ГлавнаяМирРоссия
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с Русской Службой Би-би-си

Акция в Нью-Йорке: "Путин, а кто за твоей маской?"

Русская служба Би-би-си, 18 августа 2012, 11:23
0
15
Акция в Нью-Йорке:  Путин, а кто за твоей маской?
Фото: АР

Акции протеста против приговора участницам панк-группы Pussy Riot в Нью-Йорке начались еще до его оглашения, в 9 утра по местному времени, когда у Свято-Николаевского кафедрального собора на 97-й улице собралась горстка демонстрантов и гораздо более много

Акции протеста против приговора участницам панк-группы Pussy Riot в Нью-Йорке начались еще до его оглашения, в 9 утра по местному времени, когда у Свято-Николаевского кафедрального собора на 97-й улице собралась горстка демонстрантов и гораздо более многолюдная толпа журналистов со всего мира.

Ряды демонстрантов постепенно увеличивались, в том числе за счет одного критика Pussy Riot и четверки велосипедистов в разноцветных одеждах.

"Гришей меня зовут!" - представился окружившей его мировой прессе молодой бородатый мужчина, державший в руках белую страничку с требованием посадить Pussy Riot в тюрьму. Позже он поведал мне, что на самом деле его зовут Юрием. Он бывший москвич и в прошлом фотограф, который сейчас с грехом пополам занимается в Нью-Йорке недвижимостью, хотя, по его словам, у него "не лежит к ней сердце".

"Почему вы хотите, чтобы их посадили в тюрьму?" - спросил я у псевдо-Гриши. "Потому что они мне не нравятся, - просто объяснил он. - Если бы они в церковь не заходили, я бы даже не обратил на них внимания. Когда сунулись в церковь, пусть получат по балдам!"

Вскоре объявили, что участницам панк-группы . У дверей собора, первое богослужение в котором состоялось почти ровно 110 лет назад, ахнули.

Даже инакомыслящий Юрий сказал, что это многовато. Он хотел, чтобы им дали год и заставили "100 часов мыть полы в том же храме, где они наследили".

Это точка зрения не разделялась больше никем из присутствующих. "Я считаю, что они невиновны и должны быть на свободе! - заявил бывший юрист ЮКОСа Павел Ивлев. - То, что они сделали, максимум на административку тянет!"

"Их вообще надо было освободить! - вторила ему бывшая москвичка Юлия Трубихина, преподающая славистику в нью-йоркском колледже Хантер. - Это административное нарушение. Там нет почвы для суда. Россия не Иран, статьи "кощунство" в конституции нет! Пока".

Велосипедисты представляли одну из четырех прогрессивных организаций, от участников несколько "увядшего" в последние месяцы движения "Оккупируй Уолл-стрит" до коммунистов. Это был первый случай, когда левые силы проводили совместную акцию с местными борцами за честные выборы в России из организации Fair Vote For Russia – NewYork.

Такой альянс придал мероприятию массовости, но к обеду уже привел к легкому расколу, поскольку члены протестной коалиции преследуют очень разные цели.

Один велосипедист, наряженный в тельняшку без рукавов, тянул за собой тележку на колесах, на которой были укреплены оранжевая дорожная бочка и здоровенный аккумулятор, питавший звуковую установку. Из нее неслись звуки сомнительной, на мой вкус, мелодичности, но очень громкие.

Число лозунгов у собора росло на глазах. Парень в шортах и в платке с прорезями на лице держал плакат с надписью "Путин, а кто за твоей маской?". Уроженка Сахалина Ксения Грубштейн, ставшая сейчас душой Fair Vote For Russia, несла плакат "Право на инакомыслие".

"Феминистская солидарность", - гласил плакат в руках высокой девушки в красном платочке. Скоро появилось большое бордовое полотнище с надписью "Мы все хулиганы" и изображением головы в балаклаве.

Где-то в 10 утра демонстранты направились к бывшему особняку вагоностроителей Пульманов на 91-й улице, в котором располагается генконсульство Российской Федерации. Толпа здесь заметно разрослась, но еще заметнее увеличилось число полицейских, к которым вскоре примкнуло и их начальство.

Со стороны Пятой авеню строем явился целый взвод служителей закона с пучками белых пластиковых наручников на бедрах. За ним медленно прикатил задом автозак, являвший собой белоснежный фургон. Верзила-полицейский гостеприимно раскрыл его двери.

Критики российских властей не раз собирались здесь и в прошлом, но такую ораву полицейских я видел сейчас впервые.

К демонстрантам, певшим на тротуаре под гитару и скандировавшим "Свободу Pussy Riot!", периодически обращался полицейский сержант, который представлялся по имени и озвучивал по бумажке текст предупреждения. Им предлагалось очистить тротуар или быть арестованными за нарушение общественного порядка.

Демонстранты нехотя расступались, хотя Элина Грейпел, привезенная ребенком из Саратовской области, упорно продолжала петь под гитару у подножия консульства, к которому положили петицию с 16 тысячами подписей, после того как российские дипломаты отказались ее взять. "Я хочу гордиться своей родиной!" - объяснила Грейпел.

Две русские блондинки средних лет спросили у нее, почему она поддерживает осужденных москвичек. "Человек должен делать то, что он считает правильным, - сказала певица. – Если они пошли в церковь, значит, они это считали правильным".

Она так старалась, что до крови разодрала о струны палец.

На тротуаре напротив молодая россиянка в красной майке и джинсах с прохудившимися коленками держала лозунг "Искусство– это свобода!". Рядом стояло несколько девушек в балаклавах разных цветов. Сержант переключился на них и сказал в мегафон: "Если вы не снимете маски, вы будет арестованы!"

Как мне объяснили, в Нью-Йорке есть старинный закон, запрещающий находиться на улице в маске. "А как же Хэллоуин?" - спросил я у юрисконсульта полиции, которая тоже прибыла к месту событий. "А они специальное разрешение получают", - объяснила она. Сейчас такого разрешения у демонстрантов не было. Они не просили разрешения и на саму акцию и этим, возможно, вывели полицию из себя.

Девушки упорно отказывались снять маски, и их одну за другой начали заковывать в пластиковые наручники и вежливо сажать в белоснежный автозак. Они давали себя арестовать безропотно, выглядели безмятежными и по дороге в автозак громко выражали "солидарность с нашими русскими сестрами". Когда провели третью, фотокорреспондент рядом со мной довольно сказал: "Еще одна, и я могу отсюда валить". Но полиция ограничилась тремя задержанными.

От консульства демонстранты отправились по несусветной жаре на Таймс-сквер, находящийся почти в полусотне кварталов. Они несколько раз натыкались на строительных рабочих, которых будоражило слово Pussy. "А что такое Pussy Riot?" - спросил у меня верзила в каске, и глаза у него загорелись.

Толпа разбухала за счет колоритных персонажей. Старуха с бритой головой привела небольшой лесбийский контингент. Маленькая латиноамериканка в широкополой шляпе принесла плакатик вашингтонского "Анархистского альянса". Ее единомышленники приволокли огромное полотнище "Отменить власть – практиковать автономию!". Феминистки ходили табунами.

Шествие двигалось с полицейским эскортом, который останавливал движение, чтобы его пропустить. На Таймс-сквер парадом начали командовать "оккупанты Уолл-стрит", которые не могли пропустить такую возможность для агитации. Они использовали свой фирменный звукоусилитель, то есть сперва громко объявляли: "Проверка микрофона!", - и толпа потом хором повторяла слова оратора.

"Сейчас людей арестовали за то, что они были в масках!" – заявил бородач с гитарой, представившийся мне женским именем Голди.

"Сейчас людей арестовали за то, что они были в масках!" - повторила толпа. "У нас в Америке те же проблемы, что и у Pussy Riot в России! - продолжал Голди. - Планетой правят одни и те же люди! У нас отбирают наши вольности! Свободу Pussy Riot, свободу нашему народу!"

Его соратники-оккупанты начали дружно сетовать на то, что "в Америке 40 миллионов людей не имеют медицинской страховки", что "в стране 30 миллионов бедняков", и все в таком духе, пока Юлия Трубихина, закончившая филфак МГУ, не запротестовала, что ораторы слишком отклонились от темы приговора московских узниц.

Оккупанты не пошли на конфликт, а послушно принялись скандировать "Свободу Pussy Riot!", и гармония была восстановлена. Но не надолго, потому что на площадь явился двухметровый уличный трибун по имени Гарри, который после вынесения приговора Буту ходил у суда и кричал "Свободу Виктору Буту!".

Тогда он был экипирован китайским флагом и пачкой китайских газет, но сейчас заступился не за КНР, а за Россию.

"Ю-эс-эй – Си-ай-эй! – с места в карьер заорал Гарри. – Защитим Россию от пропагандистской машины западного империализма! Руки прочь от России! Руки прочь от Сирии!"

Зычный голос оратора заглушал других выступавших. Грубштейн в отчаянии подошла к полицейским и попросила их утихомирить крикуна. "С какой стати? – ехидно сказали те. – Он занимается тем же, что и вы!".

Источник: Русская служба Би-би-си

ТЕГИ: РоссиясудPussy Riot
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях