ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Киргизские пленницы. Как обычай похищения невест превратился в жестокую забаву

14 марта 2013, 09:12
0
658
Корреспондент: Киргизские пленницы. Как обычай похищения невест превратился в жестокую забаву
Фото: Noriko Hayashi/Panos/Grinberg Agency
18-летнюю Чолпон ее жених Аман (на фото - стоят справа) украл за два дня до свадьбы

В Кыргызстане до сих пор жив древний обычай похищения невесты. С веками он утратил романтичный колорит: своих избранниц женихи избивают, насилуют и принуждают к рабскому труду, - пишет Максим Бутченко в № 9 журнала Корреспондент от 7 марта 2013 года

Майрамгуль, 19-летняя жительница киргизского села Аксы, чью фамилию ее родители попросили не называть в СМИ, только недавно оправилась от перелома ноги и психического потрясения. Травму девушка получила, когда пыталась скрыться от троих пьяных мужчин, преследовавших ее по сельской улице на автомобиле, рассказывает киргизский правозащитник Илья Лукаш.

Загнав жертву в угол между домов, водитель сбил ее, после чего Майрамгуль затащили в машину и отвезли в дом будущего мужа, которого она видела впервые. Той же ночью девушка сбежала через окно и, пройдя с переломом около 10 км, вернулась домой.

Жертвы обычая зачастую становятся наложницами и бесплатной рабочей силой в доме похитителя

Подобные картинки, напоминающие Средневековье, - обыденность для современного Кыргызстана, констатирует Лукаш. Традиция похищения невесты, сохранившаяся у многих народов лишь как шуточный свадебный ритуал, в этой стране превратилась в жестокую и преступную забаву.

“Например, едешь в маршрутке - увидел симпатичную девушку, - рассказывает Лукаш. - Звонишь своим друзьям: “Я такую девчонку приглядел, хочу ее украсть”. Когда дама выходит из автобуса, ее прилюдно хватают, и никто не реагирует”.

При этом, как в знаменитой советской комедии Кавказская пленница, девушка вовсе не хочет, чтобы ее похитили.


Noriko Hayashi/Panos/Grinberg Agency
Тынчтыкбек (на фото - слева) схватил 20-летнюю Фариду (в центре) прямо на улице. Его друг и сообщник попутно прихватил подругу Фариды (на фото - справа). Девушек затащили в машину и повезли показывать невесту родителям Тынчтыкбека. Таким же образом происходит большинство похищений молодых женщин в Кыргызстане. 80% узниц мужчины принуждают выйти за них замуж, и лишь немногим удается вырваться из плена. По данным киргизской правозащитной организации Open line, пятую часть невест злоумышленники крадут просто ради развлечения


В отличие от кино, реальные истории не заканчиваются хеппи-эндом: жертвы обычая зачастую становятся наложницами и бесплатной рабочей силой в доме похитителя. Царящая в стране бедность лишь способствует распространению дикого обряда.

Согласно результатам исследований Института омбудсмена Кыргызстана, каждый год в стране похищают около 8 тыс. девушек, и большинство из них подвергаются насилию и побоям. 80 % своих узниц мужчины принуждают выйти замуж, а 20% удается вырваться из плена.

Вместе с тем, по данным МВД Кыргызстана, за последние 12 лет милицией было зарегистрировано всего 159 фактов похищения девушек, и, согласно милицейской статистике, уголовное дело возбуждается лишь в одном из 700 случаев.

Скудная статистика легко объяснима: большинство пострадавших и их родителей воспринимают дикую выходку как народную традицию, а не преступление, и не спешат обращаться в правоохранительные органы.

Каждый год в стране похищают около 8 тыс. девушек, и большинство из них подвергаются насилию и побоям

Это лишь один из многих обрядов на грани криминала, сохранившихся в мусульманских странах. К примеру, в Чечне практикуется кровная месть, а в Иране женщин и мужчин, вступивших во внебрачные сексуальные отношения, закапывают в землю и забрасывают камнями.

Однако в Кыргызстане все больше жителей считают такие пережитки несовместимыми с недавними демократическими преобразованиями в стране. С июня 2010 года здесь установлена парламентско-президентская форма правления, а временно избранный путем референдума президент Роза Отунбаева в результате выборов 2011-го законно передала власть следующему главе страны Алмазбеку Атамбаеву.

В рейтинге свободы слова международной организации Репортеры без границ среди 179 стран Кыргызстан занимает 106-е место, опережая все государства Центральной Азии, а также Украину, которая находится на 126-й позиции.

“Поэтому воровство невест - это темное пятно на репутации Кыргызстана”, - говорит Корреспонденту киргизский омбудсмен Турсунбек Акун.

Женихи в законе

18-летняя Бахтыгуль, жительница Чуйской области, попросившая на называть ее фамилию в прессе, впервые увидела своего жениха, когда ее доставили к нему в дом. Предварительно Бахтыгуль схватили на улице и тащили, удерживая за руки и ноги.

По ее словам, “суженый”, оказавшийся вдвое старше ее, требовал согласия на женитьбу несколько дней, держа пленницу под охраной пожилых сообщниц - своих родственниц.

После недели безуспешных попыток сбежать похищенная невеста отравилась найденными в доме сильнодействующими таблетками. Попав в реанимацию в состоянии комы, Бахтыгуль выжила, но на всю жизнь осталась инвалидом.


Noriko Hayashi/Panos/Grinberg Agency
Родственники и друзья Динары помогают ей надеть чадру в день свадьбы. Незадолго до этого Динару украл ее соотечественник Ахмат и долго уговаривал ее выйти за него замуж. В итоге пленница решила остаться с похитителем. Киргизка согласилась на брак, оправдывая свой поступок тем, что это народная традиция. Последствия такого решения могут оказаться для жертв похищения непредсказуемыми - женщины, как правило, попадают в рабское подчинение к своим мужьям


 

Из больницы напуганный похититель отвез Бахтыгуль к ее родителям, а через год женился на другой и уже успел обзавестись детьми. “Он остался ненаказанным, - сетует пострадавшая, - До похищения у меня был молодой человек, за которого я хотела выйти замуж. Но теперь я никому не нужна”.

Отделался легким испугом и обидчик 17-летней Анары, уроженки Южного Кыргызстана. Ему присудили всего лишь три месяца домашнего ареста, хотя он удерживал свою жертву в плену и издевался над ней с июня по ноябрь 2012 года.

По словам матери Анары, которая не решилась назвать свою и дочери фамилию, девушку затолкали в машину средь бела дня в родном селе.

“Когда я узнала об этом, то у меня был шок, - рассказывает она Корреспонденту, - я просто сидела, и мои руки тряслись”.

Мать успокоилась, когда к ней приехали родственники жениха, чтобы согласно обычаю сообщить о своем поступке.

После этого вызволять дочь родители уже не торопились. Как призналась мать Анары, она понимала, что насильственный брак не принесет счастья, но не пошла против традиции, дабы не навлечь на себя проклятия родственников жениха и осуждение окружающих.

Боясь позора, не пыталась вырваться из заточения и сама Анара. Похититель обычно повязывает на голову украденной невесты белый платок - ритуальный символ того, что теперь она в браке и в случае бегства от мужа будет считаться падшей.

Впрочем семейная жизнь Анары длилась недолго: с переломанным носом и сотрясением мозга ей удалось освободиться из плена. Позже беглянка рассказала, что муж постоянно ее избивал, насиловал и заставлял работать с утра до поздней ночи.

“Родители Анары написали заявление в милицию, но только по поводу избиения. А ведь она несовершеннолетняя и, по сути, полгода была в сексуальном рабстве”, - подчеркивает Мунара Бекназарова, глава правозащитной общественной организации Open line.


Noriko Hayashi/Panos/Grinberg Agency
26-летняя Эльвира Касымова в 2004 году была похищена своим будущим мужем, водителем такси Азаматом. Он привез девушку к себе домой и насильно удерживал ее там, принуждая к замужеству. Касымова рассказывает, что ее убеждали остаться с женихом и родственники Азамата. На выходе из дома они рассыпали хлебные корки - по традиции, наступивший на хлеб навлекает на себя проклятие. И хотя Эльвира согласилась тогда остаться, через три года она с двухлетней дочерью сбежала от мужа и теперь требует развода. По данным опросов местных правозащитников, более половины семей, созданных таким образом, распадаются в первый же год совместной жизни


 

Эксперт заключает, что малограмотные сельские жители не знакомы с законами и не только не осознают тяжести этих преступлений, но и косвенно их покрывают. Так, по рассказу Лукаша, мать вышеупомянутой Майрамгуль встретила ее пощечинами и со словами: “Ты опозорила нашу семью этим бегством”. Она отказалась принять дочку, сбежавшую от злоумышленников, и заставляла ее вернуться в дом жениха.

Между тем уголовный кодекс Кыргызстана предусматривает даже отдельную статью за похищение женщины для вступления в брак вопреки ее воле. До недавнего времени она предполагала максимальное наказание - три года лишения свободы. С 2013-го срок увеличен до семи лет, а в случае, если жертва несовершеннолетняя, - до десяти лет. Тем не менее как раньше, так и сейчас похитители невест редко попадают за решетку.

По данным Гульсары Алиевой, руководителя управления информационной политики и развития МВД Кыргызстана, в 2011 году в отношении их было возбуждено 28 уголовных дел, до суда дошла лишь половина, и в большинстве случаев виновные отделывались штрафом, не превышающим $ 100 при средней зарплате по стране около $ 200. За последние 20 лет суровый приговор - шесть лет тюрьмы - вынесли лишь одному преступнику.

“У нас сегодня за кражу баранов дают больше”, - резюмирует Лукаш.

Чтобы пасти скот

К ала-качуу - традиции красть невесту - в старину в Кыргызстане прибегали в основном бедные молодые люди - те, кто был не в состоянии выплатить калым, то есть выкуп родителям невесты, рассказывают историки.

Другая категория - женихи, имеющие влиятельных родственников, но желающие жениться на девушке из бедного сословия. Похищение было способом придать узаконенный вид брачным отношениям.

В обоих случаях обряд выглядел вполне пристойно и даже красиво: невесту наряжали в лучшее платье, она должна была сама выйти навстречу жениху - например за водой к ручью, где ее уже поджидали кунаки жениха. Родители обеих сторон заранее знали о готовящейся церемонии.

В советское время обычай подзабыли, а с распадом СССР и пробуждением национального духа ритуал снова вошел в обиход, правда, в извращенном виде. Впрочем, прослойка киргизов, занимающихся охотой на женщин, осталась прежней - это, как правило, люди небогатые, подчеркивают местные правозащитники.


Noriko Hayashi/Panos/Grinberg Agency
Сестра и мать (на фото - в центре) погибшей киргизской девушки Ырус Касымбай скорбят у ее могилы. Касымбай повесилась в июне 2012 года, после того как ее похитил в качестве невесты и удерживал в плену Шаимбек Иманакунов. Впоследствии жених был приговорен к шести годам тюрьмы по совокупности - за похищение женщины в целях склонения ее к браку и за изнасилование. За последние 20 лет это самый суровый приговор, вынесенный за подобное злодеяние в Кыргызстане


 

 

По данным Центральноазиатского института свободного рынка CAFMI, в Кыргызстане сегодня до 20 % безработных (официально - лишь 8%), а уровень бедности составляет 36,8%. Для сравнения: в Украине - 14%, России - 13%, Чехии - 9%.

Большая масса молодых людей, которые не учатся и не трудоустроены, сосредоточена в сельской местности - как в горах, так и вокруг крупных городов. У многих есть небольшие частные дома, но живут они лишь своим приусадебным хозяйством. Обзавестись женой для этого маргинального контингента означает лишь получить бесплатную пару рабочих рук.

Весной девушки оканчивают школу, а в семьях потенциальных женихов уже подыскивают, кто будет пасти скот и выполнять домашнюю работу, рассказывает Римма Султанова, специалист по мониторингу киргизского Центра помощи женщинам.

Хотя по результатам опроса еще одной местной правозащитной организации Open line, пятую часть невест мужчины крадут просто ради развлечения, а если и создают семьи, то более половины из них распадаются в первый же год совместной жизни.

Высокий сезон отлова невест в Кыргызстане приходится на весну и осень - традиционно в этот период происходит и рост числа официальных бракосочетаний в стране.

Причем свадьба и ограничение свободы человека в сознании многих киргизов - понятия неразделимые, и исчезновение женщины у всех на глазах обычно не вызывает протеста. Так, в декабре 2012 года правозащитники Open line сымитировали похищение в центре Бишкека, возле здания филармонии. Двое молодых людей тянули “невесту” к машине, “жертва” взывала о помощи, и, притом что вокруг было немало людей, никто и не думал вступиться, хотя с девушкой обращались подчеркнуто жестко и грубо.

Столь низкий порог критичности к таким действиям у окружающих заложен в национальном характере, считает Анна Лянна, психолог, специализирующийся на насилии в отношении женщин. По ее мнению, соответствующее воспитание мальчики получают во многих киргизских семьях.

Средневековый взгляд на женщин не редкость в странах Востока, к примеру в Афганистане, Пакистане, Иране и Сомали, где особенно много местных жительниц подвергаются физическому, сексуальному и психологическому насилию.

И хотя в последнее время общественные активисты и правозащитники выступают в СМИ и ездят по селам, растолковывая населению криминальный характер древнего обычая, а также проводят акции в городах, быстро переломить ситуацию не удастся, рассуждают эксперты.

“Общество разделилось: одни видят в воровстве невест острую проблему, другие утверждают, что традицию нельзя изменить, - резюмирует Дастан Бекешев, депутат парламента Кыргызстана, один из инициаторов недавнего существенного ужесточения меры наказания за похищение женщин. - Но нам нужно объяснить гражданам, что она несовместима с демократией”.

***

Этот материал опубликован в №9 журнала Корреспондент от 7 марта 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентженщиныКыргызстаннасилиеобычаи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях