ГлавнаяМирВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Би-би-си: Игнорировала ли Франция угрозу исламистов?

Русская служба Би-би-си, 23 марта 2012, 06:17
0
7

Можно ли сказать, что Франция не уделяет достаточно внимания угрозе со стороны исламистов? И почему секретные службы страны не смогли остановить Мохаммеда Мера до того, как он совершил убийства?

Лидер Национального Фронта Франции Марин Ле Пен заявляет, что убийства в Тулузе являются доказательством того, что Франция "недооценивает угрозу исламского фундаментализма".

Но так ли это?

Это заявление нельзя просто отметать лишь потому, что оно прозвучало из уст лидера крайне правой партии. Погибли семеро людей, и человек, совершивший эти убийства, оправдывал свои действия от имени ислама.

Можно ли сказать, что Франция не уделяет достаточно внимания угрозе со стороны исламистов? И почему секретные службы страны не смогли остановить Мохаммеда Мера до того, как он совершил эти убийства?

Про самого Мохаммеда Мера уже известно довольно много. Он вырос в бедном квартале Тулузы. В юношестве был замешан в целом ряде мелких преступлений.

Два или три года назад он стал религиозным человеком.

По словам Франсуа Молена, прокурора, занимающегося этим делом, он прошел процесс "типичной салафистской саморадикализациии".

Во Франции мелкие преступники мусульманского происхождения, выросшие в бедных пригородах, часто обращаются к исламу. Но случай Мохаммеда Мера необычен тем, что он, очевидно, предпочитал действовать самостоятельно, а не в рамках какой-то группировки.

В ноябре 2010 и августе 2011 года он посетил Афганистан и Пакистан.

Но, как утверждают французские власти, он ездил туда по своей собственной инициативе и за свои собственные деньги, не полагаясь на исламистские группировки, за которыми следит полиция.

Тем не менее, полиция Мохаммеда Мера заметила. Когда в прошлом году он вернулся из Пакистана, французская разведка даже вызвала его на допрос.

В рамках расследования обстоятельств первого убийства, полиция обнаружила на компьютере жертвы IP-адрес матери Мохаммеда Мера.

Если бы связь между убийством и Мера была установлена сразу же, вполне вероятно, что ему не удалось бы убить детей в еврейской школе.

Полиция, однако, проверяла 575 обнаруженных IP-адресов. Никто не говорит, что расследование шло слишком медленно и недостаточно тщательно.

Гораздо более серьезны обвинения в том, что контрразведка Франции недостаточно тщательно следила за Мохаммедом Мера.

Большинство французов до сих пор были уверены, что если известный властям радикально настроенный мусульманин возвращается домой из Афганистана, то за ним будет идти постоянная слежка.

В случае с Мохаммедом Мера этого не произошло. Более того, ему удалось приобрести значительное количество оружия. После того, как полиция стала рассматривать его как основного подозреваемого, разведка не знала, где именно он находится.

По словам министра внутренних дел Франции Клода Геана, "невозможно арестовать кого-либо лишь потому, что он придерживается салафистских убеждений. Определенная точка зрения не является преступлением во Франции – и это правильно".

Другими словами, у секретных служб не было никаких причин подозревать, что Мохаммед Мера прибегнет к актам насилия.

Тут стоит обратить внимание на личность самого убийцы.

Многие теперь говорят, что у него была психопатическая способность вести себя по-разному в разных ситуациях и с разными людьми.

Люди, которые его знали, говорят о нем как об очень вежливом и услужливом человеке. Этот же человек оказался способным схватить восьмилетнюю девочку за волосы и застрелить ее. Другими словами, Мохаммед Мера находился на своеобразном перепутье между религиозным экстремизмом и серьезным психиатрическим расстройством.

Согласно местной прессе, вернувшись из Пакистана, он пытался радикализовать мусульманскую молодежь в своем районе Тулузы, показывая им видеозаписи обезглавливания людей и другие подобные ужасы.

Но Мера был на перепутье и других миров. Мира религии и преступности, например.

Ему удалось где-то приобрести оружие – скорее всего, у преступных организаций, действующих в бедных пригородах французских городов.

Не менее интересен и тот факт, что он не был подрывником-самоубийцей. В других западных странах джихадисты спокойно сами себя взрывали.

Но Мера сам заявил, что у него нет "души шахида", говорит министр внутренних дел Франции. То, как он ушел из жизни, скорее похоже на сцену из дешевого боевика, а не на религиозное самоутверждение.

Другими словами, вполне возможно, что отныне властям Франции придется отдавать себе отчет, что исламский экстремизм может принимать самые разнообразные формы.

Было бы несправедливо утверждать, что Франция перестала серьезно относиться к джихадистам. Не стоит забывать, что то, что произошло в Тулузе, было первым исламистским терактом во Франции за последние почти 20 лет.

Разведка и контрразведка сделали свое дело.

Но, как в свое время говорили члены Ирландской республиканской армии, "вы должны заручиться успехом каждый раз. Нам достаточно лишь одного раза".

ТЕГИ: убийстваФранция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях