ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Битве под Лейпцигом 200 лет. От кровавой бойни - к идее единой Европы - DW

16 октября 2013, 13:07
0
134
Битве под Лейпцигом 200 лет. От кровавой бойни - к идее единой Европы - DW
Фото: AP

Никогда прежде на поле боя не погибало столько солдат, как в сражении под Лейпцигом: каждый пятый участник поплатился жизнью. А правители сели за стол переговоров.

16 октября 1813 года. Дождливый осенний день. Когда к девяти утра рассеялся туман, прогремело три выстрела – сигнал к началу сражения. По данным историков, на поле боя друг другу противостояли до 600 тысяч солдат. С одной стороны - армия Наполеона и его союзников, с другой – войска Австрии, Пруссии, России и Швеции.

Через четыре дня, 19 октября 1813 года, битва против наполеоновской армии была выиграна. "Такого сражения мир еще не видел. Поле боя в несколько километров было усеяно трупами, изувеченными телами. Лейпцигское сражение было очень кровавым", - писал своей жене прусский генерал Август фон Гнейзенау (August Wilhelm Antonius Graf Neidhardt von Gneisenau).

Мясорубка

Никогда прежде на поле боя не погибало столько солдат, как в сражении под Лейпцигом: 120 тысяч. Каждый пятый участник поплатился жизнью. Иоганн Христиан Рейль (Johann Christian Reil) был профессором медицины, одним из известнейших врачей того времени. По заказу прусского государственного и политического деятеля Генриха Фридриха Карла фом унд цум Штейна (Heinrich Friedrich Karl Reichsfreiherr vom und zum Stein) он написал отчет о ситуации в лазаретах и военных госпиталях.

"Я завершаю свой отчет упоминанием одного жуткого зрелища, от которого я на некоторое время потерял самообладание. Во дворе одной из школ я нашел гору останков моих соотечественников. Их грызли собаки и крысы. Вот так избавлялись от останков героев, павших за родину", - писал профессор Рейль. Врач отчаянно требовал от политиков улучшить ситуацию в лазаретах и госпиталях. Но уже через месяц, 22 ноября 1813 года, он сам умер от тифа. После сражения под Лейпцигом от эпидемии тифа погибли десятки тысяч солдат и мирных жителей.

Начало эпохи переговоров

Через четыре дня после начала кровавой бойни Наполеон был вынужден признать свое поражение. Но он не просто проиграл одну из битв: это сражение ознаменовало конец его господства в Европе.

Огромное количество жертв заставило политиков задуматься над тем, насколько важно решать возникающие конфликты за столом переговоров. "Это был первый случай, когда государственные мужи, шокированные результатами битвы, заговорили о поисках других путей решения проблем, - подчеркивает историк Штеффен Позер (Steffen Poser). – Итогом стал Венский конгресс - общеевропейская конференция, в ходе которой была выработана система договоров, направленных на восстановление феодально-абсолютистских монархий, разрушенных наполеоновскими войнами, и были определены новые границы самых больших и влиятельных государств Европы".

Разные перспективы

В Германии историки бережно хранят память о Лейпцигском сражении октября 1813 года. В других странах ситуация выглядит несколько иначе. "Для России, несмотря на то, что империя потеряла под Лейпцигом 22 тысячи солдат, победе над Наполеоном в 1812 году придается куда большее значение, чем "Битве народов" 1813 года. Да и в Австрии сражению 1813 года не уделяется столько внимания", - считает австрийский эксперт по истории освободительных войн Александра Блайер (Alexandra Bleyer).

В Германии "Битва народов" обросла мифами, уверена писательница Сабине Эберт (Sabine Ebert). Она три года проработала в Лейпциге над своим историческим романом. "В исторических исследованиях и в сознании многих людей укрепилось мнение о том, что это была освободительная война против оккупантов, во время которой народ боролся за реформы и прогресс", - подчеркивает Сабине Эберт. Но это, по мнению писательницы, не было целью господствовавшего класса: "Правителям куда важнее были раздел территорий и сохранение собственных интересов и власти".

Долгий путь к Европе

Есть и еще один миф, согласно которому "Битва народов" стала началом объединения Германии. Сторонники единого немецкого государства в XIX веке пытались использовать войну против Наполеона для своих политических и пропагандистских целей. "Попытка придать освободительным войнам мифическую роль в образовании единого немецкого государства, привела к тому, что значение битвы под Лейпцигом внутри Германии трактуется несколько иначе, чем за рубежом", - считает историк Штеффен Позер.

Как бы там ни было, события 200-летней давности сыграли огромную роль в истории, причем не только немецкой, но и общеевропейской. По мнению Буркхарда Юнга (Burkhard Jung), бургомистра Лейпцига, благодаря "Битве народов" Европа вышла на путь нового государственного устройства. "Несмотря на то, что армия Наполеона потерпела поражение, идеи Французской революции о свободе, равенстве и братстве проложили себе дорогу в Европе", - подчеркивает он. Юнг уверен, что идея объединения Европы зародилась во время Венского конгресса.

Такого же мнения придерживается и историк Штеффен Позер: "То сражение стало важным этапом на пути развития Европы, началом каменистого пути к мирному европейскому содружеству государств, в котором мы сегодня живем".

Источник: Русская служба DW

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях