ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Родная Канадийщина. Как украинцы изменили облик Канады - архив

13 октября 2011, 09:01
2
3868
Корреспондент: Родная Канадийщина. Как украинцы изменили облик Канады - архив
Фото: Предоставлено Гордоном Винсли
С 1891 по 1914 год из Галичины и Буковины выехало по меньшей мере 0,5 млн украинцев

В конце XIX века в Канаду попали первые выходцы из Западной Украины. Уже к началу Первой мировой войны там насчитывалось более 100 тыс. украинцев. Они навсегда изменили облик этой заокеанской страны, - пишет Оксана Мамченкова в № 39 журнала Корреспондент от 7 октября 2011 года.

Двое украинских крестьян из окрестностей нынешнего Ивано-Франковска 120 лет назад, покинув родину, после долгого путешествия высадились на побережье Канады, а через некоторое время уже фермерствовали на местных землях. Тогда ни они сами, ни кто-либо другой не мог предположить, что с этих двоих начнется история массового исхода галичан в далекую заокеанскую страну, результатом которого станет образование одной из крупнейших украинских диаспор в мире. Для Канады это событие оказалось знаковым – далекое американское государство получило не только множество рабочих рук, но и мощное нацменьшинство, девятое по численности на сегодня в этой стране. А Украина, потеряв сотни тысяч своих жителей, в результате приобрела значительное заокеанское лобби.

Далекое американское государство получило не только множество рабочих рук, но и мощное нацменьшинство, девятое по численности на сегодня в этой стране.

На рубеже XIX-XX веков из Западной Украины, входившей тогда в состав Австро-Венгрии, вслед за двумя первопроходцами нескончаемым потоком потекли за океан украинские крестьяне, гонимые нищетой и шаткостью положения на родине. А в Канаде их ждал лакомый кусок в виде трудновообразимых для империи Габсбургов 65 га земли – такие наделы каждый совершеннолетний переселенец получал от канадского правительства фактически за бесценок. Новоиспеченным собственникам выдвигалось лишь одно требование – усердно трудиться на своем участке.

По современным данным, в период с 1891 по 1914 год из Галичины и Буковины выехало по меньшей мере 0,5 млн украинцев. Причем каждый пятый из них выбрал пунктом конечного назначения Канаду. Там их ждали целинные земли в сформированных на исходе XIX столетия новых провинциях – Манитоба, Саскачеван и Альберта.

Заокеанская мечта

История переселения украинцев в гостеприимную Канаду началась с путешествия двоих смельчаков, рискнувших пересечь океан в поисках земли и достатка. 7 сентября 1891 года двое выходцев из прикарпатского села Небылив – Иван Пылыпив и Василий Еленяк – прибыли на борту корабля Оригон в канадский порт Квебек. Не теряя времени, односельчане устремились вглубь континента и, осмотрев в разных местах наделы, которые предлагали местные власти для всех переселенцев из Европы, остановили свой выбор на поселке Гретна, что в провинции Манитоба.

Собрав первый урожай, Пылыпив съездил на родину за семьей, а заодно поведал о своих успехах землякам. Стоит отметить, что усердный труд и выносливость позволили этому бывшему галичанину к концу жизни скупить на новой родине целых 324 га пахотных земель. Еленяк отправился за родственниками несколькими годами позже и, вернувшись в Канаду в 1899 году, навсегда осел в провинции Альберта.

Усердный труд и выносливость позволили этому бывшему галичанину к концу жизни скупить на новой родине целых 324 га пахотных земель

Пылыпив и Еленяк не были первыми сыновьями Прикарпатья, нашедшими счастье в заокеанских прериях. Известны и более ранние случаи, когда украинцы получали в собственность канадские земли. К примеру, в 1812 году члены двух швейцарских полков, взятые в плен британцами во время войны Наполеона, были включены в ряды английской армии и отправлены сражаться с американцами на территорию нынешней Канады. Когда в 1814 году воцарился мир, полки расформировали, а солдатам в качестве оплаты за военную службу предложили земельные участки и денежные субсидии. Среди вояк было трое галичан, чьи потомки живут в Манитобе и поныне. И все же именно переезд Пылыпива и его товарища положил начало 120-летней истории украинской диаспоры в стране.

Во второй половине XIX века уставшие от экономической и политической нестабильности внутри Австро-Венгрии крестьяне, чья собственность ограничивалась в лучшем случае 2-3 га земли, все чаще решались бежать за океан. Основными направлениями долгое время значились Аргентина и Бразилия. Затем внимание будущих эмигрантов переключилось на Северную Америку. Дело в том, что с юга приходили тревожные известия об опасных болезнях и враждебности местных жителей. В 1863 году в Штатах вступил в силу закон о гомстедах, призванный обеспечить земельными участками всех, кто решал поселиться на госземлях и обещал их обрабатывать. Однако свободные земли в США закончились быстро, но аналогичные шаги очень удачно предприняла Канада.

Во второй половине XIX века уставшие от экономической и политической нестабильности внутри Австро-Венгрии крестьяне, чья собственность ограничивалась в лучшем случае 2-3 га земли, все чаще решались бежать за океан

В 1872 году либеральное правительство этой страны во главе с Джоном Макдональдом приняло закон, согласно которому, заплатив всего $ 10, каждый въезжавший в страну совершеннолетний мужчина мог получить в пользование надел площадью до 65 га. Землю можно было выкупить полностью – 1 га стоил чуть больше $ 2. Обязательным условием было возведение на участке дома стоимостью не менее $ 300. Прожить там следовало в течение трех лет хотя бы по 6 месяцев ежегодно. Новоиспеченным канадцам делались различные поблажки, правда, если иммигрант не занимался наделом 6 лет подряд, землю овозвращали в госсобственность.

Слухи о раздаче дармовых земель в северном крае впервые просочились в Ивано-Франковщину в конце 1880-х. Сам Пылыпив прознал о заокеанской щедрости от своего одноклассника, немца Иоганна Кребса. К тому моменту многие немецкие крестьяне уже сменили Европу на Новый Свет, ничуть об этом не пожалев.

Хотя активное переселение прикарпатцев в Канаду началось лишь спустя 5 лет после приезда туда Пылыпива и Елеряка, в 1896 году. Толчком к бурному перемещению трудовых ресурсов послужила деятельность львовского агронома и активиста Осипа Олеськива. Понимая неизбежность эмиграционного процесса, он решил сделать его цивилизованным и через посредников наладил связи с тогдашним министром внутренних дел Канады Клифордом Сифтоном. В 1895 году львовянин поехал в Канаду. В течение нескольких месяцев он объезжал северо-восточные районы Эдмонтона, побывал в домах украинских фермеров, успевших обжиться на новом месте, и вернулся домой полный энтузиазма, подкрепленного небольшим грантом от заокеанского правительства, который обязался потратить на агитацию.

В 1872 году либеральное правительство этой страны во главе с Джоном Макдональдом приняло закон, согласно которому, заплатив всего $ 10, каждый въезжавший в страну совершеннолетний мужчина мог получить в пользование надел площадью до 65 га.

В двух написанных по возвращении статьях – О свободных землях и Относительно эмиграции – Олеськив отговаривал земляков от поездок в Латинскую Америку и рекомендовал благоприятную во всех смыслах Канаду. Пропаганда произвела эффект разорвавшейся бомбы – с легкой руки агронома в 1896 году организованные группы начали активное заселение канадской Альберты.

Переезд предполагал наличие не только решимости, но и приличного капитала. В рекомендациях потенциальным переселенцам руководитель эмиграционного бюро при правительстве Канады, украинец Кирилл Геник писал: для более-менее успешного старта на новом месте семье требуется немалая сумма в $ 1 тыс. В нее входили минимальные $ 200, необходимые для начала работ на ферме, по $ 60 для каждого члена семьи на еду и прочие нужды на первое время, а также расходы на оформление документов и проезд.

Несмотря на дороговизну затеи, украинцы смело решались на смену места жительства.

Возмущенная оттоком дешевой рабочей силы Австро-Венгрия боролась с проблемой, как могла. Законодательство не запрещало гражданам выезд за пределы империи, однако покинуть страну можно было лишь при наличии загранпаспорта. Поэтому селянам под всевозможными предлогами и без них задерживали или же вовсе не выдавали заветные документы.

Пропаганда произвела эффект разорвавшейся бомбы – с легкой руки агронома в 1896 году организованные группы начали активное заселение канадской Альберты

Вместе с тем велась активная борьба с агитаторами на местах. Жандармы устраивали обыски, изымая деньги, билеты и рекламные брошюры. Кстати, за агитацию пострадал и Пылыпив. Прежде чем забрать семью в Канаду, он отсидел несколько месяцев в тюрьме на родине. Слишком уж красочно описывал односельчанам прелести заморского ведения хозяйства.

О том, в какую сильную головную боль для австро-венгерских властей превратились бегущие за границу крестьяне, много говорила западно-украинская пресса. Особенно эмоциональными становились передовицы газет в неурожайные годы. "Эмиграция стала для нас сложным экономическим фактором", - писала в марте 1913 года газета Новая Буковина.

Первые трудности

Дорога к светлому канадскому будущему для украинцев была длинной и трудной. Сперва они добирались до одного из ключевых портов, среди которых были Бремен, Гамбург, Роттердам, Триест и Ливерпуль. Путешествие через океан отнимало около двух недель. По прибытии переселенцы проходили регистрацию, после чего ехали на отведенный для них надел. Регистрация давала право в течение трех-пяти лет получить канадское гражданство.

Получив земельный участок, новоприбывшие строили небольшие лачуги, селиться старались кучно.

Сперва они добирались до одного из ключевых портов, среди которых были Бремен, Гамбург, Роттердам, Триест и Ливерпуль. Путешествие через океан отнимало около двух недель

"Когда мои предки приехали на корабле в Монреаль в начале 1906 года, тут была зима", - рассказывает историю своей семьи Гордон Винсли, пенсионер, а в прошлом  госслужащий из канадского городка Саскатун, что в провинции Саскачеван. Несмотря на погоду, его украинские дедушка и бабушка вместе с тремя дочерьми не отступили от намеченного пути и добрались до Хаффорда в Саскачеване, где получили землю. "Они вырыли дыру в склоне холма, обложили бревнами, сверху укрыли дерном. Таким был их новый дом", - объясняет Винсли. Чтобы заработать необходимые для развития собственного хозяйства средства, глава семьи устроился на строительство железной дороги, а его жена занялась вязанием.

Нехватка денег была характерным явлением для большинства украинских переселенцев. К примеру, корову в те времена можно было купить за $ 50, за коня приходилось выложить $ 200, воз стоил порядка $ 70, косилка - $ 115. Поэтому, заняв выделенный земельный участок, мужчины и женщины работали на нем весну-лето-осень, а в холодное время года отправлялись на заработки. Мужчины шли туда, где можно было применить силу и не требовалось знание английского – на строительство, прокладку железных дорог, лесоразработки, в шахты. За 5-6 лет тяжелого труда накапливали около $ 700 на собственное дело. Женщины подрабатывали присмотром за детьми, устраивались официантками, уборщицами, служанками. Эта работа мало чем отличалась от той, что приходилось выполнять на родине, но платили здесь за нее в 8-10 раз больше.

Заняв выделенный земельный участок, мужчины и женщины работали на нем весну-лето-осень, а в холодное время года отправлялись на заработки

Но за океан ехали не только бедняки. Зачастую в далекий путь отправлялись состоятельные жители городов и сел, которых подстегивала экономическая и политическая нестабильность, подтверждаемая участившимися случаями разорения соседей и знакомых.

"Мой прапрадедушка был мэром небольшого городка неподалеку от Львова, у него была своя мельница, но он отказался от всего, чтобы перевезти семью в Канаду", - рассказывает Кристина Спенюк, студентка из Саскатуна. Ее предки переехали за океан, поселились неподалеку от прибывших туда ранее знакомых и занялись земледелием.

От галичан в канадцы

Бурный поток разношерстной публики буквально наводнил Канаду на стыке двух столетий. В одном из июльских номеров 1898 года украиноязычная американская газета Свобода писала: "Массовая эмиграция наших русинов Галичины и Буковины в этом году причинила тут немало хлопот властям. Тысячи людей прибыли в этом году в Канаду. Иммиграционный дом на побережье был переполнен. Людей рассылали куда попало. Бедолаги ютилис где придется".

Не справляясь с наплывом пришельцев, канадское правительство Уилфрида Лорье решило приостановить поток эмигрантов. Согласно изданному в июле 1906 года закону всех новоприбывших обязывали проходить медосмотр. Дальше порта не пускали психически больных, слепых, глухих, калек, попрошаек, преступников, проституток или же тех, кого сочли таковыми. В 1910 году уже новый закон обязывал эмигрантов, кроме прочего, быть грамотными и иметь профессиональную квалификацию.

Местные жители называли этих странных людей в овечьих шапках и ободранной одежде не иначе как белыми неграми и дикарями

Канадцы чем дальше, тем настороженней относились к переселенцам с востока, однако украинцев воспринимали особенно враждебно. Те, как правило, приезжали без денег, соглашались на любую физическую роботу, а язык и вовсе не знали. Местные жители называли этих странных людей в овечьих шапках и ободранной одежде не иначе как белыми неграми и дикарями. Тем не менее врожденные трудолюбие, выносливость и терпеливость украинцев заставили канадцев изменить отношение к "галишинс", которые довольно быстро учили незнакомый язык, осваивали новые земли, обзаводились скотом и превращались в полноправных членов местного многонационального общества.

Еще в начале интенсивной эмиграции министр Сифтон, который с большим интересом занимался делами украинцев, отправил на Прикарпатье специальную инспекцию. Один из ее участников оказался прав, когда написал по итогам поездки: "Эти люди, проведя несколько лет на новом месте, полностью приспособятся к канадскому способу жизни".

Теперь, спустя более чем сто лет, украинцы составляют девятую по численности этническую группу Канады. Согласно данным комитета статистики в стране их насчитывается 1,2 млн, то есть 3,9% от всего населения. Подавляющее большинство потомков первых переселенцев не знает украинского языка, но историю своего рода почти наверняка может рассказать каждый.

***

Этот материал опубликован в №39 журнала Корреспондент от 7 октября 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: журнал КорреспондентКанадаБуковинаЭмиграцияГаличинаАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях