Главная
 

ВПК: Дежа вю по-украински

29 сентября 2004, 14:10
0
9

События последней недели в Киеве, а именно отставка министра обороны Украины Евгения Марчука и возвращение на эту должность Александра Кузьмука, несколько выходят за рамки формальной логики, пишет Наталья Печорина в российской еженедельной газете "Военно-промышленный курьер".

Украинский истеблишмент стал свидетелем того, как можно войти в одну реку дважды, назло древней мудрости, а украинская армия получила назад до боли знакомого военачальника. Не прошло и двух дней после ухода главы военного ведомства (22 сентября), как Леонид Кучма опредилился с кандидатурой и подписал 24 сентября указ о назначении нового министра обороны.

КОНЕЙ НА ПЕРЕПРАВЕ (НЕ) МЕНЯЮТ

Отставка Евгения Марчука стала большой неожиданностью. В основном, о кадровых изменениях в военном ведомстве широкая общественность узнала, как это ни парадоксально, из сообщений СМИ. Обычных в данном случае утечек информации не было, что тоже, по идее, противоречит подобному процессу. Формально, президент Украины прав с юридической точки зрения: за последние четыре месяца Е. Марчуку были объявлены два выговора (в июне и августе). В первом случае экс-министр получил взыскание за серьезные недостатки в работе и был предупрежден о персональной ответственности за состояние взрывоопасных арсеналов, баз и складов. Следующим стал выговор за неудовлетворительное выполнение поручения о демилитаризации, экологическом оздоровлении и дальнейшем экономическом, социальном и культурном развитии зоны Балаклавской бухты в Севастополе.

Таким образом, Е. Марчук пробыл на своем посту чуть больше года, с июня 2003-го. Прийдя на должность с идеей глубоких преобразований в ВС Украины, он за этот недолгий срок сделал реальный шаг к численному сокращению армии. Вопрос военной реформы последние несколько лет был одним из краеугольных и непопулярных по причинам социального и экономического характера. Нельзя сказать, что состояние Вооруженных Сил Украины государство обходило вниманием, однако и практических действий в этой области тоже не наблюдалось. Е. Марчук в свою очередь, заявил о планах по радикальному реформированию военной организации страны. В частности, предполагалось сокращение ВСУ на 150 тыс. человек в течение двух лет, 2004 и 2005 гг. с достижением общей численности армии 100-120 тыс. человек. Кроме того, планировалось перейти от четырехвидовой к трехвидовой структуре Вооруженных Сил, сформировав новый вид ВС - Воздушные Силы - на базе ВВС и Войск ПВО. Тогда министр обороны неоднократно заявлял о строгом выполнении всех социальных гарантий уволенным военнослужащим. Однако, стоит заметить, что само мероприятие, по срокам совпадающее с президентскими выборами, - изначально отмечалось повышенным риском. Трудно поверить, что ныне уже бывшие военнослужащие поддержат провластного кандидата, если государство решило, что в них больше не нуждается. Естественно, при всей необходимости проведения кардинального сокращения (все-таки это было главным направлением военной реформы), поддержку в рядах самого реформируемого организма эти действия не встретили. Сокращение самих себя, как в случае с армией, всегда подобно процессу самоубийства, а в данном случае Евгений Кириллович был еще и представителем смежного ведомства. Поэтому, по сведениям некоторых источников, решения генерала СБУ его армейские подчиненные иногда выполнять не спешили. К тому же, министерство обороны прочно увязло в преобразование: только структура аппарата МОУ "переигрывалась" несколько раз, а о состоянии в ВСУ можно было догадываться по обрывочным высказываниям о форменном развале армии.

Как бы то ни было, но министр обороны стал "жертвой" не человеческого фактора, а старых арсеналов. Именно при руководстве МО Марчуком в Украине на конкретных примерах наконец-то поняли, зачем нужна утилизация боеприпасов.

В октябре 2003 г. случилось ЧП на военных складах неподалеку от г. Артемовск Донецкой обл., затем, в мае 2004 г. - значительно крупнее по масштабам, в пгт Новобогдановка Запорожской обл., где в течение двух недель взрывались арсеналы боеприпасов.Поиски крайнего в данной ситуации - дело неблагодарное и иногда предвзятое. По результатам работы комиссии в Новобогдановке основная вина за события легла на тогдашнего начальника Генштаба ВСУ Александра Затынайко, хотя именно в ту пору было бы логично возложить всю ответственность на главу военного ведомства. Трудно сказать, почему глава государства за месяц до президентских выборов вернулся к "взрывоопасной" проблеме. Однако, по словам Леонида Кучмы, среди причин оставки министра - ситуация с ликвидацией боеприпасов в стране. Если принять тот факт, что проблема действительно нуждается во внимании со стороны государства, то Минобороны становится одним, хотя и непоследним, участником процесса утилизации боеприпасов. Никаких видимых шагов, кроме предусмотренных в нынешнем бюджете МОУ около 6 млн долл. США на уничтожение старых арсеналов, фактически сделано не было. Сама по себе утилизация, а тем более на бюджетные средства - довольно выгодное предприятие. Однако для получения прибыли необходимо создать и сертифицировать соответствующие технологии, а также производственные мощности. Камнем же преткновения, скорее всего, стал выбор "главного" ведомства или структуры, которая и будет распоряжаться средствами, а также продуктами утилизации. В свое время первый заместитель министра обороны Александр Олейник твердил о процессе создания госкорпорации по утилизации боеприпасов под крышей военного ведомства. С другой стороны, основные мощности и научная база сосредоточены на предприятиях, входящих в структуру Министерства промышленной политики Украины. К тому же заинтересованность в участии в данном процессе появлась и с "третьей" стороны - "Укроборонсервис", дочернее предприятие госкомпании "Укрспецэкспорт", присматривается к рынку утилизации в Украине. Вряд ли в столь деликатном процессе, как определение главного координатора по утилизации, обошлось без конфликта интересов.

Представляется, что указанное президентом Украины невнимание к делу утилизации боеприпасов - лишь видимая верхушка большого айсберга, имя которому - президентские выборы. Даже в своем нынешнем, несколько "урезанном" состоянии, ВСУ - один из значительных источников у так называемого административного ресурса, и главное им правильно воспользоваться. К слову, Александр Кузьмук является доверенным лицом кандидата в президенты Украины премьера Виктора Януковича.

ВТОРОЙ ПОДХОД

Новый министр обороны Украины по большому счету не нуждается в представлении своим подчиненным. Будучи главой военного ведомства с 1996 по 2001 гг., Александр Иванович сформировал как свою команду в руководстве МОУ, так и определенное понимание того, что есть два мнения: министра и неправильное. В период своего "первого" руководства Кузьмук действительно был одним из наиболее устойчивых министров, да и его ведомство было наименее подвержено кадровым переменам. Правда, и время его руководства МОУ было отмечено двумя ЧП с человеческими жертвами - в 2000 г. ракета "Точка-У" поразила жилой дом в пос. Бровары под Киевом, а в 2001 г. - во время учений войск ПВО в Крыму был сбит самолет авиакомпании "Сибирь", данный факт, по сути, и стал причиной его отставки с поста министра обороны. Далее была парламентская стезя - в 2002 г.

Александр Кузьмук был избран народным депутатом от блока "За единую Украину", а затем вошел в провластную парламентскую фракцию "Трудовая Украина". Со времени избрания в парламент Кузьмук стал также членом парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны. Возможно, с этого момента можно вести отсчет времени формирования его новых взглядов.

Во время руководства военным ведомством Кузьмуком, разговоры о необходимости реформирования ВСУ, в том числе и снижении численности армии, клеймили как своего рода "якобинство". До 2015 г. предполагалось достичь численности армии в 200-250 тыс. человек, но сам процесс реформирования был доверен руководству МОУ, которое вроде бы должно знать, как нужно его проводить. На деле, правда, все обернулось многочисленными корректировками Госпрограммы реформирования и развития ВСУ до 2005 г., что в практической плоскости равнялось нулевому результату. Такое положение дел привычно связывалось с недостатком средств, которые выделяются из госбюджета. Ситуация с военной реформой оказалась законсервирована самым естетственным образом, да и активизация процессов с руководящих постов тогда, скорее всего, видилась вредным и ненужным действием. Неудивительно, что некоторые наблюдатели уже определили время для МОУ, как "эру Кузьмука".

С точки зрения будущего руководства, можно предположить, что Кузьмук уже стал сторонником военной реформы, поскольку в ходе принятия Верховной Радой Украины законов, определяющих будущие структуру и численность ВСУ, а также социальные гарантии уволенным военнослужащим, заявил о своей поддержке данных изменений. Кроме того, по неподтвержденным данным, новый министр обороны намерен прийти в военное ведомство с новой гражданской командой.

Кроме реформирования ВСУ, вернее продолжения дела предшественника, Кузьмуку придется выстраивать и отношения с руководством НАТО. В свое предыдущее руководство военным ведомством, взгляды Александра Ивановича несколько отличались от позиций, занятых Марчуком. Если Евгения Кирилловича (Брюссель) вопринимал как безусловного приверженца евроатлантических ценностей, который видел единственное будущее Украины в системе геополитической безопасности только с НАТО, то вновь назначенному министру придется приложить значительные усилия в подтверждение курса на интеграцию с Западом. На фоне видимого охлаждения отношений с альянсом, что отразилось в военной доктрине Украины в виде изъятия планов по вступлению в структуру, НАТО выглядит серьезной проблемой.

Думается, что уже накопленный опыт парламентской деятельности, а также ранее четко определенные задачи по развитию ВСУ станут подспорьем в формировании армии.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях