ГлавнаяМирВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Талибские стихи вдохновляют афганцев

Русская служба Би-би-си, 11 июля 2012, 08:31
0
285
Талибские стихи вдохновляют афганцев
Фото: АР
Одинокий воин - центральный образ талибской поэзии

Придя к власти в Афганистане, талибы среди прочего запретили музыку, что плохо отразилось на их имидже. В то же время они оказались ценителями поэзии, главным образом воспевающей образ одинокого воина, противостоящего всему миру, пишет Давуд Азами для Всемирной службы Би-би-си.

Каждый афганец – немного поэт-песенник. И боевики Талибана тоже.

До 2001 года, когда талибы правили страной, они активно поощряли стихосложение и пение, понимая, что это центральный элемент афганской культуры, при всем этническом и языковом многообразии этой страны.

Эпические баллады сопровождали афганских племенных воинов на протяжении многих веков, укрепляя их боевой дух.

Сегодня силы НАТО сворачивают свою операцию в Афганистане, а исламские фундаменталисты с удвоенным рвением осваивают афганскую поэтическую традицию, чтобы использовать ее для своих собственных целей.

Министерство культуры талибов

Исполнение стихов привлекает в ряды талибов новых рекрутов и вдохновляет уже примкнувших к движению.

В этом году талибы завели сайт Tarani, что означает "песни" или "баллады". На нем можно найти сотни произведений десятков различных авторов. Также несколько месяцев назад вышел сборник переводов талибской поэзии на английский язык.

Талибы сочиняют на обоих основных языках Афганистана, как пушту, так и дари (местный диалект персидского). Страстный, ритмический речитатив исполняется нараспев, в большинстве случаев без инструментального сопровождения, и оказывает гипнотическое воздействие.

Впервые поэтический голос у афганских моджахедов прорезался в 1980-е годы – патриотические и религиозные распевы воодушевляли боевиков на борьбу против советского вторжения.

Придя к власти в 1996 году, талибы завели особое ведомство – Департамент по прививанию добродетели и искоренению порока, который сурово наказывал всех, кто исполнял инструментальную музыку, слушал ее или продавал записи. Однако поэзия и пение без музыки активно поощрялись.

Сегодня у талибских мятежников тоже имеется своеобразное министерство культуры, заказывающее политически грамотные песни и отвечающее за их распространение.

Официальной статистики нет, но очевидно, что это большой бизнес с оборотом, исчисляющимся миллионами долларов. Альбомы с записями песнопений продаются подчас тиражами в сотни тысяч экземпляров.

Большинство записей производятся, насколько известно, в Пакистане, но кустарные копии делаются и в афганских городах. Абдул Рахим, владелец музыкального магазина в Пешаваре, рассказывал мне, что производство аудиокассет пошло на спад – дескать, "теперь каждый, у кого есть компьютер и простая аппаратура, может сам делать копии".

Одинокий воин

Талибы не отстают от технологического прогресса и распространяют свои записи в виде аудиофайлов в формате MP3. Такие файлы легко загружаются на мобильные телефоны через Bluetooth; многие даже используются как рингтоны.

"Талибские песни очень действенны. Их поэзия проста, но мощно воздействует на многих местных жителей", - отмечает профессор Кибла Айяз из Пешаварского университета на северо-западе Пакистана.

Центральный образ талибской поэзии глубоко отпечатался в душе афганца: одинокий юный афганский воин, преследующий врага.

Этот мотив, перекликающийся с библейским сюжетом Давида и Голиафа, отражает опыт военных конфликтов, пронизывающих насквозь историю Афганистана.

Одним из первых этот образ воплотил пуштунский поэт и племенной вождь Хушаль-Хан Хаттак, воевавший в XVII веке против армии индийских моголов. В своих стихах он призывал пуштунов объединиться и восстать против тех, кого он представлял как чужеземных угнетателей.

Талибская поэзия в целом продолжает эту традицию. "Враг повержен доблестным юношей/ Враг в агонии, убит горем", - гласят свежие стихи талибского сочинителя, творящего под женским псевдонимом Ханифа Захед.

Пропаганда

Подобные строки вызывают живой отклик у многих афганцев и пакистанцев. При этом в талибских стихах редко упоминаются атаки, жертвами которых становятся мирные жители, включая женщин и детей.

В афганском обществе и СМИ подобные вылазки зачастую воспринимаются как трусливые. Признанное мировым сообществом правительство Афганистана называет направленность талибских стихов "по большей части безосновательной и неверной" и беспокоится о том, как эти произведения влияют на целевую аудиторию.

Стихи могут подтолкнуть рядовых членов движения Талибан перейти на новую ступень ожесточенности, опасается старший советник афганского МВД генерал-майор Абдул Манан Фарахи.

"Если ты не идешь воевать"

Это талибское стихотворение клеймит позором мужчину, не желающего воевать:

"Надень браслеты, как женщина,
Возьми ведро, как женщина, и принеси воды.
Если ты не идешь воевать,
На что годны твои длинные локоны?
Ты только ешь – и это все, к чему ты годен!"

Пытаясь предотвратить это, власти запретили распространение кассет и DVD с талибскими песнопениями и проводят рейды по точкам продажи и складирования такой продукции.

Фарахи, однако, считает, что воздействие талибских песен на людей, не участвующих в деятельности исламистского подполья, ограничено.

"Не думаю, что они вдохновляют людей извне присоединиться к талибам", - говорит чиновник.

Впрочем, если выехать за пределы Кабула, то кажется, что талибские песнопения полностью вытеснили инструментальную музыку. Талибы этому активно способствуют: многие песни положены на мотивы из популярных кинофильмов.

Однако этому есть и иное объяснение.

"Слушай песни джихада"

"Если талибы имеют какое-то влияние, то это влияние распространяется путем насилия, угроз и запугивания, а вовсе не благодаря силе их аргументов", - подчеркивает заместитель генсека НАТО по новым угрозам безопасности Джейми Ши.

Жители южных и восточных провинций Афганистана в самом деле порой говорят, что талибы запугивают тех, кто слушает музыку и песни, не соответствующие их представлениям о прекрасном.

"Талибы нам сказали: слушайте песни джихада, а не другие песни и музыку", - подтверждает Хушал, крестьянин из провинции Нангархар.

Многие предпочитают не спорить, скачивают талибские песни и рингтоны и притворяются сторонниками исламистов.

Хаджи Махбуб живет в провинции Газни на юго-востоке Афганистана. Эту провинцию фактически контролируют талибы, и они время от времени проверяют, у кого какая музыка в мобильнике.

"Меня один раз остановили и стали проверять, что у меня играет в машине. Сказали, чтобы слушал песни джихада, тогда приставать не будут", - рассказывает Ниаматулла, водитель, колесящий по дорогам восточного Афганистана.

Правительству удается привлечь на свою сторону часть боевиков. Аналитики считают, что талибы вредят сами себе, навязывая свои порядки людям силой и тем самым отталкивая их от себя.

Даже герой афганской истории Хушаль-хан Хаттак, даром что воевал всю жизнь, учит не размахивать мечом без нужды.

У него есть стихотворение: "К чему война, когда гармония так близка / Когда можно жить мирной жизнью, какая нужда в мечах и стрелах?"

Боевые афганские поэты

  • Джахан Пахлаван Амир Крор Сури – легендарный поэт, полководец и правитель VIII века нашей эры. Ему приписывается авторство первого известного стихотворения на языке пушту, которое начинается со слов: "Я лев в этом мире".
  • Хушаль-хан Хаттак – поэт и полководец XVII века, призывавший пуштунов восстать против иностранных захватчиков – армии индийских моголов.
  • Баязид Ансари – поэт, полководец и интеллектуал XVI века, лидер первого крупного националистического восстания против могольского императора Акбара
  • Назо Тохи или Назо Анаа – выдающаяся пуштунская поэтесса XVII века, уроженка кандагарской области. Также была известна как бесстрашная воительница.
  • Ахмад-шах Дуррани – в XVIII веке основал империю династии Дуррани, из которой и сформировалось современное афганское государство в его нынешнем виде. Писал стихи на языках дари и пушту. Одно из его стихотворений называется "Любовь к нации".

Мнение поэта

Дарвеш Дуррани, пуштунский поэт:

В пуштунском литературоведении талибская поэзия рассматривается как часть жанра "народной поэзии" – ее сочиняют простые люди для таких же простых людей. Язык незамысловат и адресован афганцам, живущим обычной жизнью. В этом смысле он отражает их чувства и заботы, что, конечно, подкупает; однако общее качество поэтического текста посредственное.

Многие стихи предназначены для чтения вслух или скандирования, поэтому наполнены лозунгами и риторикой. Силу поэзии придает преимущественно ее ритм.

Образы примитивны: им далеко до великих творений афганского поэтического гения. Но они доходчивы и потому легко воспринимаются афганской публикой.

Дар народных поэтов издавна раскрывался в годы войны и кризисов. Их творения обычно умирали вместе с ними – ситуация менялась, и стихи забывались. Поэзию талибов интернет поможет сохранить несколько дольше, но в душе афганцев эти стихи останутся ненадолго.

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: АфганистанТалибанпоэзия
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях