ГлавнаяМирВсе новости раздела
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Отцы города: кто правил Москвой до Собянина

Русская служба Би-би-си, 3 сентября 2013, 15:57
0
72
Новости России - Москва - Отцы города: кто правил Москвой до Собянина
Фото: AP
Выборы мэра Москвы пройдут в Единый день голосования 8 сентября

8 сентября российская столица будет выбирать мэра.

За 304 года в Москве сменилось 77 градоначальников, включая Сергея Собянина. 84 - если с середины 1920-х по 1990 год считать реальными хозяевами не председателей горисполкома, а первых секретарей горкома партии.

Некоторые из них оставили заметный след в истории.

Одни много сделали для столицы, другие подвизались на общероссийской политической сцене и рассматривали руководство городом не как цель, а как средство.

1709-1711. Тихон Стрешнев

Первый московский губернатор, назначенный указом Петра I от 3 февраля 1709 года в связи с официальным переносом столицы в Петербург и учреждением в России губерний (ранее Москва своих властных структур не имела).

Стрешнев занял эту должность в 65 лет, пробыл на ней недолго, и в качестве хозяина столицы ничем особенным себя не проявил. А вот в окружении Петра был особым явлением: единственным недалеким и вялым человеком, которого царь-реформатор всю жизнь держал не просто рядом с собой, а на высоких должностях.

Разгадка заключалась в том, что Тихон Никитич, доводившийся ему дальним родственником по линии бабушки, в качестве "дядьки" заведовал игрушками и развлечениями маленького Петра. Кроме того, тот ценил в Стрешневе истовую преданность в сочетании с неспособностью к интригам.

Петр шутливо звал его "святым отцом" и наделил уникальной привилегией: обривая в 1699 году бороды боярам, сделал для Стрешнева исключение. В свою очередь тот, в угоду бывшему воспитаннику, до глубокой старости участвовал в сумасбродствах Всепьянейшего собора.

Назначение московским губернатором такой бесцветной личности рассматривалось современниками как проявление немилости Петра к Первопрестольной столице.

1812-1814. Федор Ростопчин

Официально титуловался "московским главнокомандующим", затем "военным губернатором". На его правление пришлись война с Наполеоном и пожар Москвы, роль в котором Ростопчина не выяснена до сих пор.

Известно, что при эвакуации он распорядился вывезти из города все пожарные трубы и выпустить из тюрем арестантов, которые, по данным французов, в основном и занимались поджогами. Однако нет прямых доказательств того, что уничтожение Москвы планировалось и организовывалось российскими властями.

После войны, узнав, что в огне погибли до двух тысяч (по другим данным, порядка 10 тысяч) оставленных в городе раненых и, столкнувшись с претензиями владельцев недвижимости, губернатор категорически открестился от причастности к пожару ("Бонапарт, чтобы свалить на другого свою гнусность, наградил меня титулом поджигателя").

Обязанный карьерой Павлу I, при Александре Ростопчин пребывал в немилости и был назначен московским губернатором на волне предвоенных патриотических и антифранцузских настроений.

Он являлся видным представителем "старой русской партии" - предтечи сделавшейся официальной в следующее царствование доктрины "самодержавия, православия и народности", направлял императору памятные записки с разными советами, и занимался публицистикой. Любимым коньком Ростопчина были борьба с иезуитами и масонами и традиционные семейные ценности.

От имени придуманного им провинциального дворянина Силы Богатырева он проповедовал такие идеи: "Долго ли нам быть обезьянами? Не пора ли опомниться, приняться за ум и, сотворив молитву, сказать французу: сгинь ты, дьявольское наваждение! Ступай в ад или восвояси, все равно - только не будь на Руси. Наша молодежь хуже французской. Не повинуются и не боятся никого, и быв ничто, хотят быть все ".

Летом 1812 года Ростопчин потратил 30 тысяч рублей на поддержку изобретателя Леппиха, обещавшего разбомбить наполеоновский лагерь с аэростата, и общался с москвичами посредством настенных "афишек", в которых нарочито простонародным языком рассказывал о ходе войны и "злодее Бонапартии". Содержавшиеся в них ксенофобские призывы привели к нескольким случаям самосуда над жившими в Москве иностранцами.

За день до оставления столицы он собрал толпу, велел привести из тюрьмы арестованного по подозрению в распространении французских прокламаций купеческого сына Верешагина, объявил его чуть ли не главным виновником сдачи Москвы и приказал драгунам зарубить несчастного саблями.

В свете Ростопчина считали человеком со странностями. Екатерина II называла его "сумасшедшим Федькой". Съездив в молодости в Англию, он увлекся боксом, который по тем временам даже на родине считался плебейским спортом, а, отличившись в русско-турецкой войне, попросил Суворова вместо ордена подарить ему свою походную палатку.

После отставки Ростопчин уехал жить в многократно обруганный им Париж, где его жена перекрестилась в католичество, а дочь вышла замуж за французского аристократа.

1820-1844. Дмитрий Голицын

Коренной москвич, выходец из старинной знати, красавец-мужчина, конногвардеец, герой наполеоновских войн, генерал от кавалерии.

Получил блестящее образование, изучая гуманитарные науки в Страсбурге, а военное дело в Париже незадолго до французской революции.

Отстроил Москву после пожара, заложил храм Христа Спасителя, открыл современные здания Большого и Малого театров и Первую Градскую больницу, возвел Триумфальную арку на нынешнем Кутузовском проспекте, благоустроил Кремлевскую набережную, засыпал речку Неглинку, разбив на ее месте Воскресенский сад.

Политических амбиций не проявлял, всецело сосредоточившись на развитии любимого города. За многолетние труды был удостоен высших наград Российской империи - титула светлейшего князя и ордена Андрея Первозванного.

До конца жизни говорил по-русски с акцентом и писал свои публичные речи по-французски, отдавая затем переводчику. Страдая от сильной близорукости, не расставался с лорнетом. Возможно, поэтому отличался застенчивостью, которую порой принимали за аристократическую спесь.

До конца жизни глубоко чтил свою властную мать, известную в обществе как "усатая княгиня", которая обращалась с сыном как с мальчиком, даже когда он сделался генерал-губернатором.

Москвичи подшучивали над странностями Голицына и пародировали его характерный отрывистый смех, но любили за справедливость, хлебосольство и заботу о городе.

Критически настроенный к нему мемуарист Модест Корф писал, что он был "более француз, нежели русский, а в существе приверженец всех предрассудков и поверий высшей касты", плохо разбирался в людях, и оттого был "окружен всякими пронырами".

Он также утверждал, что "преблагороднейший и предобрейший князь" на склоне лет "уронил себя во мнении Москвы, и вообще всей публики, через любовную связь с одной замужнею женщиною".

Дмитрий Голицын вышел в отставку по состоянию здоровья, уехал лечиться во Францию, где и умер, и был похоронен в родовой усыпальнице в Донском монастыре. Хотя при жизни он был совершенно равнодушен к религии, после его смерти Москву, по словам Корфа, "захлестнули лицемерные панихиды".

1848-1959. Арсений Закревский

Закревский получил от москвичей прозвище "Чурбан-паша".

Выходец из небогатой и незнатной дворянской семьи, "сделавший себя сам". Проявил несомненную личную храбрость при Аустерлице, где спас от плена командира полка, и в Бородинском сражении, отличался честностью и неподкупностью в сочетании с самодурством, подозрительностью и реакционными взглядами.

До назначения московским генерал-губернатором возглавлял военную разведку и контрразведку, был генерал-губернатором Финляндии и министром внутренних дел. Принял город в разгар революционных событий в Европе с поручением Николая I "навести порядок".

Боролся с взяточничеством, одновременно преследуя свободомыслие и жестко регламентируя все стороны жизни москвичей, включая время окончания семейных балов и праздников.

После воцарения Александра II настойчиво противился отмене крепостного права, и император избавился от него, воспользовавшись в качестве предлога семейным скандалом: дочь Закревского вторично вышла замуж, хотя первый супруг, сын министра иностранных дел Карла Нессельроде, не дал ей развода.

Синод признал брак недействительным, и Лидии Закревской со вторым мужем пришлось жить за границей. Отец вскоре присоединился к ней и умер во Флоренции.

1965-1891. Владимир Долгоруков

Обладатель абсолютного рекорда продолжительности пребывания на посту главы Москвы - 26 лет.

Потомок Рюрика и черниговских князей, не уступавший знатностью Романовым, родившийся в фамильном дворце на Пречистенке. Один из его братьев дослужился до шефа жандармов, другой по молодости состоял в декабристском "Союзе благоденствия", правда, в восстании не участвовал и кончил жизнь генерал-адъютантом.

При Долгорукове население Москвы увеличилось втрое, центр города, в том числе Тверская улица, застроились красивыми доходными домами, появились конка, телефон и газовое, а затем электрическое освещение. Было завершено возведение храма Христа Спасителя. Город превратился в крупнейший железнодорожный узел. Проводились масштабные промышленные выставки.

Долгоруков был убежденным сторонником курса Александра II, но, являясь ловким дипломатом, умел ладить и с консерваторами. Москва шла в авангарде судебной и земской реформ.

Генерал-губернатор славился хорошими отношениями с предпринимателями, которые в обмен на различные льготы щедро жертвовали на строительные проекты и благотворительность.

Во время войны с Турцией 1877-1878 годов он организовал в городе и губернии 20 комитетов Красного Креста, которые собрали около полутора миллионов рублей в пользу раненых и 2,2 миллиона для приобретения судов добровольного флота, открыли госпиталь на 2400 коек и направили на фронт два санитарных поезда.

Долгоруков - единственный генерал-губернатор Москвы, которого городская дума удостоила звания почетного гражданина, обычно присваиваемого лицам купеческого сословия.

Борис Акунин, в основном, точно описал "князя Владимира Андреевича" в своих романах об Эрасте Фандорине. Он был аристократ, вальяжный барин и большой жизнелюб, предпочитал мягкий, "домашний" стиль управления, ценил человеческие отношения, жил сам и давал жить другим.

"Он не был административным гением, большой политики чуждался, да и внешностью не вышел - низенький, с брюшком и лысиной, прикрытой паричком. Но тем любезен он стал Первопрестольной, что в его образе власть в переломные и тревожные времена обратилась к подданным человеческим, сугубо московским лицом", - пишет современный историк Борис Арсеньев.

Недоброжелатели обвиняли Долгорукова в коррупции, в частности, утверждали, будто еврейские банкиры тайно открыли на его имя неограниченный кредит, но после смерти значительного состояния он не оставил.

Князь плохо вписывался в эпоху Александра III, но благодаря огромному авторитету продержался на посту еще 10 лет. Он ушел в отставку в возрасте 81 года и спустя четыре месяца умер в Ницце.

1891-1905. Великий князь Сергей Александрович

По воспоминаниям современников, после четверти века долгоруковского либерализма с приездом нового генерал-губернатора на Москву повеяло холодом. Великий князь Сергей Александрович держался официально и сухо, мало общался с горожанами, демонстрировал государственную строгость и не старался никому понравиться.

По официальной версии, Александр III этим назначением хотел подчеркнуть особую роль Первопрестольной столицы, по неофициальной - удалил младшего брата из Петербурга за скверный характер.

"Великий Князь Сергей Александрович сыграл роковую роль в падении Империи. При всем желании отыскать хотя бы одну положительную черту в его характере, я не могу ее найти. Совершенно невежественный в вопросах управления, упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, точно бросая в лицо всем вызов и давая, таким образом, врагам богатую пищу для клеветы и злословия", - писал в эмиграции великий князь Александр Михайлович.

При Сергее Александровиче в городе появился трамвай, были открыты МХАТ и Исторический музей, построены Мытищинский водопровод и общежития Московского университета. Великий князь состоял почетным патроном огромного количества культурных и благотворительных обществ. Одновременно он всячески поддерживал черносотенные организации и проправительственные "зубатовские" профсоюзы.

Сергей Александрович как глава московской администрации несет ответственность за Ходынскую катастрофу, унесшую жизни 1389 человек, и, вероятно, не избежал бы строгого наказания, если бы не доводился императору дядей. По имеющимся данным, именно он убедил Николая II не отменять коронационные торжества, заявив: "Велика важность - чернь из-за пряников потоптала друг друга!"

Великий князь был известным антисемитом. Вскоре после прибытия в Москву, проезжая в экипаже по Китай-городу, он обратил внимание на приметное здание, спросил, что это такое, крайне возмутился, узнав, что в шаговой доступности от Кремля действует синагога, и велел ее закрыть.

Вскоре он выселил из города и губернии большое количество евреев и потребовал впредь строго придерживаться законодательства о черте оседлости, на нарушения которого Долгоруков смотрел сквозь пальцы.

Ходили упорные слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации великого князя, дополнительно подпитываемые его бездетностью. Прямых доказательств нет, но у современников версия сомнений не вызывала. Возникла шутка: "Прежде Москва стояла на семи холмах, а теперь на одном "бугре" (тогдашнее жаргонное обозначение гомосексуалиста).

В политике Сергей Александрович был крайним консерватором, накануне "Кровавого воскресенья" настаивал на применении силы, после начала революции 1905 года предлагал ввести в России военную диктатуру. По оценкам историков, его убийство членом "Боевой организации" эсеров Иваном Каляевым 4 февраля 1905 года в какой-то мере склонило чашу весов в пользу партии реформ. Часть москвичей отреагировала на взрыв бомбы цинично: "Наконец Великому князю пришлось пораскинуть мозгами!".

1931-1934. Лазарь Каганович

Родился в Киевской губернии в семье, по его собственным словам, рабочего, по другим данным, торговца скотом. Образования не получил. С 14 лет работал на обувной фабрике, с 18-ти состоял в большевистской партии.

В 1922 году Сталин выдвинул 29-летнего Кагановича на ключевой пост заведующего Учетно-распределительным отделом ЦК ВКП(б), ведавшего кадровыми назначениями. Наряду с Молотовым, Каганович сыграл важнейшую роль в приведении Сталина к единоличной власти.

Во главе Москвы энергично занимался превращением столицы в "образцовый коммунистический город" в соответствии со вкусами вождя, лично инструктируя архитекторов. Руководил разработкой первого советского Генплана развития Москвы.

При Кагановиче был построен первый участок Сокольнической линии Московского метро, некоторое время носившего его имя, и пущены первые троллейбусы.

Каганович запомнился уничтожением храма Христа Спасителя. По имеющимся данным, он сам повернул рукоятку взрывателя, произнеся при этом: "Задерем подол матушке-России!". Аналогичная судьба постигла находившуюся на противоположном конце Красной площади часовню Иверской Божьей матери, ныне восстановленную.

Хотел снести и собор Василия Блаженного, чтобы тот не мешал проходу военной техники и демонстраций трудящихся.

Существует легенда, будто Каганович привез Сталину макет Красной площади со съемными фигурками зданий, убрал храм Василия Блаженного, чтобы показать, как замечательно будет выглядеть центр Москвы после задуманной им реконструкции, а вождь сказал: "Лазарь, поставь на место!"

Впоследствии Каганович ведал железнодорожным транспортом и нефтяной промышленностью.

Активный участник сталинского террора. В 1932 году выезжал на Северный Кавказ во главе комиссии по "организации хлебозаготовок", завершившейся массовым голодом. В 1937-1938 годах подписал 189 расстрельных списков. Прославился фразами "мы снимаем людей слоями" и "вредно лить слезы по поводу того, что могут арестовать невинных", а также привычкой накладывать матерные резолюции на покаянных письмах высокопоставленных партийцев.

По некоторым данным, именно Каганович пустил в оборот словечко "Хозяин" применительно к Сталину.

После перехода Сталина к политике государственного антисемитизма остался единственным евреем в его ближайшем окружении.

В 1956 году потерял власть вместе с так называемой "антипартийной группой". Будучи исключен из КПСС, получал персональную пенсию и жил в элитном доме на Фрунзенской набережной. Увлекся игрой в домино с окрестными пенсионерами, в которой достиг большого мастерства. Чтобы не прекращать забаву с наступлением темноты, использовал старые связи для строительства во дворе освещенной беседки.

Каганович прожил дольше всех членов сталинского политбюро и умер 25 июля 1991 года в возрасте 97 лет. Мистически настроенные люди говорили, что он скреплял собой советскую власть, как обручи бочку. Менее чем через месяц после его смерти случился августовский путч.

1934-1938 и 1949-1953. Никита Хрущев

Будущий советский лидер начинал карьеру в Украине, но взлет совершил в Москве.

В 1929-1931 годах он обучался в Промышленной академии - специальном заведении, где лучшие преподаватели доводили малограмотных выдвиженцев хотя бы до уровня средней школы. В качестве секретаря парткома академии занимался не столько науками, сколько борьбой с бухаринской оппозицией. Надежда Аллилуева, учившаяся в академии одновременно с Хрущевым, рассказала мужу о преданном молодом активисте.

В результате сразу после окончания академии Хрущев возглавил Бауманский райком, а затем парторганизацию Москвы и области.

Первый московский период Хрущева ознаменовался ускоренным строительством метро и вводом в строй воспетого в фильме "Волга-Волга" канала имени Москвы, второй - сооружением семи "высоток", задуманных как "наш ответ их Манхэттену" и ставших главным символом сталинской архитектуры.

Авиаконструктор Александр Яковлев писал в мемуарах, что однажды пожаловался Сталину на производившуюся по указанию Хрущева вырубку вековых лип на Тверском бульваре, и тот остановил уничтожение деревьев, заметив: "Заставь дурака богу молиться, он лоб расшибет". История вызывает некоторые сомнения, поскольку Яковлев не скрывал преклонения перед Сталиным, а к Хрущеву, мягко говоря, не питал большого уважения.

Возвращение Хрущева с Украины в Москву некоторые исследователи связывают с его робкой попыткой вступиться за разоренных войной и задавленных непосильными налогами колхозников. Однако нет серьезных оснований рассматривать этот перевод как немилость. В последние годы жизни Сталина Хрущев неизменно входил в избранную группу пяти-шести членов политбюро, которых вождь приглашал на затягивавшиеся до утра ужины на Ближней даче, где решались все важнейшие вопросы.

Сталин звал соратника "Мыкытой" и во время застолий заставлял плясать гопак, а Хрущев впоследствии говорил, что, отправляясь "наверх", никогда не знал, вернется ли домой, но, по крайней мере, по имеющимся данным, он никогда не числился кандидатом на уничтожение.

По мнению историков, Сталин ценил Хрущева за "народную простоту", полагая его неспособным самостоятельно мыслить и плести интриги - и, как известно, просчитался.

1967-1985. Виктор Гришин

В отличие от других членов брежневского политбюро, хозяин столицы не имел высшего образования, окончив паровозный техникум.

При Гришине в Москве появились Останкинская телебашня, гостиница "Россия", десятки станций метро и многочисленные спальные районы. Прошли Олимпийские игры. Несмотря на повторяемые как заклинание слова о том, что "Москва не резиновая", бурно росло население, увеличиваясь на миллион человек каждые десять лет.

Столица рассматривалась как витрина социализма и находилась на привилегированном снабжении. Побегав по магазинам и постояв в очередях, там можно было "ухватить" товары и продукты, которых в других городах и весях не видели годами. Тысячи жителей близлежащих областей каждые выходные заполняли "колбасные электрички" и отправлялись в Москву на заготовки.

В народе шутили, что советское правительство решило не утруждать себя логистикой, а просто свозить все производимое в стране в Москву - провинциалы сами доставят, куда нужно.

Под предлогом того, что "приезжие все раскупают", горожане каждую неделю получали по месту работы продуктовые наборы, включавшие, например, копченую колбасу, гречку, растворимый кофе и чай "со слоном". В других местах этой привилегией пользовались только ветераны войны, и раз в месяц. Во всем СССР наборы честно называли "пайками", а в Москве снобистски именовали "заказами", хотя заказывать никто ничего не мог.

Столица окончательно превратилась в полузакрытый город, где можно было поселиться либо в качестве "лимитчика" - делать тяжелую и грязную работу, либо будучи особо ценным специалистом или большим начальником, либо через вступление в брак. Московская прописка стала чем-то вроде потомственного дворянства.

В результате в стране возникла неприязнь к москвичам, отчасти сохраняющаяся и поныне.

Гришин всячески поддерживал сложившуюся систему, заботясь о городе, как умел и считал правильным. С молчаливого согласия Брежнева и политбюро он фактически вывел столицу из-под критики и контроля.

Его престиж сильно подорвало инициированное не любившим его Юрием Андроповым "дело о взяточничестве в Мосглавторге", по итогам которого были осуждены сотни работников столичной торговли, директор главка Николай Трегубов получил 15 лет, а директор Елисеевского гастронома Юрий Соколов был расстрелян.

Гришин препятствовал расследованию, но не потому, что покровительствовал коррупции, а пытаясь оградить свою "вотчину" и заботясь о собственных прерогативах и авторитете.

У осужденных особых богатств тоже не обнаружилось. По данным историка Леонида Млечина, КГБ рыл землю, пытаясь добыть улики на Гришина, но безуспешно.

"Процветала не столько система взяток, а своего рода бартер, - писал Млечин. - Люди, сидящие у кормушек, обменивались, кто чем владеет, делились с сильными мира и просто с важными и полезными людьми. Но так делали все, а посадили некоторых. Почему показательные процессы не устроили в областях, где людям совсем нечего было есть? Тамошние партийные секретари не были соперниками Андропову?"

По некоторым данным, после смерти в 1985 году Константина Черненко, Гришин, как единственный оставшийся представитель "старой гвардии", рассматривался в качестве претендента на пост генсека. По словам "архитектора перестройки" Александра Яковлева, группа работников ЦК уже написала для Гришина "тронную речь" и список нового политбюро, в котором Горбачева вообще не было.

Впрочем, если кто-то и цеплялся за надежду не допустить прихода молодого лидера и неизбежных за этим кадровых перемен, непроходимость кандидата была ясна даже им. Выдвижение Горбачева прошло гладко, и сам Гришин наряду с остальными членами политбюро высказался в его поддержку.

"У Горбачева был один реальный конкурент - Гришин, но у него по-настоящему шансов не было", - писал в воспоминаниях Яковлев.

Вскоре Гришин лишился всех постов. 25 мая 1992 года он скоропостижно скончался в районном собесе - по слухам, разнервничался из-за того, что ему предложили посидеть в общей очереди.

1985-1987. Борис Ельцин

Второй после Хрущева руководитель Москвы, впоследствии возглавивший все государство, и второй после Дэн Сяопина политический деятель, вернувшийся к власти после низвержения с Олимпа в коммунистической стране.

Толчок дальнейшей карьере Ельцина дала не столько его работа на посту первого секретаря Московского горкома, сколько изгнание с этой должности.

По оценкам историков, в 1985-1987 годах будущий президент России не имел последовательных либеральных взглядов или цельной программы реформ. Его новаторство сводилось к раскованному общению с гражданами, нетрадиционной риторике, замене старых кадров, во многом демонстративной борьбе с привилегиями, поездкам в общественном транспорте, устройству овощных ярмарок и покровительству первым кооперативам.

Исследователи полагают, что Ельцин стремился превратить Москву в символ и витрину обновления, чтобы скорее перейти из кандидатов в члены политбюро, и искренне рассчитывал на поддержку Горбачева. Но генсек то ли не захотел обострять отношения с номенклатурой, то ли испугался конкуренции. Вряд ли ему могли понравиться заголовки западных СМИ: "Восходящая звезда перестройки - Борис Ельцин".

Отставка вытолкнула Ельцина в оппозицию и сделала ее неоспариваемым лидером. Помимо харизмы и воли к власти, он был единственным, кто реально пожертвовал фантастическими по советским меркам жизненными благами, и кто был одновременно диссидентом и "настоящим начальником".

Горбачев впоследствии публично сожалел о том, что не отправил Ельцина послом куда-нибудь подальше.

В 1989 году, когда в СССР состоялись первые альтернативные и относительно свободные парламентские выборы, сторонники предлагали Ельцину выдвижение во многих округах, включая родной Урал, но он счел делом чести баллотироваться по Московскому национально-территориальному округу, то есть от всего населения Москвы, и получил 89,4% голосов.

1990-1992. Гавриил Попов

Вероятно, самый образованный руководитель Москвы за всю ее историю.

Профессор, экономист, историк, автор многочисленных научных трудов. Спичрайтер Брежнева, которого тот в шутку называл "мой социал-демократ". Эрудит, блестящий оратор и полемист, говоривший, как по-писаному, умевший ясно и логично изложить любую идею и "размазать по стенке" оппонентов.

Изобретатель знаменитого термина "командно-административная система" (употреблять слово "социализм" в отрицательном контексте в 1987 году было еще невозможно).

Одно худо: он был типичным интеллигентом во власти, напоминавшим думских деятелей начала XX века, преисполненных добрых намерений, отлично знавших, как все должно быть, но совершенно непрактичных.

На выборах депутатов в марте 1990-го, принесших Попову пост председателя Моссовета, и первых выборах мэра в июне 1991 года, проходивших "в пакете" с президентскими, народ выбирал не градоначальника - путь развития страны. Москвичи отдали голоса "прорабу перестройки", соратнику Ельцина, сопредседателю Межрегиональной депутатской группы.

Попов впоследствии откровенно говорил, что баллотировался с единственной целью - получить право санкционировать митинги, и что в августе 1991 года власть свалилась на него нежданно-негаданно.

Единственное запомнившееся и долговечное деяние Попова-мэра - административная реформа по замене 40 районов Москвы десятью округами, да и та носила чисто политический характер, имея целью разрушить старые структуры и подорвать власть райкомов партии.

В июле 1991 года Попов передал все административные полномочия созданному взамен Мосгорисполкома правительству Москвы во главе с Юрием Лужковым, а 6 июня 1992 года, во вторую годовщину своего избрания, добровольно подал в отставку, вернувшись к тому, что получается у него лучше всего - научной работе и написанию книг.

1992-2010. Юрий Лужков

Руководил Москвой восемнадцать, а с учетом работы премьером городского правительства при мэре Гаврииле Попове - все 20 лет.

Единственный после Бориса Ельцина и Владимира Путина современный российский политик, давший свое имя эпохе.

Единственный за всю советскую и постсоветскую историю глава города - коренной москвич.

Образ Лужкова неотделим от кепки, которую мэр носил во все сезоны, и меда, который он добывал на своей пасеке в Калужской области и постоянно нахваливал.

Более противоречивого градоначальника в Москве, пожалуй, не было. Почти все его качества и дела вызывали противоречивые оценки.

Во время кризисов 1991-го, 1993-го и 1996 годов Лужков энергично поддерживал Ельцина, и при этом крайне негативно относился к "младореформаторам".

Москва легче остальной России прошла "шоковую терапию", уровень жизни в столице был и остается существенно выше среднего по стране. Бюджетники и пенсионеры получали весомые "мэрские" надбавки, неизменно приносившие Лужкову электоральную поддержку.

Одновременно Москва превратилась в бурлящий капиталистический мегаполис с множеством высокооплачиваемых рабочих мест и карьерных возможностей, дорогими магазинами, роскошными автомобилями и бурной ночной жизнью.

Сторонники считали его самым эффективным управленцем постсоветской России. Многим горожанам импонировала кипучая энергия Лужкова, вникавшего во все детали городской жизни и чуть ли не ежедневно с утра пораньше объезжавшего новостройки.

Критики доказывали, что Москва имела объективные экономические преимущества, так что особой заслуги Лужкова здесь нет, а сам он - типичный советский хозяйственник, не понимающий сути конкурентной рыночной экономики и строящий отношения с продвинутыми горожанами по патриархальному принципу: "Я за вас решаю, а вы слушайтесь, я о вас забочусь, а вы благодарите".

При Лужкове столица переживала строительный бум. Ударными темпами был восстановлен храм Христа Спасителя, модернизирована Московская кольцевая автодорога, возведены сотни жилых и офисных зданий.

Поклонники мэра называли его "князем Юрием Строителем", противники обвиняли в волюнтаризме, архитектурном безвкусии и размывании исторического облика города, повторяя вслед за Борисом Гребенщиковым: "Над раздолбанной Москвою в небо лезут леса - турки строят муляжи святой Руси за полчаса!"

Появление на Манежной площади, ранее излюбленном месте и демократических, и коммунистических митингов, торгового центра с дорогими бутиками стало для многих наглядным символом упадка гражданственности.

Особые нарекания и насмешки вызвал установленный на островке посреди Москвы-реки циклопический памятник Петру I работы известного дружбой с Лужковым скульптора Зураба Церетели, тем более, что Петр, как известно, Москву терпеть не мог.

Часть общества в ответ напоминала, что Эйфелеву башню на первых порах тоже считали уродливым монстром, и вообще нельзя идти на поводу у консерваторов, которые хотят видеть город таким, каким помнят с детства, да и все тут!

По мнению аналитиков, Лужков, не принадлежа к команде Владимира Путина, является его политическим предтечей. Еще в середине 1990-х годов он построил и опробовал в Москве "вертикаль власти", которую Путин распространил на всю Россию: с "ручным управлением" одного лица, отсутствием реальной оппозиции, карманным парламентом, подконтрольным бизнесом, судами и СМИ.

Общим местом стали разговоры о коррупции в столичной мэрии, хотя юридического подтверждения они не нашли, и Лужков выиграл в московских судах свыше 50 дел о защите чести и достоинства против своих хулителей.

Особое недовольство вызывала деятельность компании "Интеко" во главе с супругой мэра Еленой Батуриной. Критически настроенные граждане говорили, что в нормальной демократической стране мэр, жена которого за время его руководства городом стала мультимиллионером, независимо ни от чего проиграл бы следующие выборы.

28 сентября 2010 года Дмитрий Медведев освободил Лужкова от должности, как было сказано, "в связи с утратой доверия президента". Конкретные поводы для недоверия не названы до сих пор.

Год спустя компания "Интеко" была продана российским инвесторам за 1,2 млрд долларов.

В настоящее время Юрий Лужков живет в основном за границей, хотя эмигрантом себя не признает, возобновив, таким образом, традицию московских генерал-губернаторов XIX века уезжать после отставки в Европу.

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: РоссияМоскваВыборымэрСобянин
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях