ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Николя Саркози: человек, который торопится

Корреспондент.net, 7 мая 2007, 07:20
0
19

Человек, который торопится" - так нередко называют 53-летнего Николя Саркози, который в воскресенье избран президентом Французской Республики. Через 10 дней он сменит на посту главы государства Жака Ширака, который после 12-ти лет в Елисейском дворце решил не баллотироваться на новый срок.

Своим прозвищем Никола Поль Стефан Саркози де Надь-Боска, или попросту Сарко, как его обычно именуют и соратники, и политические противники, обязан неутомимой жажде деятельности, которая, по утверждению биографов, снедает его еще со студенческих времен.

На происхождение Саркози следует обратить особое внимание. Его отец Пал Саркози Надьбоска происходил из дворянской семьи, которая в 1944 году бежала на Запад из Венгрии после прихода туда Советской Армии.

Оказавшись в Баден-Бадене, Пал Саркози записался во французский Иностранный легион, но вскоре демобилизовался и занялся рекламным бизнесом. В 1949 году он женился на студентке Андре Малла, которая была дочерью француженки и парижского врача-хирурга, по происхождению - принявшего католицизм еврея-сефарда из греческих Салоник.

Николя Саркози, появившийся на свет в 1955 году в Париже, был вторым ребенком в семье: тремя годами раньше родился его брат Гийом (ныне предприниматель), а в 1957 году появился на свет младший брат - Франсуа (ныне биолог). Вскоре после этого их родители развелись, и Андре с детьми перебралась в зажиточный парижский пригород Нейи, где занялась адвокатской практикой.

Столь подробное упоминание о генеалогическим древе в данном случае необходимо, ведь Сарко стал первым во Франции президентом, который является иммигрантом во втором поколении и в жилах которого течет лишь четверть французской крови. Кстати, его супруга Сесилия, урожденная Сиганер-Альбениц, тоже отнюдь не чистокровная француженка: в ее жилах намешана цыганская и испанская.

Этим объясняются не только те нападки, которым чета Саркози подвергалась во время предвыборной кампании со стороны блюстителей "чистоты расы" (например, главы крайне правого Национального фронта Жан-Мари Ле Пена), но, видимо, и особое отношение нового главы государства к проблемам иммиграции, которое ярко проявилось в бытность его министром внутренних дел Франции.

После лицея будущий президент поступил в университет Париж-Х, по окончании которого получил диплом юриста и политолога. Как пишут биографы, во время учебы Никола Саркози приходилось подрабатывать курьером в цветочном магазине.

После университета он решил продолжить учебу и поступил в парижскую Высшую школу политических наук Сьянс-По - одно из самых престижных учебных заведений Франции, но диплома о ее окончании так и не получил - помешали плохие отметки по английскому языку.

Кстати, впоследствии Сарко даже отчасти гордился тем, что "не связан догмами", в отличие от других представителей французского политического истеблишмента, едва ли не поголовно окончивших Национальную школу администрации ENA (на одном курсе которой учились, например, соперница Саркози на президентских выборах Сеголен Руаяль, ее гражданский муж и лидер Социалистической партии Франсуа Олланд и нынешний премьер-министр Доминик де Вильпен).

По утверждениям биографов, некоторое время Никола Саркози хотел стать журналистом, но в итоге все же решил пойти по стопам матери и избрал адвокатскую практику. Кстати, он до последнего времени оставался партнером в адвокатской конторе и, хотя и не практиковал, регулярно получал причитающуюся ему часть прибыли (в 2002 году она составила 241 тысячу евро).

Впрочем, адвокатура всегда привлекала Сарко меньше, чем политика. Еще в 1976 году он по рекомендации видного французского политика Шарля Паскуа вступил в Объединение в поддержку республики (ОПР) - молодую голлистскую партию, основанную Жаком Шираком. Годом позже он был избран от ОПР в муниципалитет Нейи, а в 1983-м, когда ему исполнилось 28 лет, - мэром этого парижского пригорода. Любопытно, что вообще-то на эту должность претендовал Паскуа, но в самый ответственный момент он угодил в больницу, и Саркози сумел обойти своего покровителя.

До выдвижения кандидатуры и победы на президентских выборах Саркози пришлось познать не только взлеты, но и падения. В 1988 году он, по-прежнему будучи мэром Нейи, становится депутатом Национального собрания (нижней палаты парламента), в 1993-м получает пост министра бюджета в правительстве Эдуара Балладюра, а в 1995-м решает поддержать кандидатуру Балладюра на президентских выборах.

Этот шаг становится большой ошибкой: выборы выигрывает Жак Ширак, и Саркози оказывается за бортом правительства, более того, между ним и Шираком надолго устанавливаются весьма прохладные отношения, да и многие соратники по партии отворачиваются от чересчур рьяного "молодого выскочки".

В 1999 на выборах в Европарламент Саркози формирует свой собственный список, но результат оказывается весьма посредственным, и Сарко решает на время исчезнуть из большой политики. Он вновь занимается адвокатской практикой, даже публикует книгу под многозначительным названием Свободен, но в то же самое время активно готовит возвращение на передний край политической борьбы.

Это возвращение состоялось в 2002 году, когда Саркози был вновь избран депутатом Национального собрания, а затем получил пост министра внутренних дел, который во Франции традиционно считается вторым по значению. В марте 2004 года он из МВД был переведен на должность министра экономики, финансов и промышленности и руководил этим суперведомством в течение девяти месяцев.

Примерно в это самое время он начинает открыто заявлять о своих президентских амбициях и пытается взять под контроль пропрезидентскую партию Союз за народное движение (СНД), так же являющуюся детищем Ширака, как ранее им являлось ОПР. Естественно, у Ширака, не забывшего старых обид, это вызывает недовольство, и он публично напоминает Саркози о неписаной традиции несовмещения партийных и административных должностей и предлагает Саркози выбирать: или партия, или работа в правительстве.

Как теперь полагают аналитики, со стороны Ширака этот ход был ошибкой: в ноябре 2004 года Саркози был избран лидером СНД и покинул правительство, чтобы заняться подготовкой к президентским выборам, до которых оставалось два с половиной года. И так преуспел в сплочении партийных рядов вокруг своей собственной персоны, что в мае 2005 года, когда его вновь пригласили в правительство на должность главы МВД, он поставил условие: пойду, но сохраню за собой пост партийного лидера. Шираку и его окружению пришлось принять это условие, и уже тогда стало ясно: появился новый реальный претендент на пост главы государства.

Второе пребывание на посту министра внутренних дел оказалось для Саркози достаточно сложным: чего стоят одни только массовые беспорядки, прокатившиеся по Франции осенью 2005 года. Действия возглавляемого Саркози ведомства по подавлению беспорядков, а также некоторые высказывания самого министра стали тогда предметом острейшей критики со стороны не только оппозиции, но и многих соратников по СНД, а в устах уличной толпы прозвище Сарко приобрело исключительно ругательный оттенок.

Однако и эту ситуацию Саркози сумел обратить себе на пользу. По словам его ближайших сподвижников, именно тогда сказались два принципа, которым неукоснительно следует Сарко: никогда ничего не пускать на самотек; постоянно повторять и объяснять свои позиции. Например, однажды он публично заявил о необходимости отправить непутевую молодежь из проблемного пригорода "в стиральную машину". А позднее, тоже публично, употребил по отношению к участникам беспорядков слово "подонки". В результате марка стиральной машины, которую упомянул Саркози, приобрела нарицательное значение и стала частью политического лексикона, а за "подонков" его подвергли такой критике, что другой на его месте тут же побежал бы на площадь, чтобы коленопреклоненно просить прощения перед безвинно оскорбленными.

Не таков оказался Саркози: он снова и снова повторял свои оскорбительные слова и объяснял, почему он их употребляет и почему те, кому он их адресовал, не заслуживают другого обращения. И ведь убедил, если не всех, то многих, в своей правоте, в том, что в демократическом обществе называть негодяя негодяем вовсе не зазорно.

Рассказывают и про еще один принцип Саркози: ни один контакт не должен оставаться бесполезным.

По словам одного из сослуживцев, Сарко, встречаясь с кем-нибудь, всегда задает себе вопрос: а чем этот человек может быть мне полезен? Сегодня в числе его друзей и знакомых числятся крупные представители деловых кругов, в том числе руководители таких компаний и банков, как Буиг, Лагардер, Сюэз, Рено, Альстом, БНП-Париба, представители интеллектуальной элиты (философ Ален Финкелькро, гендиректор социологического института Ipsos Пьер Жакометти, деятели культуры и шоу-бизнеса (к примеру, французский рок-кумир Джонни Холидей или актер Жан Рено), про которых Саркози в узком кругу замечает: "Избирают не благодаря артистам, но нельзя быть избранным вопреки им".

В одном из последних интервью перед выборами Саркози сказал, что хочет быть президентом, который станет объединять французов, а не разделять их. "Я не являюсь человеком клана или секты, а став президентом, я не буду человеком одной партии. Я хочу быть собирателем", - заявил он.

Не приходится сомневаться, что при правлении Саркози Францию ожидают серьезные реформы. Их круг был очерчен еще Сарко-кандидатом: ограничить срок президентства двумя мандатами, организовать регулярное общение главы государства с прессой и парламентариями, расширить полномочия парламента, провести реформу налогового, трудового, пенсионного законодательства, принять меры для сокращения астрономического внутреннего госдолга, взять под контроль миграционные потоки, остановить утечку капиталов за рубеж. Саркози хочет начать подготовку этих реформ уже осенью, а заодно и сформировать новую европейскую и международную политику Франции.

В публичных заявлениях Саркози говорит, что "дипломатию слова предпочитает дипломатии молчания". В ходе предвыборной кампании он несколько раз критиковал Россию за нарушения прав человека в Чечне. Вот как объяснил он свою позицию в одном из интервью: "Говоря о Чечне, я не хочу ущемлять национые чувства русских. Владимир Путин сделал очень многое для своей страны, но все же ему необходимо кое-что сказать. Речь идет не о том, чтобы давать уроки, а о том, чтобы поднять проблемы".

Французские политологи полагают, что преувеличивать значение этой критики не стоит. Во-первых, она произносилась отчасти в пику Жаку Шираку, известному теплыми отношениями с Москвой, отчасти для привлечения на свою сторону французских интеллектуалов, для многих из которых вопрос о правах человека является главным "коньком". Когда же дойдет дело до практических решений, то, как полагают эксперты, возобладает прагматичное понимание того, что без России, как одного из ключевых партнеров, все равно никуда не деться.

По материалам: РИА Новости
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях