ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Грузия. Время мечтать

Корреспондент, 31 октября 2013, 09:27
18
2119
Корреспондент: Грузия. Время мечтать
Фото: Reuters
Давид Бакрадзе, кандидат в президенты от саакашвилевского ЕНД

Президентские выборы в Грузии почти наверняка положат конец периоду модернизации, затеянной харизматичным Михаилом Саакашвили. Человек, начавший правление с радикальных структурных реформ, за десять лет растерял уважение соотечественников. В кавказской республике приходит время более умеренного “деревенского парня” Бидзины Иванишвили и его людей - партии Грузинская мечта, - пишет Анастасия Береза в № 42 журнала Корреспондент от 25 октября 2013 года.

Новые дороги и старенький пыльный автобус - такой контрастный прием оказала Корреспонденту Грузия, страна самых решительных реформ в постсоветском пространстве, вечный повод для украинцев повздыхать: “А ведь и у нас так могло быть”.

“У нас” так не стало, а “у них” заканчивается: 27 октября в стране пройдут президентские выборы. Кто бы ни одержал на них победу, кампания станет завершением эпохи Михаила Саакашвили. Некогда самый популярный политик страны, человек, не побоявшийся кардинально перетряхнуть все - чиновничий аппарат, устоявшиеся негласные законы, экономику, - уйдет. И не потому, что по закону не сможет в третий раз занять главный пост, - страна устала от него.

Ранее это уже показали парламентские выборы, завершившиеся победой антипрезидентской партии Грузинская мечта (ГМ), лидер которой, богатейший грузин Бидзина Иванишвили, стал премьер-министром. В табели о рангах это теперь ключевой пост: после реформ Саакашвили президент утратил значительную часть полномочий, а вот глава кабмина, избираемый парламентом, наоборот, уже с ноября окажется реальным руководителем государства.

ГМ выступает за возобновление отношений с Россией, испорченных войной 2008 года, плюс за восстановление справедливости. А главное, Мечта оппонирует Саакашвили и его партии Единое национальное движение (ЕНД).

Новым доказательством роста антисаакашвилевских настроений, вероятно, станут нынешние выборы. Наибольшие шансы на успех у Георгия Маргвелашвили, вице-премьера и министра образования, ставленника ГМ. Давид Бакрадзе, кандидат от ЕНД, по рейтингам идет лишь вторым. Тройку лидеров замыкает ветеран грузинской политики Нино Бурджанадзе, бывшая соратница Саакашвили, а сегодня - его непримиримый оппонент.

Победителю, как бы он ни относился к нынешнему главе государства, придется все же спеть вместо Саакашвили его лебединую песню. Ведь новый президент, если все пойдет так, как рассчитывает официальный Тбилиси, должен будет в ноябре, на саммите Евросоюза в Вильнюсе, подписать с ЕС договор об ассоциации, а также соглашение о Зоне свободной торговли. И завершить тем самым процесс, начатый Саакашвили.

Впрочем, дело нынешнего грузинского лидера на этом не закончится: по мнению экспертов, в чьи бы руки ни попала власть, с принятого модернизационного курса страна не свернет.

Конец единства

Раздвоенность современной Грузии, вставшей на шпагат между собственным архаичным прошлым и стремлением модернизироваться по европейскому образцу, лучше всего ощущается в центре Тбилиси, неподалеку от официальной резиденции Саакашвили, носящей название Авлабарская.

С одной стороны - модерновое здание, к которому приложил руку итальянский архитектор, построенное по инициативе Миши, как называют здесь главу государства. Подойти к резиденции может любой зевака - охраны немного, да и ретивостью она не отличается. А на сайте президентской администрации в свободном доступе висит видеотур по зданию. По словам самого Саакашвили, на постройку здания потратили $ 8 млн, или всего лишь 0,18 % от всех госрасходов за последние пять лет.

Буквально в сотне метров от резиденции, чья стеклянная крыша-купол видна практически из любой точки Тбилиси, - старые кварталы с ветхими и даже полуразрушенными домами. Их обитателям, так же как и многим другим рядовым грузинам, сверкающий мир, создаваемый Саакашвили, кажется нескромным.

 

“Миша любит роскошь, да”, - кивают дедушки в майках-“алкоголичках”, расположившиеся в разгар рабочего дня с выпивкой за импровизированным столиком возле ветхого подъезда в 100 м от дворца.

Двойная жизнь Грузии - она не только тут, но и во множестве деталей, реальных и виртуальных. Успешность, которой страна обязана Саакашвили, выглядит убедительной, если посмотреть на данные международных отчетов и рейтингов. Грузия стала № 9 в мире по простоте ведения бизнеса, № 7 - по легкости начала собственного дела и первой по количеству реформ - их провели 35 с 2005 года.

Причем реформы оказались не просто масштабными - они благоприятно повлияли как на общественную жизнь, так и на экономическое положение. По итогам 2011-го ВВП страны составил $ 14 млрд, или $ 3,1 тыс. на душу населения, что в 3,3 раза больше, чем было семью годами ранее. А прошлогодний консолидированный госбюджет, около $ 5 млрд, в 11 раз превысил аналогичный показатель 2003-го.

Но у команды младореформаторов были и просчеты, главный из которых - военный конфликт в Южной Осетии, превратившийся в короткую, но очень болезненную войну с Россией. По ее итогам официальный Тбилиси не только испортил отношения с Кремлем, но и фактически лишился надежд на скорое восстановление контроля над Абхазией и Южной Осетией.

С точки зрения обывателя, эти события стали катастрофой. “Конечно, какой он [Саакашвили] смелый, какой он сильный!” - недобро смеется Георгий Хачидзе, безработный инженер-технолог из Кутаиси, сидя в полупустом местном McDonald’s. Город, где после развала СССР не осталось почти ни одного работающего предприятия, стал похожим на тень самого себя. “У него полстраны забрали русские, а он ничего не боится!” - продолжает инженер.

Саакашвили превратил Грузию в мирового лидера по числу заключенных: при нем их число выросло в пять раз, достигнув 539 узников на 100 тыс. населения

Саакашвили превратил Грузию в мирового лидера по числу заключенных: при нем их число выросло в пять раз, достигнув 539 узников на 100 тыс. населения. В итоге власть критикуют за переполненные тюрьмы и жестокое отношение к узникам. Хотя массовые посадки благотворно повлияли на уровень преступности в государстве, который заметно снизился. Да и не было иного пути у страны, которая в советское время заслужила репутацию родины воров в законе.

О несправедливости много говорят в длинной очереди, протянувшейся ко входу в президентскую канцелярию. Незадолго до выборов Саакашвили амнистировал по случаю праздника Преображения Господня 18 тыс. человек - условно осужденных. Вот и стоят они теперь за индивидуальными выписками о судимости.

“Хотел отпустить - пусть бы отпустил, - негодует человек лет 40 в поношенной кожаной куртке. - Зачем заставляет людей стоять в очередях?!”. Он с неохотой рассказывает, что сам получил условный срок за “мелочь какую-то”, а все потому, что в стране работы нет. “А что делать, как жить, а? Чем зарабатывать?!” - вопрошает он, вскидывая руки к резиденции президента.

Занятость - действительно одна из не решенных грузинскими младореформаторами проблем. Справиться с безработицей Саакашвили не удалось - ее уровень так и не опустился ниже 15% трудоспособного населения.

“Да за что вообще судят, а? - присоединяется грузин помоложе. Как выяснилось, свой условный срок он получил за употребление легких наркотиков. - Куришь что-нибудь, подходит полиция - раз штраф, два штраф, потом сразу в суд! У вас в Украине садят за такое?” И в ответ на замечание, что в Украине, наверное, можно договориться, говорит: “А у нас нельзя! Поэтому тюрьмы переполнены, понимаешь? В камере на 50 человек сидят по 86!”.

За личными проблемами грузины все чаще забывают о том, что нынешняя власть сделала их жизнь ненамного, но лучше.

Саакашвили, рассчитывая возглавить кабмин, инициировал реформу, по которой президент лишается части полномочий и главой государства становится премьер

“Для меня, простого человека, он ничего не сделал”, - повторяет, как мантру, уставший худой таксист на грязной машине с правым рулем, забывая, что туристы, которые позволяют ему зарабатывать, наводнили страну именно благодаря Саакашвили. И при нем же появились хорошиели мздоимцы в лице инспекторов ГАИ, а зарегистрировать машину и получить номер можно быстро и без взяток.

“Миша хочет остаться. Хочет, да не может, - злорадствует улыбчивый хозяин кафе неподалеку от Авлабарской резиденции. Это он о том, что Саакашвили, рассчитывая возглавить кабмин, инициировал реформу, по которой президент лишается части полномочий и главой государства становится премьер. Владелец точки общепита тоже забыл, что фонтан, которым так удобно любоваться с террасы его заведения, появился как раз при Мише. Да и бизнес стало проще вести без визитов коррумпированных чиновников также благодаря команде младореформаторов.

Подобные настроения по отношению к уходящему президенту преобладают во всей стране. В Кутаиси его упрекают за строительство неоправданно дорогого и бесполезного здания парламента и правительства. В Гори, пострадавшем от войны 2008 года, - за потерю территорий и бои. В Батуми - за раздачу объектов родным и близким по цене 1 лари. В Тбилиси - за выявленные недавно растраты государственных средств на отдых и подарки.

“Саакашвили 2004-2010 годов - это одно. А Саакашвили 2010-2012 годов - совсем другое, - объясняет известный грузинский блогер Тенгиз Аблотия. - Украинцы восторгаются первым Саакашвили, про второго вам мало что известно, и, уверяю, он вам не понравится”. Действительно, все внимание грузинского общества теперь сфокусировано на минусах команды лидера революции роз, ставших очевидными именно в последние годы, - жестокости, властолюбии, категоричности. Те шоковые методы работы ЕНД, которые казались оправданными в начале президентского срока Саакашвили, перестали быть приемлемыми в его конце.

“Он просто испортился, разжирел, прекратил следить за своим окружением, окружил себя подхалимами - словом, потерял адекватность”, - утверждает Аблотия.

Итог невесел для партии Саакашвили. По данным Национального демократического института США, на конец сентября рейтинг оппозиционного Маргвелашвили составил 39%, Бакрадзе, представляющего партию Саакашвили, - лишь 18%, а Бурджанадзе, еще одного оппонента Миши, - 7%.

В ЕНД считают, что падение рейтингов представителей власти - следствие задержек с проведением медреформы и некоторое головокружение от успехов.

“После последних выигранных выборов нам казалось, что общаться с людьми уже нет смысла. И мы в какой-то момент утратили связь со своими избирателями”, - говорит Коба Хабази, один из лидеров ЕНД, расслабленно помешивая сахар в чае в уютном тбилисском кафе. Он считает, что все образуется. Совсем как Саакашвили, который уверен, что выборы в местные советы 2014 года его партия выиграет.

Вышел из народа

“Иванишвили? Да он деревенский человек! И этим все сказано”, - такую характеристику владельцу миллиардного состояния и премьер-министру выдал тбилисский торговец лавашем.

“Он не политик, конечно, не оратор”, - снисходительно улыбается пожилой учитель в Гори, характеризуя лидера ГМ. А самые ярые противники называют Иванишвили пророссийским кандидатом и лидером мечты - но не грузинской, а путинской.

Однако чем ближе к западу страны, к Чорвиле - родному селу Иванишвили, расположенному в Сачхерском районе, где он уже много лет живет вместе с семьей, - тем больше симпатий к премьеру.

На родину политик вернулся из России, где заработал внушительный капитал - активы Иванишвили оцениваются в $ 6,4 млрд в банковском и аптечном секторах. Миллиардер не просто живет на малой родине - он полностью обустроил и взял на обеспечение и свое село, и весь район. Кроме того, Иванишвили деньгами помогал реформам Саакашвили - например участвовал в финансировании покупки новых автомобилей для реформированной дорожной полиции и приобретении обмундирования для армии.

Да и мотивы его похода в политику выглядят альтруистическими. Хотя оппоненты считают, что Иванишвили создал ГМ с подачи российского лидера Владимира Путина - мол, тот пообещал, что, если удастся сместить Саакашвили и его ЕНД, Кремль поможет вывести из РФ в Грузию активы миллиардера, - сам “деревенский человек” объясняет все иначе. Говорит, что вынужденно пришел сменить политическую власть в стране, поскольку боялся, что действующий президент ссорами с Кремлем оставит его и вовсе без родины.

Обвинять политика в двурушничестве сложно: за год ГМ не сделала ничего, что можно было бы расценить как сдачу грузинских госинтересов Москве. Да и не мог бы прокремлевский кандидат выиграть парламентские выборы.

“После того как к Тбилиси приближались российские танки, у нас не может быть пророссийского кандидата, то есть такого, который бы принимал важные решения в пользу этой страны”, - уверяет политолог Рамаз Сакварелидзе.

Заметной части грузинского электората желание дипломатичного и осмотрительного в высказываниях премьера нормализовать отношения с очевидно более сильным соседом с целью вернуть оккупированную территорию откровенно импонирует.

При этом особых успехов у команды Иванишвили нет. “Мечтателям” пока удалось улучшить лишь положение дел в туристической сфере - увеличилось количество туристов из России. А вот прогнозы по ВВП ухудшились: вместо ожидаемых 6 % роста МВФ говорит, что по итогам 2013 года добавка составит лишь 2,5 %. Безработица тоже увеличивается - по прогнозам экспертов, только в этом году - на 1,7%, до 16,7%.

Затеянная ГМ амнистия - первый закон, принятый новой властной командой, - освободила 8,7 тыс. заключенных, что привело к росту преступности: за первый квартал 2013-го - сразу на 16,6%.

Зато чисто человеческие качества Иванишвили благоприятствуют его популярности. Инженер Хачидзе, как и многие другие грузины, живущие в регионе, который взял под свою опеку лидер ГМ, считает премьера воплощением благородства и честности. И даже его уже не раз озвученное желание покинуть свой пост сразу после выборов президента Хачидзе, как и многие другие местные жители, поддерживает.

“Иванишвили гораздо больше сможет сделать для людей без политики! - на прекрасном русском уверяет Лариса Томадзе, черноглазая хозяйка хостела в Кутаиси, бывшая учительница. - Сейчас он не может помогать людям, потому что его обвиняют в подкупе избирателя, а когда уйдет - сможет”.

Сам Иванишвили объясняет желание покинуть политику тем, что Грузия больше не нуждается в его помощи: стране нужен не он, а лишь понятная и справедливая власть. Правда, увидев, что его кандидат не набирает необходимых 50% голосов в первом туре - условие, при котором второй тур не проводится, - премьер пригрозил грузинам возвращением Саакашвили. И показал себя фаталистом, сказав, что если люди не дадут его кандидату в первом туре более половины голосов, значит ему не доверяют. Поэтому не стоит за президентский пост даже бороться, и от участия во втором туре Маргвелашвили лучше отказаться.

Грузия - страна экспериментов, рассуждает по этому поводу Аблотия.

“Саакашвили проводил свой эксперимент с целью относительной модернизации архаичного общества, и в значительной степени ему это удалось. А Иванишвили сейчас проводит свой эксперимент с целью научить грузин самоорганизации без вождя и мессии. Как и в любом эксперименте, конец и тут неочевиден”, - отмечает грузинский онлайн-авторитет.

Назад дороги нет

Номер три президентской гонки, Бурджанадзе, в глазах экспертов выглядит консерватором. Ее избиратели - наиболее разочарованная часть населения. Бурджанадзе не только общалась с Путиным после войны-2008 и убеждает, что наладит с ним отношения. Она еще и обещает посадить в тюрьму всех “мишистов” и вернуть людям все, что забрала у них предыдущая власть.

Грузинская молодежь взволнована успехами Бурджанадзе, которую считают прокремлевским проектом. Ее рейтинг, 7%, выглядит сенсацией, ведь всего год назад, напоминает блогер Аблотия, она была “никем, пустым местом”.

События 17 мая, когда в Тбилиси озлобленная толпа едва не растоптала участников акции, посвященной Международному дню борьбы с гомофобией, показали грузинским обозревателям, что в стране есть значительная прослойка людей, настроенных откровенно антизападно. Их активно поддерживает церковь. Именно они могут составить электоральный фундамент Бурджанадзе, полагают эксперты.

Эта третья сила и является сегодня главной угрозой для грузинских реформ. И если Иванишвили, как обещал, уйдет из политики, а ЕНД продолжит терять популярность, консерваторы могут стать определяющим фактором политики.

Впрочем, представители нынешней власти верят в необратимость реформ.

“Мы приняли страну в таком состоянии, что вернуть ее в прежнее состояние просто невозможно. А реформ, которые мы провели, хватит еще на несколько лет для нормального функционирования страны, - уверенно и спокойно говорит Хабази. И улыбается: - Ну а потом мы вернемся к власти”.

***

Этот материал опубликован в №42 журнала Корреспондент от 25 октября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.      

ТЕГИ: ГрузияСаакашвилиВыборыжурнал Корреспондент
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях