустя годы судебных разбирательств Тысенц выиграла иск – Европейский суд обязал польское правительство выплатить ей 25 тыс. евро компенсации. В то же время история спровоцировала волну негодования – так, главный редактор самого крупного католического еженедельника Gosc Niedzielny (Гость воскресный) священник Марек Ганцарчик сравнил Тысенц с нацистами, а ее желание сделать аборт – с холокостом.

В итоге 29 октября польский суд обязал священника Ганцарчика заплатить штраф в 30 тыс. злотых (около $ 11 тыс.) и опубликовать извинения. Приговор вновь возмутил общественность:  согласно опросу, проведенному одним из телеканалов страны, 80% жителей Польши считают, что данный вердикт суда ограничивает право католиков на свободу слова. А Конференция католических епископов Польши расценила приговор суда как попытку "лишить Церковь права давать нравственную оценку поведению человека".

Еще показательнее история с 14-летней девушкой из Люблина, забеременевшей в результате изнасилования. Хотя согласно закону, она имела право прервать беременность, две люблинские больницы ей в этом отказали. Когда же девушка приехала со своей матерью в одну из варшавских клиник, ее встретил пикет протестующих во главе с люблинским священником. А поскольку полиция заподозрила, что мать склоняет дочь к аборту, девушку поместили под временную опеку, а касательно матери начали разбирательство о лишении ее родительских прав.

Костел в польской жизни везде, и даже в вопросах контрацепции. "Гинеколог может отказать в выписке рецепта на противозачаточные средства, руководствуясь распоряжением костела о запрете любой контрацепции – этим грешат гинекологи маленьких населенных пунктов", - рассказывает Елена.

По ее словам, на уроках сексуального просвещения, к проведению которых Польшу обязал ЕС, старшеклассницам рассказывают, что способ защититься от венерических заболеваний и СПИДа – это сохранять девственность до первой брачной ночи. "Да-да, это в светской школе для 16-17-летних", - негодует Елена.

Не лишены опеки церкви и совсем маленькие дети – уроки религии проводятся и для трехлетних в детских садах. А в школах такие уроки ставят обычно в середине учебного дня — "чтобы даже неверующим родителям самим было невыгодно освобождать детей от этих уроков", - рассказывает Елена.  

Дети, которые не посещают уроки религии, в будущем столкнутся и с другими проблемами – так, если у человека нет свидетельства о первом причастии, которое делают в восемь-девять лет, впоследствии он не сможет венчаться в костеле и крестить своих детей.

"Религия очень важна для поляков, это символ, - поясняет Анатолий Зимнин, украинец, который живет в Варшаве уже шесть лет. - То, что помогло им получить свободу, то, что помогло прожить советские времена".

С другой стороны, по словам Зимнина, по-настоящему верующих людей здесь не так уж и много – просто быть набожным в Польше принято. "Ходят в костелы, демонстрируют наряды, общаются", - описывает он.

В виде исключения

Согласно исследованиям, проявления ксенофобии больше характерны для польской глубинки. Образованные и современные поляки этим веяниям подвержены мало.

"Лично я отношусь к украинцам очень положительно, и я чувствую себя близким к украинцам – культурно, исторически и политически, - рассказывает Михал Монскевич, поляк из Варшавы, который работает в аппарате премьер-министра. — Конечно, как у многих людей, в первую очередь молодых, мои чувства к Украине стали куда теплее после оранжевой революции".

"Я еще и пою украинские народные песни – но это, конечно, не очень типично", - улыбается Монскевич.

"Ксенофобские проявления в Польше есть, но не больше, чем в других странах, как мне кажется", - уверен он. И тут же уточняет, что вовсе не защищает поляков: "Какой смысл? Правда важнее". И замечает, что наряду с ксенофобией и национальным превосходством среди поляков есть и другие тенденции – так, неприбыльная организация Proksenos занимается тем, что помогает мигрантам, попавшим в беду. А одна из самых популярных газет в стране Gazeta Wyborcza время от времени освещает деятельность этой организации, рассказывая истории украинцев, обманутых работодателями и попавших в больницу – с тем, чтобы собрать деньги для оказания помощи.

Журналист Зимнин в Польше давно и он уверен: то, что поляки не любят украинцев – не более чем распространенный стереотип: "Когда я ехал сюда учиться в 2003 году, то и родители, и друзья говорили мне, что поляки украинцев не любят". Но, по словам Зимнина, никаких проблем у него не возникло. Отучившись в Польше, он уже четыре года работает в Зарубежной службе Польского радио – по закону, выпускник польского вуза, даже если он гражданин другой страны, может претендовать на работу наравне с польскими гражданами.

Самому Зимнину практически не доводилось встречаться с проявлениями враждебности – за редкими исключениями. "Один-единственный раз мне сделали замечание, - рассказывает он. – Сидел в кафе со знакомой и болтал с ней по-русски, и женщина рядом ко мне обратилась: "Что вы тут делаете, уезжайте к себе".

О неприязни к русской речи говорит и Елена. Она рассказывает, как общалась с младшей дочерью во дворе, и бабушка в песочнице посоветовала: "Зачем же пани говорит с ней на этом языке, пусть забывает его скорей! И дети в школе бить будут".

Эта статья опубликована в №45 журнала Корреспондент от 27 ноября 2009 года.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях