ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Английский пациент. 10 наиболее интересных суждений книги Бориса Джонсона, мэра Лондона

1 августа 2013, 09:35
0
253
Борис Джонсон – Мне есть что вам сказать - Корреспондент - Английский пациент. 10 наиболее интересных суждений книги Бориса Джонсона, мэра Лондона
Фото: Корреспондент № 29
Книга Бориса Джонсона Мне есть что вам сказать

Борис Джонсон, бывший журналист, а теперь - мэр Лондона и один из самых популярных политиков в Великобритании, в книге - подборке его лучших публикаций размышляет о проблемах страны и планеты. Корреспондент в № 29 от 26 июля 2013 года публикует десять наиболее интересных из его суждений.

Его считают едва ли не самым эпатажным и эксцентричным градоначальником в мире. У него нетипичная, запоминающаяся внешность - результат причудливого смешения кровей. Он ездит на работу на велосипеде. Не стесняется в выражениях. Снимается в телешоу. Пишет книги.

По данным последних опросов, Джонсон - самый популярный политик Великобритании. Он опережает своего главного однопартийца, премьер-министра Дэвида Кэмерона. Не так давно британские СМИ даже утверждали, что Джонсон намерен перехватить у Кэмерона лидерство в партии.

Он ездит на работу на велосипеде. Не стесняется в выражениях. Снимается в телешоу. Пишет книги.

По профессии Джонсон журналист. Он прошел путь от корреспондента до главреда ведущего печатного издания консерваторов - The Spectator. Среди прочего ему приходилось освещать события в горячих точках вроде Ирака.

Скандальности имиджу мэра британской столицы придают прямолинейность и нежелание или неумение выбирать слова. Он не раз откровенничал о своих отношениях с наркотиками, бросая фразы вроде “Мне как-то дали кокаин, но я чихнул, так что в нос ничего не попало”. На выборах “обещал”, что у избирательниц, которые поддержат его, увеличится грудь. А свою неприязнь к легализации однополых браков комментировал словами: “Давайте в таком случае регистрировать союзы между тремя мужчинами или тремя мужчинами и собакой”.

В 2008-м Джонсон победил на выборах мэра, став вторым в истории страны избранным градоначальником. В мае прошлого года лондонцы повторно переизбрали Джонсона на пост мэра. При этом в период его правления британской столице (и ему самому) пришлось пройти через два испытания - финансовый кризис и летние Олимпийские игры 2012 года.

Джонсон регулярно попадает в курьезные ситуации. В статусе мэра он на глазах у журналистов упал в реку, участвуя в уборке мусора. А во время подготовки к Олимпиаде, желая эффектно появиться на публике, застрял на подвесном тросе на высоте 45 м. Зависнув, как Карлсон, в воздухе, мэр размахивал флажком Британии и просил снять его: “Это очень весело, но мне надо двигаться дальше”.

Скандальности имиджу мэра британской столицы придают прямолинейность и нежелание или неумение выбирать слова

В книге Мне есть что вам сказать собраны мысли и взгляды Джонсона на самые разные аспекты жизни его страны. Справедливости ради следует оговориться: некоторые из волнующих Джонсона проблем могут показаться “чересчур английскими” украинскому читателю.

Согласно [экс-премьеру Тони Блэру], у нас серьезные проблемы с имиджем за рубежом. Мы запаршивели и заплесневели. Британия считается отсталой страной с плохой погодой и едой и неприветливыми людьми. Авиакомпания British Airlines стыдливо убрала с киля государственный флаг. Сейчас Блэр едва ли сможет запретить слово “Британия” - пока. Но он может изменить связанные с ним ассоциации. Отсюда операция по созданию нового образа. Отсюда лозунг Британия: молодая страна, торжество восходящих талантов. По количеству стариков Британия занимает шестое место в мире. Если Блэр хочет управлять действительно молодой страной, ему следует поехать в Кот-д’Ивуар, 50 % населения которого - до 15 лет. Стремление создать “молодую Британию” разрушительно. Как пиар-прием оно вряд ли сработает. Толпы молодых дизайнеров, специализирующихся на показе задниц, немного неотесанных звезд, рестораторов-мультимиллионеров, предлагающих по пять фунтов булочку с изюмом? В принципе все правильно. Но еще несколько лет такой раскрутки, и мы будем обливаться слезами - о международном имидже Великобритании.

Можно было бы поспорить и ответить, что отсутствие института монархии не влияет на дух предпринимательства или демократии в этой стране. Удивительные экономические успехи Америки имеют мало общего с избавлением от короля. Почему американский бизнес так процветает? Потому что, прежде всего, совокупное налогообложение в Америке составляет 32 % ВВП, тогда как в этой стране [Великобритании] оно немногим выше 40 %. И потому что условия найма не такие обременительные, как в Британии. Пожалуйста, давайте устроим у себя революцию, если это означает снижение налогов на 20 % и создание американских условий предпринимательства - о том, что предприимчивость британцев тормозят налоги, а не институт монархии.

Государственный сектор разрастается слишком быстро, и это ведет к большим затратам. Мы восторженно говорим о новых местах в госсекторе, число которых достигает 650 тыс. Неделю за неделей публикуются объявления о странных “не-работах”, часто с очень хорошими зарплатами <…>, - координаторов по гендерным вопросам, специалистов по пропаганде и социокультурным различиям. Все это не только слишком дорого, но еще и абсурдно. В то же время мы должны учитывать, что служащие, имеющие эту работу, - люди, у них есть семьи, на них висят кредиты. Любое новое правительство тори должно понимать, что сокращение госсектора потребует реального мужества и причинит настоящую боль - о раздутых штатах госаппарата в Великобритании.

Отложите некрологи. Избавьтесь от праздничных флажков. [Премьер-министр Тони] Блэр не уйдет [в отставку] этим летом. Не в характере политиков отказываться от собственной политической жизни; они словно осы в банке от варенья. Гудят еще долго после того, как умерла надежда. Они не исчезают, потому что им так положено по природе; потому что все политические карьеры должны заканчиваться в слезах. И общество заинтересовано в том, чтобы они вели себя так, ибо политики будут работать больше и лучше, если будут знать, что единственный выход для них - дарвинистская борьба за народную любовь и интересы - о психологии политиков.

Колоссальный рост числа выпускниц университетов впечатляет, но он усилил процесс ассортивного спаривания, в результате которого выпускники вузов из среднего класса женятся / выходят замуж за выпускников вузов из среднего класса и еще больше отгораживаются от общества. В результате в семьях с низкими доходами у женщин только один выбор - идти работать. Часто это приводит к отрицательным последствиям в семейной жизни и обществе, так как дети, выросшие без любви и не приученные к порядку, будут устраивать гопстоп за углом. Конечно, я за то, чтобы женщины работали. Мир был бы гораздо лучше, если бы им управляли женщины, но действительно ли мы хотим, чтобы они работали так много? - о роли женщин в обществе.

Взгляните на квитанцию за газ. Проанализируйте стремительный рост доли газа в наших энергетических потребностях. В 1970 году она составляла 5 %, а сейчас - примерно 45 %. Страшно подумать, что г-н [российский президент Владимир] Путин может перекрыть краник в нашей газовой трубе. Страшно подумать, что мы будем постоянно нуждаться в защите от причуд какого-нибудь европейского газового картеля. Нам нужна альтернатива, но не ветряные двигатели, бороздящие наш пейзаж, способные при их мощности разве что снять корку с рисового пудинга. Вот почему я возвращаюсь к своей приверженности к атомной энергетике - об оправданности атомной энергетики.

Семьи в Индии большие, и не потому, что индийцы такие энтузиасты воспроизводства населения. Они поддерживают тесные контакты с самыми дальними родственниками. Они созваниваются. Наносят друг другу визиты. Я невольно вспомнил толстенный американский бестселлер, в котором так хорошо изображена разобщенная западная семья. Все эти вещи - легкомысленное отторжение кровных уз, предоставление детям преждевременной самостоятельности - вызвали бы у индийцев недоумение, так же как и наше обращение со стариками. Индийцы не отсылают стариков в дома престарелых, даже огромный и растущий средний класс не делает этого. И это не вопрос оплаты содержания. Это считалось бы посягательством на семейный долг. Мы позволили государству занять то место, которое когда-то занимала семья. Государство за нами присматривает так, как это не способна сделать семья. Государство не требует ответных знаков любви или даже уважения. Просто дает нам деньги. Государство всеобщего благоденствия лишает людей подлинного тепла и потребности заботиться о других - об атрофировавшихся семейных ценностях.

В нашем воображении Китай становится модным новым благоговейным страхом. Все это чепуха. Нам нет нужды бояться китайцев. Китай не будет доминировать. Нет никакой необходимости учить наших детей китайскому. Мировое доминирование - сверхдержавность - связано с силовой и несиловой мощью, с военным могуществом и культурным влиянием. Культурное влияние Китая почти нулевое. Маловероятно, что китайская культура получит широкое распространение за рубежом, как английский язык и голливудские фильмы. Она так и будет процветать в границах Китая. Китайские пианисты обладают блестящей техникой, но исполняют [Франца] Шуберта и [Сергея] Рахманинова. Китайские балерины танцуют по партитуре [Сергея] Дягилева. Но ни один из китайских ученых, выросших в Китае, не получил Нобелевскую премию. Китайская армия может насчитывать 2,5 млн человек, но Китай располагает всего 20 ракетами дальнего действия, что в случае войны с американцами покажется забавным фейерверком. Китайцы не обладают ни потенциалом, ни склонностью доминировать в мире. Они просто хотят торговать, и не надо им мешать - о Китае как псевдосупердержаве.

Не так давно я оказался за рулем Ferrari Maranello, согласно хвастливым цифрам на приборной доске, способного развить 350 км / ч. На что мой шестилетний пацан сказал, что это в три раза больше разрешенного. Вопрос: кому нужен такой скоростной автомобиль? Поезжайте-ка на ближайшую дорогу и оглянитесь. Если увидите кого-то, кто соблюдает правила, то позвоните мне. У полицейских нет ни времени, ни денег на обеспечение соблюдения закона, который уже не отражает мощности и безопасности современных автомобилей. Но прежде всего не отражает привычек людей. Такое же соображение можно высказать, конечно, и в отношении марихуаны. Ограничение скорости 160 км / ч слишком низкое. Оно не имеет отношения к той скорости, с которой ездят автомобилисты. При этом в 2000 году на дорогах погибло меньше людей, чем в любом другом начиная с 1926 года. Да, марихуана опасна, но не более, чем другие совершенно легальные препараты. Пришло время пересмотреть этот вопрос, чем и занимается партия консерваторов - самая прикольная и живая партия на земле - о необходимости менять устаревшие запреты и ограничения.

На днях [экс-министра] Джека Стро осенила идея [создать единую футбольную сборную королевства], и футбольный мир был потрясен. Его предложение не встретило радостного приветствия на трибунах, а мужчины в дубленках тихо ржали. И все же в его мысли была логика. Проблема в потере социальных связей жителей, отсутствии заинтересованности в своем обществе. Там, где продолжается активная первичная иммиграция, слабо развито чувство принадлежности. Почему бы не пописать на стену, если вы считаете, что эта стена не ваша, а часть другой страны? Всех американских детей учат клясться в верности флагу. Все граждане должны иметь базовое знание конституции. Люди иммигрируют в Америку, потому что хотят стать американцами, и когда им это удается, их распирает гордость. Может ли кто-то, положа руку на сердце, сказать, посмотрев на жителей иммигрантских трущоб [в Британии], что они приехали сюда потому, что хотят славы во имя британцев? - о важности национальной идеи как инструмента объединения общества.  


AP


 

Один из самых известных британцев, Александр Борис де Пфеффел Джонсон (таково полное имя мэра столицы Соединенного Королевства) - выходец из высшего класса.

Его отец - в свое время известный политик Стенли Джонсон, бывший член Европарламента. Джонсон состоит в дальнем родстве с королевской семьей и премьер-министром Дэвидом Кэмероном.

Будущий мэр получил классическое английское образование, окончив Итонский колледж, а затем Оксфорд, состоял в элитарном Буллингдон-клубе.

По иронии судьбы в крови у этого типичного англичанина намешаны христианская, мусульманская и иудейская кровь, а сам он родился в Нью-Йорке в 1964 году и всего семь лет назад отказался от американского гражданства.

После окончания университета Джонсон подался в журналистику. А в 2000-х - в политику: был избран в палату общин парламента от консервативной партии. В 2008-м тори выдвинули его кандидатом на пост мэра Лондона, и он победил, опередив действующего городского голову на 140 тыс. голосов. В 2012 году переизбран на второй срок. Его полномочия истекают в 2016-м, но буквально недавно он заявил, что не успеет реализовать все свои замыслы и подумывает о третьем сроке.

Джонсон женат вторым браком, у него четверо детей. Биограф мэра Эндрю Гимсон утверждает, что на собственную свадьбу Джонсон пришел в одолженных брюках, а обручальное кольцо умудрился потерять спустя час после церемонии бракосочетания.

***        

Этот материал опубликован в №29 журнала Корреспондент от 26 июля 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.         

ТЕГИ: журнал КорреспондентЛондонкнигаВеликобританияидеиБорис Джонсон
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях