ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Последняя одиссея генсека Хонеккера - DW

21 августа 2012, 14:08
0
167
Последняя одиссея генсека Хонеккера - DW
Фото: АР
После объединения Германии Хонеккер был вынужден бежать в Чили

25 августа - 100 лет со дня рождения Эриха Хонеккера, последнего партийного и государственного лидера ГДР. Отмечать эту дату будут немногие. Но вспомнить все же стоит, пишет Ефим Шуман в статье для Русской службы Deutsche Welle

Эрих Хонеккер (Erich Honecker), занимавший в последние 18 лет ГДР пост генерального секретаря ЦК СЕПГ (Социалистической единой партии Германии, правившей в ГДР), родился в Сааре в семье шахтера. В восемнадцать лет вступил в компартию. Учился в Москве, в школе Коминтерна. По возвращении в Германию стал главой саарского комсомола. Вскоре к власти в Германии пришел Гитлер.

Верный товарищ

Позже официальная гэдээровская пропаганда с пафосом описывала героическую борьбу Хонеккера с нацистами, но, судя по всему, никаких особенных подвигов он не совершал. Во всяком случае, когда его арестовали, то так называемый ”народный трибунал" "третьего рейха” приговорил Хонеккера не к смертной казни и даже не к заключению в концлагере, а к десяти годам тюрьмы. Для тех времен это было мягкое наказание. В 1945 году, после разгрома нацистов, Хонеккер вышел на свободу и сразу же возглавил работу с молодежью в советской оккупационной зоне Германии.

Образования он не получил практически никакого, был косноязычен, говорил на жутком провинциальном диалекте, но в его абсолютной преданности партии и готовности колебаться в зависимости от колебаний ее генеральной линии не было ни малейшего сомнения. И Эрих Хонеккер стремительно делал карьеру. Он стал секретарем ЦК СЕПГ и чуть позже – членом Политбюро. В этом качестве был одним из инициаторов строительства Берлинской стены и приказа стрелять ”на поражение” в жителей ГДР, пытавшихся бежать на Запад.

В ЦК Хонеккер занимался вопросами безопасности. Это показывает, в частности, насколько доверял ему Вальтер Ульбрихт (Walter Ulbricht) – тогдашний партийный и государственный лидер ГДР. Но в 1971 году, заручившись поддержкой Брежнева, Хонеккер организовал в Восточном Берлине "дворцовый переворот", отправил своего покровителя на пенсию и занял его пост. В октябре 1989 года точно также поступил с самим Хонеккером его протеже Эгон Кренц (Egon Krenz), получивший на это ”добро” Горбачева.

Противник перестройки

Ситуация в ГДР была к тому времени просто катастрофической для правящей верхушки. Десятки тысяч восточных немцев бежали на Запад через Венгрию (ее границы к тому времени уже открылись) и через Чехословакию, найдя убежище на территории посольства ФРГ в Праге. В Восточном Берлине, Лейпциге, Дрездене, других городах ГДР проходили массовые демонстрации, участники которых требовали демократических реформ.

А генеральный секретарь ЦК СЕПГ продолжал твердить о завоеваниях социализма, которыми ни в коем случае нельзя поступаться, о происках врагов и подрывной деятельности мирового империализма. Перестройку в Советском Союзе Хонеккер встретил в штыки. В ГДР было, например, запрещено распространение советского журнала–дайджеста ”Спутник”, в котором перепечатывались критические статьи из ”Правды”, ”Известий”, ”Литературной газеты", ”Огонька” и других центральных изданий.

Но хода истории ничто уже изменить не могло. Через три недели после отставки Хонеккера пала Берлинская Стена, а затем и Германия воссоединилась. ГДР перестала существовать.

Что касается Эриха Хонеккера, то еще до объединения страны восточногерманская прокуратура возбудила против него уголовное дело по обвинению в государственной измене, злоупотреблениях властью, хищениях социалистической собственности и коррупции. Толчком послужило продолжавшееся семь часов заседание Народной палаты ГДР, на котором обсуждался доклад специальной парламентской комиссии. Речь шла об охотничьих угодьях Хонеккера и других членов Политбюро, о построенных за государственный счет виллах. Эрих Хонеккер, как и несколько других членов ЦК и Политбюро, был помещен под домашний арест. Но ненадолго: он лег в больницу на обследование. Врачи нашли у 77-летнего Хонеккера рак в начальной стадии.

Приют у священника

Как рассказывает в своей книге "Глава государства в отставке" журналист Томас Кунце (Thomas Kunze), после операции прокуратура собиралась отправить бывшего генсека из центральной берлинской клиники ”Шарите” прямиком в тюремную камеру, однако адвокаты Хонеккера добились отмены санкции на его арест по состоянию здоровья. Правда, в связи с этим возникла неожиданная проблема: жить Хонеккеру было негде. Его роскошный особняк в дачном поселке под Берлином, в котором еще недавно обитали гэдээровские партийные боссы, был конфискован.

И хотя власти готовы были предоставить Хонеккеру и его супруге квартиру в одном из новых микрорайонов, те отказались от всех предложенных вариантов: слишком большой близости к народу, интересы которого он представлял в течение нескольких десятилетий, бывший генсек боялся. Не то, чтобы его могли линчевать прямо у подъезда, но спокойной жизни у него, конечно же, не было бы.

Чету Хонеккеров приютил в своем доме приходской священник Хольмер (Uwe Holmer), живший в деревне неподалеку от Берлина. Весьма примечательный поступок в отношении многолетних борцов с религией. У пастора Хольмера - десять детей. Несмотря на хорошие оценки в школе, ни одному из этих детей не дали в свое время в ГДР поступить в вуз, причем только из–за того, что их отец - священник. Когда журналисты заговорили об этом с Хольмером, пастор ответил: ”Это не значит, что Хонеккеры не заслуживают христианского милосердия”.

Тут самое время сказать несколько слов о семье Хонеккера. У него была дочь от первого брака с Эдит Бауман (Edit Baumann), работавшей в ЦК гэдээровского комсомола. В начале 1950-х годов Хонеккер развeлся с Бауман и женился на Маргот Файст (Margot Feist), которая была на пятнадцать лет моложе его. Маргот Файст родила ему вторую дочь - Соню. Именно к Соне, которая вышла замуж за чилийского коммуниста, эмигрировавшего в ГДР после пиночетовского путча и позже вернувшегося на родину, Хонеккер, оставшийся без дома и без родины, в конце концов отправится из Германии в январе 1993 года доживать свои дни.

Тайный московский перелет

Но вернемся в год 1990-й. Вечно оставаться у пастора Хольмера бывший генсек не мог, да и не хотел. Следствие по его делу продолжалось, здоровье после операции поправилось, и Хонеккер опасался ареста. Нужно было бежать. Но куда? И как? Счастье, что в Москве остались верные идеалам социализма товарищи в ЦК, которые обещали не бросать его в беде. Они выполнили свое обещание. 3 апреля 1990 года военные Западной группы советских войск, дислоцированной в ГДР, тайком перевезли Эриха Хонеккера и его жену в советский военный госпиталь в окрестностях Потсдама. Любым ”посторонним” вход на территорию, которую окружала бетонная стена, был воспрещен.

Но 10 августа 1990 года к Хонеккеру все-таки явились представители берлинской прокуратуры. Они официально довели до его сведения, что к пунктам обвинения против него добавился еще один: соучастие в убийстве. Речь шла о приказе стрелять по беглецам на Запад и о минировании территории вдоль германо-германской границы. Хонеккеру стало ясно, что ему реально грозят суд и тюремное заключение. Он буквально бомбардировал Москву просьбами о предоставлении ему политического убежища.

Помог Хонеккеру "прославившийся" чуть позже вице-президент СССР Геннадий Янаев. 13 марта 1991 года посол СССР в Бонне официально уведомил правительство ФРГ о том, что Эрих Хонеккер и его супруга вылетели из Германии в Советский Союз: сначала чету Хонеккеров переправили вертолетом на один из аэродромов Западной группы войск, а потом уже военно-транспортным самолетом в Москву.

В Москве Хонеккеров поселили сначала в палате № 603 Центрального военного клинического госпиталя имени генерала Мандрыка. Потом отставного гэдээровского лидера и его супругу перевели в номенклатурный дачный поселок ”Горки” под Москвой. Сам Хонеккер утверждал, что получил политическое убежище в СССР, но советники Горбачева это отрицали. Ясно только, что бывший генсек пользовался покровительством Язова, Янаева и председателя КГБ Крючкова, который приютил еще и бывшего генерала ”штази” (госбезопасности ГДР) Маркуса Вольфа (Markus Wolf). Примечательно, что все друзья и покровители Хонеккера оказались в числе главных организаторов августовского путча.

19 августа, когда было объявлено о создании ГКЧП, Хонеккеры отдыхали в Батуми. Узнав о путче, они тут же вернулись в Москву. Но надежды Хонеккера не оправдались: путчисты потерпели поражение, а Хонеккера фактически поместили под домашний арест.

В Германии тем временем шли первые судебные процессы над бывшими гэдээровскими пограничниками, убивавшими тех, кто пытался бежать на Запад. Но это - исполнители, а как быть с теми, кто отдавал приказы? Немецкая общественность все громче требовала суда над бывшим генсеком. Хонеккер боялся, что Ельцин выдаст его властям ФРГ.

Надо было снова бежать. Но куда? В Китай? Северную Корею? На Кубу? В Чили? После пиночетовского путча 1973 года тысячи чилийцев, поддерживавших Народный Фронт убитого президента Альенде, нашли убежище в ГДР. Многие из них, вернувшись после отставки диктатора на родину, вошли во властные структуры. Ну, наконец, и зять Хонеккеров был чилийцем.

Отпущенный с миром

Время поджимало. 10 декабря 1991 года министр юстиции РСФСР Николай Федоров (будущий президент Чувашии) передал Эриху Хонеккеру требование в течение двух дней покинуть территорию России. Хонеккер был в панике. Его спас старый друг - посол Чили в Москве Клодомиро Альмейда. В правительстве Альенде он был в свое время министром иностранных дел, потом больше десяти лет жил в эмиграции в ГДР. С четой Хонеккеров они дружили домами.

Жена Альмейды Ирина на посольской машине привезла бывшего генсека и его супругу в посольство Чили. Здесь беглецы пробыли больше полугода - до июля 1992-го. Альмейда был под благовидным предлогом отозван в Чили, и четыре российских охранника препроводили Эриха Хонеккера в аэропорт Внуково, где тот поднялся на борт самолета, следовавшего спецрейсом в Берлин. Тут же по прибытии он был арестован.

Престарелого Хонеккера ждал судебный процесс. На скамье подсудимых вместе с ним сидели другие члены Политбюро и ЦК СЕПГ, поставившие свои подписи под приказом о стрельбе на поражение по беглецам. Большинству из них приговор так и не был вынесен: их отпустили с миром, руководствуясь заключениями врачей. В январе 1993 года было закрыто и дело Эриха Хонеккера. Еще в Москве врачи Боткинской больницы обнаружили у него метастазы в печени, и немецкие судьи решили освободить его. 169 дней просидел в следственной тюрьме бывший партийный и государственный лидер ГДР.

В итоге Эрих Хонеккер наконец-то вылетел в Чили. Дочь купила для него небольшой домик в пригороде Сантьяго, в поселке, где живут представители среднего класса: хорошо зарабатывающие банковские служащие и инженеры, врачи и предприниматели. Здесь 29 мая 1994 года Хонеккер скончался от рака печени. Провожавшие его в последний путь родственники и соратники пели ”Интернационал” над гробом, покрытым флагом ГДР - давно уже не существовавшего государства, главой которого он когда-то был...

Thomas Kunze.
Staatschef a.D.Die letzten Jahre des Erich Honecker.
Сh. Links, Berlin

Источник: Русская служба DW

ТЕГИ: историяГермания
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях