ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Доклад о теракте в Беслане будет представлен в сентябре

Корреспондент.net, 8 июля 2005, 12:31
0
23

Доклад парламентской комиссии по расследованию причин и обстоятельств теракта в школе североосетинского города Беслана будет представлен в сентябре 2005 года. Об этом информационному в пятницу, 8 июля, сообщил спикер Государственной Думы России Борис Грызлов.

Ранее возглавляющий комиссию сенатор Александр Торшин заявил, что вообще не готов назвать сроки, в которые доклад будет завершен.

Те же сроки представления доклада - начало сентября 2005 года, годовщина теракта в Беслане - назывались в мае 2005 года. Тогда сообщалось, будто сбор материала комиссией уже завершен, и начата работа над итоговым докладом. Однако в вскоре после начала судебного процесса над единственным задержанным участником захвата бесланской школы Нур-Пашой Кулаевым комиссия пришла к выводу, что ряд материалов ей еще предстоит проверить.

Дело в том, что показания, которые Кулаев дает на суде, значительно отличаются от данных им в ходе следствия и разрушают версию Генпрокуратуры. Эту версию разрушают и показания рада свидетелей и даже потерпевших по делу. Как пояснил сам обвиняемый, показания следствию он дал потому, что его избивали и запугивали.

Между тем немецкий журнал Spiegel сообщил, что получил доступ к тексту проекта доклада парламентской комиссии. Издание утверждает, что в документе содержатся рекомендации комиссии властям.

Приводятся, в частности, три рекомендации: включить в зону проведения контртеррористической операции, помимо Чечни, Дагестан, Северную Осетию и Ингушетию; отменить мораторий на смертную казнь (для террористов) и создать специальный орган, который помог бы дозировать информацию о различных ЧП, предоставляемую журналистам.

Развал официальной версии

Потерпевшие в теракте в Беслане продолжают давать показания, идущие вразрез с официальной версией произошедшего в школе № 1, считают обозреватели. На процессе во Владикавказе они вновь рассказали о танках, которые участвовали в штурме.

В Верховном суде Северной Осетии накануне продолжились слушания по делу Нур-Паши Кулаева, единственного террориста, выжившего при штурме первой бесланской школы. На заседании в четверг были допрошены семь потерпевших. Показания большинства из них никак не подтверждают официальную версию случившегося в Беслане, подчеркивают обозреватели.

Марина Хубаева, которая провела три дня в спортзале вместе со своими четырьмя детьми, рассказала суду, что ее дочь сама видела под полом библиотеки оружие. "Она мне говорит: "Мама, там у них какие-то трубы", а я ей сказала, чтоб никому об этом не рассказывала", – рассказала Хубаева суду.

По словам потерпевшей, мужчин заставляли вытаскивать это оружие: "Это мне сказал один мужчина, но он умер".

По версии Генпрокуратуры оружие, боеприпасы и взрывчатку в школу 1 сентября привезли сами террористы.

Далее потерпевшая рассказала о том, что происходило в школе, когда начался штурм. После первых взрывов в спортзале Марину и других заложников террористы загнали в помещение столовой.

"В столовой шла настоящая война, в нас стреляли из танков", – сказала она.

"А вы можете отличить выстрел танка?" – спросил ее кто-то со стороны обвинения. "Я знаю, как стреляет танк, я видела войну в Южной Осетии", – ответила Марина и заплакала.

Воспользовавшись своим правом задавать вопросы подсудимому, Хубаева спросила со слезами на глазах: "Кулаев, тебе детей не жалко было?".

"Конечно, мне было жалко. Я мусульманин, я не могу поднять руку ни на ребенка, ни на женщину. А ребенок до 7 лет вообще ангелом считается", – ответил Кулаев.

Тамуся Гутиева, чьи двое детей, побывав в заложниках, испытывают психические расстройства, рассказала суду следующее. В один из августовских дней женщина возвращалась с работы домой и проходила через двор школы № 1. На ступеньках школы стояли какие-то люди. Один из них, с большой бородой, достал связку ключей и открыл двери школы. "В Беслане все хоть немного, но друг друга знают, но это были чужие люди", – сказала Гутиева.

О своем диалоге первого сентября с Казбеком Дзантиевым, министром внутренних дел Северной Осетии, рассказал Виталий Дзампаев, чья жена, учительница, погибла во время теракта. Казбек Дзантиев объявил в тот день о 350 заложниках.

"Я схватил его за руку и сказал, как вы можете говорить 350, ведь там минимум 850 человек!" – свидетельствовал Дзампаев.

По словам Виталия, на это министр внутренних дел ответил: "Посчитаем, разберемся". Виталий считает, что власти не хотели огласки теракта.

"Я слышал, что если число заложников более 500, то должен подключиться весь мир. Поэтому они нам врали. А силовые структуры – слабое звено", – заключил потерпевший.

Потом Дзампаев спросил Кулаева о видеокассете, которую террористы выбросили из здания школы. "Там был спортзал снят", – ответил Кулаев. "А нам сказали, что она пустая", – тяжело сказал Виталий и пошел на свое место.

Настоящий допрос Кулаеву устроила Залина Музаева, у которой в школе погибла дочь. Было ли в школе оружие до теракта? Сколько было террористов? Сколько было среди них женщин? Но Кулаев так ничего нового и не сказал.

"Все, что я знаю, знаете и вы. Врать я не буду. Все знают, кто был там главный – Басаев. Когда меня в шестом отделе допрашивали, меня тоже спрашивали, кто была женщина-снайпер на втором этаже. Но я не знаю, меня на второй этаж не пускали", - заявил подсудимый.

Музаева и умоляла Кулаева, и угрожала ему: "Запомни, мы тебе еще пригодимся. Мы можем спасти тебя от смерти, но ты должен сказать правду. Скажи так, как будто ты со своим другом разговариваешь. Моя фамилия Музаева, я тебе помогу. Скажи правду, и все деньги, которые мне выплатили, я переведу твоим детям". Но, кроме сказанного, Кулаев больше ничего не говорил.

По материалам РИА Новости, Лента.Ru, Газета.Ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях