ГлавнаяМирВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

"Большой террор": 75 лет спустя

Русская служба Би-би-си, 30 октября 2012, 20:21
0
241
 Большой террор : 75 лет спустя
Фото: AP

По оценкам наблюдателей, стремление не заострять внимание на преступлениях сталинского тоталитаризма идет из Кремля.

30 октября в России отмечается День памяти жертв политических репрессий. В нынешнем году он совпал с 75-летием трагических событий 1937 года.

Дата выбрана в память о начавшейся в этот день голодовке узников мордовских политических лагерей в 1974 году. В официальный перечень она была включена постановлением Верховного Совета РСФСР от 18 октября 1991 года.

В понедельник несколько десятков активистов собрались у Соловецкого камня в Москве, установив вокруг него лампадки со свечами и развернув баннеры: "Возвращение имен". Представители правозащитного движения "Мемориал", стоя возле камня, зачитывали имена репрессированных и даты их расстрела.

Во вторник на Бутовском полигоне в Москве, где в годы сталинского террора были расстреляны 20 700 человек, пройдут акция "Голос памяти" и поминальная служба.

В конце октября 2007 года президент Владимир Путин посетил Бутовский полигон. На сей раз официальные власти в мероприятиях не участвуют.

В советскую эпоху культивировалось мнение, что сталинские репрессии ограничивались 1937-1938 годами, а в остальные периоды все было, вроде бы, нормально. Высказывалось даже предположение, что на "вождя" нашло временное помрачение рассудка.

Александр Солженицын первым заговорил о том, что большевистский террор с 1918 по 1953 год не прекращался ни на день. По его мнению, единственное отличие заключалось в том, что в 1937 году, вслед за "бывшими людьми", интеллигенцией и крестьянами пришла очередь высокопоставленных коммунистов, их-то потомки и устроили шумиху вокруг 1937 года. При этом над "ленинской гвардией" свершилась историческая справедливость, хотя казнили их не те, кто имел на это моральное право, и не за то, за что следовало.

"По вполне понятным причинам, потомки тысячи репрессированных крестьян никогда не привлекут к трагедии своих семей такого внимания, как потомки одного репрессированного члена политбюро", - заметил современный историк Марк Солонин.

Погружение в тему показывает, что Солженицын был прав наполовину. Террор действительно не ограничивался 1937-1938 годами, однако в этот период носил исключительный характер.

По данным архивов КГБ, из примерно 800 тысяч казненных в 1921-1953 годах по политическим мотивам, 681 692 человека приходятся на 18 месяцев 1937-1938 годов. Еще около 115 тысяч человек умерли под следствием или, если называть вещи своими именами, под пытками. Среди последних был, в частности, маршал Василий Блюхер, своей пули не дождавшийся.

Если в остальные периоды правления Сталина к смерти приговаривался в среднем каждый двадцатый арестованный, а остальные направлялись в ГУЛАГ, то в 1937-1938 годах – почти каждый второй.

По мнению Виктора Суворова, Сталин решил "почистить страну", готовясь к большой войне.

Большой террор

Еще 1 декабря 1934 года, после убийства Кирова, президиум ЦИК СССР принял постановление, согласно которому дела "о подготовке или совершении террористических актов" должны были расследоваться "в ускоренном порядке", а смертные приговоры - приводиться в исполнение немедленно без права обжалования. Судьбу людей стали решать "тройки НКВД", зачастую "пачками", без права на защиту, а нередко и в отсутствие обвиняемых.

Создателя ГУЛАГа и организатора "больших московских процессов" над бывшими соратниками Ленина Генриха Ягоду Сталин, тем не менее, посчитал недостаточно энергичным и решительным. 1 октября 1936 года на его место был назначен Николай Ежов.

В феврале-марте 1937 года состоялся пленум ЦК ВКП(б), который длился полторы недели - дольше, чем какой-либо иной за всю историю - и был практически целиком посвящен борьбе с "врагами народа". Большинство его участников впоследствии сами были репрессированы, несмотря на то, что безоговорочно поддержали линию Сталина.

В мае арест маршала Михаила Тухачевского ознаменовал начало масштабной "чистки" вооруженных сил.

1 августа вступил в силу секретный оперативный приказ НКВД № 00447, который определял в "целевую группу" репрессий бывших "кулаков", "членов антисоветских партий", "участников повстанческих, фашистских, шпионских формирований", "троцкистов", "церковников", а также уголовных преступников.

Приказ устанавливал для всех регионов Советского Союза разнарядки по количеству арестованных и "осужденных по первой категории".

В документе было сказано, что "следствие проводится упрощенно и в ускоренном порядке", а главной его задачей является выявление всех связей арестованного.

Первые массовые расстрелы во исполнение приказа Ежова произошли на Бутовском полигоне 8 августа 1937 года.

Согласно опубликованным данным, в общей сложности в 1937-1938 года НКВД арестовал по политическим мотивам 1 млн. 548 тыс. 366 человек. Расстреливали в среднем по тысяче человек в день. Сталин подписал 383 списка на "санкции первой категории", содержавших 44 465 фамилий. Только за один день 12 декабря 1938 г. Сталин и Молотов послали на смерть 3167 человек.

Для сравнения можно сказать, что в самодержавной России с 1825 по 1905 год было вынесено 625 смертных приговоров, из которых приведен в исполнение 191. В ходе подавления революции 1905-1908 годов были повешены и расстреляны около 2200 человек.

7 апреля 1935 года политбюро приняло постановление "О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних", которое предусматривало "применение всех мер уголовного наказания" вплоть до смертной казни к детям, начиная с 12-летнего возраста.

Формальным поводом послужила записка Ворошилова на имя Сталина, Молотова и Калинина, в которой он комментировал случай, когда девятилетний мальчик напал с ножом на сына заместителя прокурора Москвы Кобленца, но историки видят подлинное назначение документа в том, чтобы шантажировать подследственных жизнью их детей.

5 июля 1937 года последовало постановление политбюро о "заключении в лагеря всех жен осужденных изменников" и помещении детей-сирот в специнтернаты "вдали от Москвы, Ленинграда, Киева, Тифлиса, Минска, приморских городов, приграничных городов".

Массовый характер приняли жесточайшие пытки и избиения подследственных.

Вероятно, даже у представителей номенклатуры в связи с этим возникали вопросы, поскольку Сталин счел нужным 10 января 1939 года направить руководителям региональных партийных организаций и управлений НКВД шифрованную телеграмму, в которой говорилось: "Применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 г. с разрешения ЦК ВКП(б)... ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь".

По словам Александра Твардовского, Сталин "умел своих ошибок ворох перенести на чей-то счет". "Большой террор" вошел в историю как "ежовщина", хотя по справедливости должен был именоваться "сталинщиной".

"Очень многие считали, что зло исходит от маленького человека, которого звали "сталинским наркомом", - вспоминал Илья Эренбург. - На самом деле все было наоборот. Конечно, Ежов старался, но дело не в нем".

Как писал в воспоминаниях Никита Хрущев, Ежов "понимал, что Сталин им пользуется как дубинкой, и заливал свою совесть водкой".

9 декабря 1938 года Ежов был снят с поста наркома внутренних дел, 10 апреля 1939 года арестован и 4 февраля 1940 года расстрелян.

При сменившем Ежова Лаврентии Берии выпустили небольшую часть арестованных, особенно нужных государству военных.

Оценить общее количество жертв сталинской карательной машины, к сожалению, можно лишь приблизительно. По имеющимся данным, с 1921 по 1953 год репрессиям в разных формах подверглись 22-25 миллионов человек.

Около 13 миллионов побывали в ГУЛАГе, из них 1 млн 76 тысяч человек умерли. В ссылку отправили почти , из которых погибло порядка 500 тысяч, 1,8 млн "городских нежелательных элементов" и 2 млн 247 тыс. представителей и жителей Западной Украины, Белоруссии и Прибалтики.

До сих пор ведутся споры, кого из пострадавших следует считать жертвами политических репрессий, а кого нет.

За годы Великой Отечественной войны по приговорам военных трибуналов было расстреляно 153 тысячи военнослужащих.

Несомненно, среди них были реальные изменники, трусы и мародеры. Однако в нацистской Германии, сталкивавшейся с аналогичными проблемами, также не являвшейся либеральным обществом и пережившей покушение на Гитлера, устроенное военными, в 1939-1945 годах казнили 7810 военнослужащих - примерно в 20 раз меньше. Очевидно, что в советском государстве по части отношения к собственным гражданам что-то было глубоко не в порядке.

С 7 августа 1932 по 1 января 1934 года по знаменитому закону "Об усилении уголовной ответственности за кражу и расхищение колхозной собственности", более известному как "закон о трех колосках", было осуждено 125 тысяч человек, из них 5400 расстреляно.

За семь предвоенных лет в лагеря и тюрьмы в СССР было отправлено около 6 млн человек. "Врагов народа" и уголовников среди них было примерно по 25%, а 57% составляли посаженные за мелкие хищения, получасовое опоздание на работу, "запоротую" деталь или невыполнение обязательной нормы трудодней.

Политзаключенными в буквальном смысле эти люди не были, но являлись жертвами террористических методов управления государством.

"Вместо памятников жертвам политических репрессий в большинстве случаев по-прежнему стоят закладные камни, установленные еще на рубеже 1980–1990-х годов. Не создан в России общенациональный Музей политических репрессий. На мемориальных досках в честь наших выдающихся сограждан, которые были расстреляны или погибли в лагерях, отсутствуют упоминания об их трагической смерти. Выявлена и отмечена памятными знаками лишь малая часть мест массовых захоронений казненных. Тысячи кладбищ возле когдатошних лагерей и трудпоселков превратились в пустыри, распаханы, заросли лесом, на их месте выстроены новые жилые массивы или промышленные комплексы. До сих пор миллионы людей не знают, где зарыты их родители, деды и прадеды", - говорится на сайте "Мемориала".

В 1990-х годах это происходило из-за противодействия влиятельных в то время коммунистов и нежелания администрации Бориса Ельцина лишний раз конфликтовать из-за вещей, не имеющих практического значения. В настоящее время, по оценкам наблюдателей, стремление не заострять внимание на преступлениях тоталитаризма идет из Кремля.

В адрес "лихих 90-х" можно сказать немало плохого. Но репрессий за инакомыслие и оппозиционную деятельность тогда не было.

Виктор Анпилов регулярно дважды в год - перед 1 мая и 7 ноября - грозился взять штурмом Кремль, и его не сажали за "подготовку массовых беспорядков".

Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов не то что "проявили политические амбиции", а подняли против Кремля вооруженное восстание, однако после четырех месяцев в СИЗО были амнистированы Госдумой, которая являлась "местом для дискуссий", да еще каких! Борис Ельцин, по воспоминаниям участников событий, остался крайне недоволен, но не был самодержавным властелином и поделать ничего не смог.

Руцкой вскоре стал губернатором родной Курской области, и никто не снял его с предвыборной гонки, придравшись к мелкой погрешности в документах. Хасбулатов вернулся на преподавательскую работу в Академию народного хозяйства, и к ректору, взявшему на работу личного врага президента, не явились тут же с финансовой проверкой.

В России Путина, утверждают отечественные и международные правозащитники, опять появились политзаключенные, гонимые диссиденты и политэмигранты, хотя масштабы репрессий, конечно, несопоставимы.

Широкое распространение получили обвинительный уклон и избирательное применение закона, когда деятельность неугодных Кремлю изучается "под микроскопом", и их сурово наказывают за то, что сходит с рук лояльным или политически нейтральным гражданам.

Мало кто сомневается в том, что Михаил Ходорковский, так или иначе, "минимизировал налоги". Но в обществе недоумевают, почему не тронули остальных олигархов, почему неприятности у Ходорковского начались именно после словесного конфликта с Путиным и почему ему и Платону Лебедеву по отбытии наказания тут же, как водилось при Сталине, "сунули" новый срок?

Большинство оппозиционеров не одобряют хулиганства в храме. Но на куда более циничную выходку в Зоологическом музее в 2008 году никто не обратил внимания. Случайно ли участницы Pussy Riot получили несоразмерно жестокий, по мнению многих, приговор, когда исполнили песню, высмеивавшую не столько Царя Небесного, сколько царя земного?

Российское общество расколото в отношении всего этого, как и личности и дел Сталина.

По данным октябрьского опроса "Левада-центра",18% россиян выступают за возвращение Волгограду имени "Сталинград", и 23% - за установление в Москве памятника Сталину. Против, соответственно, 60 и 56 процентов.

Правда, современные сталинисты подчеркивают, что ценят своего кумира не за репрессии, а как "эффективного менеджера", который "принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой", но, по мнению правозащитников, это дела не меняет.

С их точки зрения, мысль, что "высшие интересы государства" оправдывают любое насилие и жертвы, является ложной и преступной. Лучше бы Сталин оставил Россию с хорошими дорогами и благоустроенными туалетами, говорят они.

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: политзаключенные
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях