ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Пытавшаяся взорвать московское кафе террористка-смертница рассказывает, что с ней произошло

Корреспондент.net, 14 июля 2003, 10:25
0
69

Публикуем подробности допроса Заремы Мужихоевой, пытавшейся в минувшую среду, 9 июля, устроить теракт в ресторане "Имбирь" на 1-ой Тверской-Ямской улице в Москве. Как призналась террористка, новая трагедия в Москве не произошла только потому, что у нее сломался так называемый "пояс шахидов" - начиненное металлическими фрагментами взрывное устройство.

"В этом кафе я раз 20 нажимала на кнопку, но бомба не сработала", - заявила на первом допросе

Показания террористки помогли составить фоторобот женщины, организовавшей взрывы на Тверской и в Тушине. Оперативники дали ей прозвище "черная Фатима", сообщает "КоммерсантЪ".

На допросе в Моспрокуратуре Зарема Мужихоева рассказала, что прилетела в Москву 3 июля из Назрани. По ее словам, в аэропорту ее встретила чеченка, которая назвалась Любой.

Фоторобот "черной Фатимы" (NEWSru.com)
 

По описанию Мужихоевой, это была женщина лет 40, ростом около 170 см, волосы светлые, крашеные, корни волос черные, нос с горбинкой. Именно такое описание пособницы смертниц дали свидетели теракта в Тушино, передает NEWSru.com.

Зарема Мужихоева о взрывах на фестивале "Крылья" ничего не слышала, но подтвердила, что фоторобот, составленный со слов свидетелей теракта в Тушине, похож на встречавшую ее женщину.

Эта женщина - "черная Фатима" - отвезла Мужихоеву в старый частный дом в Подмосковье, где девушка в течение недели находилась одна.

Террористы планировали взорвать McDonald"s или "Елки-Палки" на Пушкинской

Люба навещала ее, привозила продукты, а за день до теракта, 8 июля, повезла ее в Москву, как говорят оперативники, на рекогносцировку. Из рассказа девушки следует, что Люба приехала за ней на "Волге". Они поехали по какому-то шоссе и минут через 20 въехали в Москву, потом еще около часа добирались через пробки на Тверскую.

Объекты для теракта Люба выбрала на Пушкинской площади - рестораны "Елки-палки" и McDonald"s. Когда они побывали в обоих заведениях, Люба сказала, что взрыв должен произойти в том ресторане, где будет больше людей.

Как рассказывает Мужихоева, всю неделю Люба поила ее апельсиновым соком, от которого у нее кружилась и болела голова. Оперативники предполагают, что напиток содержал какой-то опиат, подавляющий волю.

Сейчас кровь задержанной отправлена на анализ. Возможно, с помощью наркотиков организаторы терактов готовят смертниц к последнему решительному шагу. Но Зарема Мужихоева, по ее собственному утверждению, в этом не нуждалась. Она давно решила стать шахидкой и совершенно осознанно прилетела в Москву.

По словам Мужихоевой, после того, как ее дом в Бамуте был разрушен в результате бомбардировки, а муж и отец погибли, она вместе с дочерью была вынуждена переехать к двоюродной тетке в станицу Ассиновскую, где жила фактически на положении прислуги. Затем на нее вышли боевики.

Они увезли Мужихоеву в Бамут и поселили ее в семье ваххабитов, где она по их требованию читала ваххабитские книги и, как и прежде, стирала и готовила, но уже не для родственников, а для боевиков, спускавшихся на отдых с гор. В этом доме не было ни телевизора, ни радио, а единственным источником информации для нее служили хозяева дома и соседи. Они же рассказывали Мужихоевой только о зверствах русских солдат и притеснениях со стороны новой чеченской власти.

1 июля за ней приехал неизвестный, который сказал Зареме Мужихоевой, что ее час пробил. Так она оказалась в Москве. При этом ее дочь осталась в семье ваххабитов фактически на положении заложницы, пишет газета.

Террористку подвела пружина во взрывном устройстве

В назначенный для теракта день Люба заехала за Мужихоевой около двух часов дня. Она дала ей свой сок, после чего вручила рюкзак с бомбой и объяснила, как привести ее в действие.

В четыре часа дня наставница высадила Мужихоеву возле Кремля, у храма Василия Блаженного. Приказала поймать такси и ехать к McDonald"s на Пушкинской. За 100 рублей террористку согласился подвести какой-то частник - его сейчас ищет милиция. Но смертница плохо знала город и вместо Пушкинской площади остановила машину в начале Тверской, напротив Центрального телеграфа.

Она поняла, что ошиблась, но спросить дорогу у прохожих не решилась и наугад пошла по Тверской. Так, не торопясь, она через полчаса дошла до ресторана "Елки-палки" на Пушкинской площади. Однако в ресторан войти не решилась. Возле входа в него стояли сотрудники ЧОП "Радон". Из-за их красочной черной формы и необычных переговорных устройств она приняла их за спецназ ФСБ. Испугавшись "чекистов", Мужихоева хотела пойти к McDonald"s, но у подземного перехода снова столкнулась с "радоновцем".

Развернувшись, девушка пошла дальше по Тверской. Несколько часов она бродила, выискивая новый объект для теракта, периодически возвращалась на Пушкинскую, где снова натыкалась на "радоновцев".

В десять вечера она вошла в небольшое Mon Cafe, там села за столик, нажала на кнопку бомбы, но взрыва не последовало. Террористка вышла из кафе, поправила тумблер, зашла снова и еще несколько раз нажала на спуск, но эффект был тем же.

В этот момент к ней подошла официантка и предложила сделать заказ - тут террористка окончательно сорвалась. Она вскочила и на смеси русского и чеченского стала кричать, что сейчас всех взорвет. Однако задержали Мужихоеву через полчаса, когда она добралась до другого ресторана - "Имбирь".

Попытка теракта была совершена в минувшую среду. Около 23:00 по московскому времени в ресторан "Имбирь", расположенный в доме 16 по 1-й Тверской-Ямской улице, попыталась войти женщина. Когда охранники попытались проверить ее сумку, она бросила ее и хотела скрыться.

На место была вызвана взрывотехническая группа УФСБ по Москве и области, которая в течение нескольких часов пыталась разрушить сумку при помощи специального робота.

После нескольких обстрелов из гидропушки остатки взрывного устройства начал осматривать офицер-взрывотехник ФСБ Георгий Трофимов, во время чего произошел подрыв бомбы. Трагедия произошла в 2:15 четверга.

При разминировании неисправного механизма погиб майор ФСБ (АР)
 
Георгий Трофимов, погибший при обезвреживании, стал единственной жертвой сломавшегося взрывного устройства. Как предполагают его коллеги, у приводящего в действие механизма бомбы залипла пружина. Это обстоятельство спасло жизни посетителей Mon Cafe и сотрудников милиции, поймавших Зарему Мужихоеву, но не Георгия Трофимова. Как только он подошел к бомбе, пружина распрямилась, и произошел взрыв.

 29-летний взрывотехник майор ФСБ Георгий Трофимов погиб на месте. У него осталась дочь. 30 июля ему должно было исполниться 30 лет.

ТЕГИ: КиевблагоустройствоБаленко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях