ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Le Figaro: Парадокс иракцев

Корреспондент.net, 2 апреля 2003, 10:16
0
8

"Каждый, кто следил за началом третьей войны в Заливе, мог сделать "открытие": иракцы способны одновременно ненавидеть Саддама Хусейна и любить свою родину", пишет французская газета Le Figaro.

Иса, христианин из Мосула, уехавший в Иорданию после освобождения Кувейта, возмущается: англо-американские бомбежки уничтожают то, что он считает "национальным достоянием". "Ясно же было, что Саддам не ждал их в президентском дворце. Но они разрушили его, как до этого они разрушили штаб-квартиру Республиканской гвардии, которая тоже была красивым зданием. Это недопустимо", – говорит Иса, которому телефон, когда он работает, позволяет оставаться в контакте с соотечественниками.

Этот кроткий христианин испытывает "ярость" по отношению к американцам. "Они высаживаются у нас, трезвоня, что хотят избавить нас от Саддама, а сами уничтожают страну. Люди уже не понимают", - говорит он, рассказывая о растерянности иорданских иракцев, которые чуть ли не дерутся за автомобили, чтобы вернуться в Багдад. Иса не утверждает, что этот антиамериканский "рефлекс" будет сказываться долго. "Не знаю", - признается он. Но вот уже десять дней он наблюдает "внезапный всплеск национального сознания, когда все ощущают себя иракцами, а вопрос о режиме отходит на второй план". Ошибочная бомбардировка двух рынков, разумеется, не облегчает ситуацию.

Конечно, отчасти это состояние умов можно объяснить тем, что Саддам Хусейн, как Молох, еще стоит на ногах и что его шпионы и убийцы продолжают терроризировать население от Басры до Насирии, пишет Le Figaro  в материале, перевод которого публикует Inopressa.ru. "Морские пехотинцы стоят на шоссе, а не в городах. Так они не убедят население изменить свое мнение".

Клаус, западный инженер, который, как он говорит, исходил Багдад "вдоль и поперек", убежден, что, "если иракцы ненавидят Саддама, это еще не значит, что они готовы встретить захватчиков с распростертыми объятиями". Клаус не понимает, почему англосаксонские "освободители" так удивлены негативным отношением к себе иракцев. "Американцы еще ладно. Но англичане!", – возмущается он. И действительно, если американцы – в какой-то мере люди новые в этой части света, то британцы знают ее так, как будто сами ее создавали. И часто бывало именно так!

Во время Первой мировой войны завоевание Месопотамии, в то время – провинции Османской империи, союзницы Германии, оказалось для англичан более дорогостоящим предприятием, чем полагало британское военное командование. Арабы, которых Лондон только что освободил из-под гнета Высокой Порты, не восстали против турок.

В 1916 году 13 тысяч британских и индийских солдат (операция "направлялась" из Дели) попали в плен к туркам под Кутом, на дороге между Багдадом и Басрой. Шиитские иракские племена, ведомые своими улемами, сыграли решающую роль в этой османской победе, рассказывает Пьер-Жан Люизар в своей книге "Иракский вопрос". Но эта победа не имела продолжения, потому что уже на следующий год англичане овладели Багдадом.

После войны Англия правила Ираком, прикрываясь мандатом Лиги Наций, подобно тому, как Франция управляла Сирией и Ливаном. Население относилось к мандатной администрации все хуже и хуже. Восстание вспыхнуло в 1920 году в приграничном районе на западе Ирака, где триста арабских всадников уничтожили несколько британских опорных пунктов и вырезали местные гарнизоны. Набеги бедуинских племен (в частности, шаммар и румейта) шли практически по всей стране. Подкрепления, прибывшие из Индии, и широкое применение артиллерии позволили англичанам подавить восстание, в результате которого погибли и получили ранения 10 тысяч человек. Девять десятых из них составляли иракцы.

Трезво оценив ситуацию и прислушавшись к советам видных востоковедов, вроде Гертруды Белл и полковника Лоуренса, Лондон посадил короля Фейсала I, сына мекканского шерифа Хусейна, на иракский трон. Революция 1958 года была одновременно антимонархической и антизападной, иначе говоря – националистической. Затем Ирак участвовал, хотя и в ограниченных масштабах, в израильско-арабских конфликтах.

Нападая в сентябре 1980 года на Исламскую Республику Иран, основанную год назад Хомейни, Саддам Хусейн подвергает свою страну смертельному испытанию. Иракские шииты, составляющие 60% населения – не поддадутся ли они сладкому пению тегеранских сирен? Под вопрос поставлено национальное единство страны.

Среди шиитов нет единства. Большинство из них симпатизирует движению "Ад-Даава" – группировке, которая совершает неудачное покушение на жизнь вице-премьера Тарика Азиза, – и Высшему совету исламской революции в Ираке (ВСИРИ). Обе эти шиитские организации ведут войну против баасистского режима – войну, которую не останавливает даже казнь через повешение 10 родственников Мухаммеда Бакира аль-Хакима, лидера ВСИРИ.

Однако в большинстве своем шииты будут отважно сражаться против иранских басиджей (ополченцев) и пасдаранов ("Стражей революции"). В то время на дороге между Багдадом и священным шиитским городом Неджефом можно было часто увидеть такси, перевозившие на крышах гробы, затянутые в ткань цветов национального флага: в них везли тела солдат-шиитов, убитых иранскими единоверцами.

Захватив в августе 1990 года Кувейт, Саддам еще раз воззвал к националистическим чувствам своих соотечественников. В большинстве своем они аплодировали успехам иракской армии. Наконец-то был стерт с карты эмират, который, как им твердили еще со времен монархии, принадлежит им. Их охватило уныние, когда солдаты Саддама Хусейна ушли из освобожденного Кувейта, разгромленные и униженные. Но режим пролил им бальзам на душу, в рекордные сроки восстановив разрушенное войной, и прежде всего - багдадские мосты.

Вот уже скоро 13 лет, как иракцы ежедневно испытывают на себе последствия эмбарго, введенного Советом Безопасности, чтобы наказать Саддама Хусейна. Эти санкции нанесли тяжелый удар по населению, которое вынуждено отказывать себе практически во всем. Тем не менее главной виновницей несчастий здесь считают Америку, а не режим. "Они обвиняют прежде всего американцев", – подтверждает багдадский священник.

Как бы они ни ненавидели Саддама Хусейна, иракцы занимают оборонительную позицию в отношении англосаксонских "освободителей". По крайней мере так было до сих пор! Иса, христианин из Мосула, спрашивает: "Как можно верить державе, которая сначала больше 12 лет объявляла нам эмбарго, а теперь пришла нас освобождать?"

Западный посол, долго живший в Багдаде, утверждает: "Национальный рефлекс уже срабатывает. Он будет работать еще сильнее, когда американцы свергнут режим и, не найдя другого способа обеспечить стабильность в стране, будут вынуждены остаться в Ираке надолго". Англичане, которые, конечно, не забыли о восстании 1920 года, будут им лучшими советчиками…

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях