ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Далай-Обама

29 июня 2011, 11:00
0
10
Корреспондент: Далай-Обама
Фото: Reuters
Аналитики называют перемены в тибетской истории беспрецедентными

Пришедший на смену Далай-Ламе новый светский лидер Тибета, 42-летний юрист с дипломом Гарварда, готов к решительным действиям. В его ближайших планах - независимость родины и перезагрузка отношений с Китаем, - пишет Инна Прядко в №24 журнала Корреспондент от 24 июня 2011 года.

Тибетский Обама - так многообещающе называют тибетцы своего новоизбранного лидера Лобсанга Сангея, первого светского премьер-министра непризнанной страны, которому выпал уникальный шанс изменить ее историю.

Именно в пользу 42-летнего Сангея, доктора юридических наук и выпускника Гарварда, отрекся от своих политических полномочий 14-й Далай-Лама - Тензин Гьяцо, нобелевский лауреат и бессменный лидер Тибета.

52 года Гьяцо безуспешно пытался добиться от Китая полноценной, а не номинальной автономии Тибета. Правда, делал это из-за рубежа - в 1959-м году после антикитайского восстания в Тибете Далай-Лама и часть его народа бежали в Индию, создав там правительство в изгнании, Центральную тибетскую администрацию (ЦТА).

Победу на апрельских выборах последнему обеспечило молодое поколение тибетцев, увидевшее в политике желание вдохнуть новую жизнь в борьбу за свободу Тибета и добиться его независимости.

Ключевую роль в ЦТА, несмотря на наличие премьера, до сих пор играл именно Гьяцо, который теперь сохранил лишь роль духовного наставника шестимиллионного народа. Его ответственность за внешнюю и внутреннюю стратегию ЦТА, а также право принимать важные кадровые решения и подписывать законы переданы Сангею.

Победу на апрельских выборах последнему обеспечило молодое поколение тибетцев, увидевшее в политике желание вдохнуть новую жизнь в борьбу за свободу Тибета и добиться его независимости.

"Наши отцы и деды, уезжая в эмиграцию, были вынуждены полагаться на другие государства. После 50 лет в изгнании пришло время избавиться от этой зависимости и стать самодостаточными, чтобы достичь наших целей", - заявил накануне выборов будущий премьер, назвав главной из этих целей восстановление свободы Тибета.

Пока же первоочередной вызов, стоящий перед Сангеем, - позиция Китая, напоминает Дибиеш Ананд, исследователь Тибета из британского Вестминстерского университета. До сих пор Пекин вел переговоры лишь с представителями Далай-Ламы и уже поспешил отказаться от контактов с новым лидером "сепаратистов".

И все же аналитики называют перемены в тибетской истории беспрецедентными. "Это слом всей той структуры [общества], которая существовала в Тибете веками", - оценивает отречение далай-ламы от власти Татьяна Шаумян, руководитель Центра индийских исследований Института востоковедения Российской академии наук.

Молодая гвардия

Тибетец Церинг Вангчук, 38-летний врач госпиталя в индийском городе Билакуппе, где живет десятитысячная тибетская община, в обмен на свой голос за Сангея ждет от него перемен: "Во-первых, мы надеемся на прогресс в диалоге с Китаем [о расширении автономии Тибета], во-вторых - на решение проблем тибетской общины в изгнании".

В переменах, о которых говорит Вангчук, 200-тысячная диаспора нуждается все больше. Новому поколению изгнанников приходится нелегко даже в Индии, которая стала второй родиной для половины тибетских беженцев, разрешила им открывать школы и храмы и - вопреки давлению Китая - не препятствует деятельности на своей территории тибетского правительства в изгнании, парламента и далай-ламы.

Даже получив высшее образование в индийских университетах, молодые тибетцы зачастую вынуждены искать работу за пределами своей общины или же за границей, теряя связь с родной культурой, констатирует Энн-Софи Бентц, специалист по тибетской проблематике из Университета Тулузы.

Даже получив высшее образование в индийских университетах, молодые тибетцы зачастую вынуждены искать работу за пределами своей общины или же за границей, теряя связь с родной культурой

А профессор Роберт Барнет, руководитель группы исследователей Тибета в Колумбийском университете, убежден, что именно социальная сфера поначалу может стать главным полем битвы для Сангея, ощутившего на себе все тяготы жизни эмигрантов.

Он родился в семье монаха, бежавшего из Тибета вместе с Далай-Ламой в 1959 году и осевшего в Восточной Индии. Чтобы дать сыну образование, отец продал одну из своих коров. "Я многим ей обязан", - говорит теперь Сангей, вспоминая, как порой готовил домашние задания при свете уличных фонарей.

Родительские инвестиции даром не пропали: после общинной школы юноша поступил на юрфак Университета Дели и, окончив его, уехал учиться в США. Там он стал первым тибетцем, получившим степень доктора права в Гарвардском университете.

16 лет, проведенные за океаном, помогли Сангею легко вписаться в непривычный для Тибета западный формат избирательной гонки за пост главы правительства. В отличие от первых выборов тибетского премьера в 2001 году, когда у монаха Самдхонга Ринпоче не было конкурентов, в апреле 2011-го тибетцы выбирали из трех светских кандидатов, активно проводивших дебаты и встречи с избирателями.

Новый премьер, заступающий на пост в августе, надеется активизировать мировое внимание к тибетскому вопросу и усилить роль диаспоры в его решении.

16 лет, проведенные за океаном, помогли Сангею легко вписаться в непривычный для Тибета западный формат избирательной гонки за пост главы правительства

"В попытках вывести тибетское освободительное движение на глобальный уровень нам стоит последовать примеру евреев", - наметил путь Сангей. Он рассчитывает не только расширить экономические и образовательные права изгнанников, прежде всего в Индии, но и задействовать финансы и связи успешных соотечественников в 30 странах мира для поддержки молодых тибетцев.

Кроме того, Сангей обещает заметно омолодить правительство и обеспечить неприкосновенность институту Далай-Ламы.

Последний пункт особенно актуален, подчеркивает Шаумян. Земной путь 75-летнего Гьяцо близок к завершению, а Китай уже дал понять, что возьмет под контроль выборы следующего далай-ламы — чтобы обеспечить себе его лояльность.

"Далай-Лама выбрал очень подходящее время [для сложения политических полномочий]. Для тибетцев, особенно молодежи, пришло время взять на себя ответственность за нашу борьбу, а не полагаться лишь на одного человека [далай-ламу]", — убежден Вангчук.

И если 20 лет назад Гьяцо не смог убедить парламент лишить его полномочий, то нынешней весной, 30 мая, конституционную реформу все же провели. Тибетцы таким новшествам рады.

"Религия - это частное дело, и вы не можете рассчитывать на божественное провидение и молитвы в решении политических проблем", - одобряет в разговоре с Корреспондентом изменения на родине тибетский школьный преподаватель Калсанг Вангду, сейчас повышающий свою квалификацию в США.

Сангей обещает заметно омолодить правительство и обеспечить неприкосновенность институту Далай-Ламы.

"Неподъемные" для молитв проблемы Тибета копились с 1950 года, когда Китай под лозунгом мирного освобождения де-факто аннексировал независимое государство. Соглашение о широкой автономии региона в составе Китая оказалось проформой, и с тех пор тибетцы тщетно пытаются вернуть себе самостоятельность.

Все эти годы для Тибетского автономного района площадью 1,2 млн кв. км (1/8 территории Китая) особенно остро стоят проблемы прав человека, ассимиляции тибетцев за счет китайцев-переселенцев, сохранения религии и языка, а также экологии, ведь Китай не раз проводил здесь ядерные испытания и разместил свои ракетные базы.

Последний раз недовольство тибетцев вылилось в масштабные беспорядки в 2008 году, когда, по официальным данным, погибли 19 человек, сотни были ранены.

И хотя, по данным КНР, за последнее десятилетие ВВП региона вырос в пять раз, до $ 7,7 млрд в 2010-м году, в своем последнем отчете о самых несвободных государствах и территориях мира международная организация Freedom House поставила Тибету худший балл.

Китайское предупреждение

За полвека неуступчивость Пекина в тибетском вопросе стала делом принципа. За лояльное отношение к тибетской диаспоре китайские чиновники рискуют поплатиться карьерой, свидетельствуют данные WikiLeaks.

"Тибетское правительство в изгнании, кто бы его ни возглавлял, - это сепаратистская политическая клика, предавшая родину и не имеющая права на диалог [с властями Китая]", - отреагировал на избрание Сангея один из главных спикеров КНР по Тибету Чжу Вейкун, заодно предупредив, что возможные беспорядки в регионе будут подавлены силой.

Несмотря на такую реакцию, эксперты ждут резкого поворота в китайско-тибетской конфронтации. Ведь у Сангея, во главе Тибетского молодежного конгресса ратовавшего за независимость своей родины, есть все шансы разбить надежды КНР на то, что после смерти Далай-Ламы активность диаспоры угаснет.

УСангея, во главе Тибетского молодежного конгресса ратовавшего за независимость своей родины, есть все шансы разбить надежды КНР на то, что после смерти Далай-Ламы активность диаспоры угаснет.

"Мандат, который я получил, - это четкий сигнал Пекину: с уходом старшего поколения молодые тибетцы продолжат его политику и будут бороться за свободу столь долго, сколько потребуется", - заявил Сангей в интервью ВВС.

Чтобы перейти от слов к делу, ему придется отказаться от мягкой тактики "срединного пути" - требования культурной автономии Тибета в границах Китая, которого полвека придерживался далай-лама. Тем более что еще в 2008 году, напоминает Барнет, 500 самых влиятельных тибетцев на специальной встрече отвели этой стратегии максимум два года, а в случае ее провала решили потребовать от правительства более жесткой позиции в переговорах с Китаем.

Торопиться с радикальными действиями молодого лидера вынуждают и другие причины, отмечает Ананд. Во-первых, это риск потерять связь с китайскими тибетцами из-за ослабления роли Далай-Ламы, во-вторых - растущее влияние КНР в мире: теперь все меньше западных держав готовы в споре с Пекином заступиться за Тибет.

Сангей не раз признавался, что вдохновлен примером арабских революций и надеется активизировать мирное сопротивление внутри Тибета, используя контакты беженцев с регионом

В то же время Сангей не раз признавался, что вдохновлен примером арабских революций и надеется активизировать мирное сопротивление внутри Тибета, используя контакты беженцев с регионом. К радикальным действиям готова диаспора.

"Мы должны найти новый способ переговоров с Пекином и поднять широкое массовое движение [за права тибетцев], ведь нынешняя тактика раболепства перед Китаем без получения чего-то взамен губительна для будущего Тибета", - убежден преподаватель Вангду.

***

Этот материал опубликован в №24 журнала Корреспондент от 24 июня 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

ТЕГИ: журнал КорреспондентКитайТибетДалай-Лама
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях