Главная
 

Украина и Россия: в зоне отчуждения.

28 декабря 2000, 13:47
0
14

На страницах «Русского журнала» обсуждается тема российско-украинских отношений. Участие Украины в блоке ГУУАМ, активное уччастие в программе НАТО «Партнерство во имя мира», "деруссификация" восточных и южных регионов страны, невнятная позиция в "югославском вопросе" - эти и целый ряд других фактов со всей очевидностью свидетельствуют о том, что сегодняшняя Украина - недружественное России государство, считает автор статьи Роман Манекин.

Этому обстоятельству есть ряд объяснений, главными из которых являются боязнь украинской экономической элиты утратить контроль над сырьевыми, промышленными, человеческими ресурсами страны в случае прихода в Украину российского капитала; стремление коррумпированной политической элиты избежать ответственности в случае восстановления властной вертикали с центром в Москве; нежелание части украинской интеллигенции поступиться материальными и социальными благами, происходящими из независимого статуса украинского государства.

Между тем, в историческом, культурном, ментальном, и даже в языковом отношениях (различия русского и украинского языков - меньше, нежели баварского и саксонского), восточнославянские народы настолько близки друг другу, что единственным логическим обоснованием их раздельного государственного существования оказывается враждебная России политическая платформа(1). Сегодня в Украине к ее формированию активно привлекаются носители местных и местечковых политических настроений из Волыни и Галичины, которые, в силу особенностей исторического развития своих регионов (в разные исторические периоды эти земли входили в состав Польши, Австро-Венгрии и проч.) рассматривают союзнические отношения Украины и РФ в качестве оккупации края тоталитарными империями XYI-XIX веков. Однако, в действительности, контроль над развитием политической ситуации в Украине по-прежнему осуществляет украинское провинциальное чиновничество(2), сформированное годы советской власти, и ныне жестко, а порой и жестоко, отстаивающее корпоративные интересы под "жовто-блакитными" знаменами.

Вместе с тем правящая российская политическая элита и связанный с ней крупный промышленный и финансовый капитал сегодня не имеют серьезных интересов в Украине. И это также поддается объяснению. Экономическая ситуация там в настоящий момент настолько напряженна, что для ее стабилизации необходимы существенные финансовые вложения (инвестиции в основной капитал). Причем, как в самых развитых в промышленном (Донбасс, Днепропетровск), так и в самых благодатных в природном отношениях (Новороссия, Крым) регионах. Как известно, инвестиции в основное производство по определению имеют долгосрочный характер, а наибольшую прибыль сегодня приносит трейдерская деятельность. Поэтому прагматичной российской бюрократией Украина рассматривается как конкурент на мировом рынке инвестиций, а российский капитал интересует в ней исключительно выгодное транзитное положение(3).В силу сказанного, российский капитал и российская бюрократия время от времени осуществляют незначительные финансовые вливания в различные маргинальные образования в Украине (всякого рода "Русские общины", проч.) и в аналогичные им общественные структуры в Москве. Подлинное назначение этого финансирования состоит, с одной стороны, в "выпускании пара" пророссийски настроенного украинского населения, а с другой - в организации перманентного политического давления на украинский истеблишмент с целью оптимизации транспортировки российских углеводородов по территории Украины. В итоге, российские националистические движения в Украине оказываются зеркальным отражением организаций украинских националистов; причем, истинные политические задачи и тех, и других, не имеют ничего общего с подлинными интересами как украинского, так и российского народов(4).Впрочем, последнее обстоятельство российские и украинские правящие кланы волнует мало.

Между тем, государству Российскому, российскому и украинскому народам жизненно необходимы тесные союзнические отношения. И вот почему.Исторически сложилось так, что Россия формировалась, как крупная континентальная держава - один из основных экспортеров (в разные - различного) сырья на мировые рынки. Россия по своей природе (см. Н. Бердяева) - конгломерат разноязыких (культурно и цивилизационно нетождественных) народов, объединенных крепкой государственной властью. У истоков формирования российской государственности находится Киевская Русь, возникшая на торговом пути "из варяг в греки".В историческом плане, окончательный разрыв Украины и России означает разрушение исторической преемственности российской государственности и, тем самым, отражается на ее легитимности. Украинская же сторона в этом случае не обретает ровным счетом ничего, поскольку лишается опоры на многовековой опыт совместного государственного строительства российского и украинского народов и возвращается к временам запорожского казачества.В социальном смысле, государственное разграничение братских народов, их политическое противостояние создают исторический прецедент, способный спровоцировать разрушение общероссийского социума (если украинцы и русские не сумели ужиться в едином государстве, то, что в нем делать татарам, грекам, цыганам, чувашам, якутам и т.д., и т.п.?), подрывает веру людей в незыблемость государственных институтов, что очевидным образом не способствует консолидации общества и укреплению как российской, так и украинской государственности(5). При этом негативное восприятие русскими украинцев и наоборот ведет к раздвоению - как российского, так и украинского - общественного сознания, что уже имеет и с неизбежностью будет иметь далеко идущие ментальные последствия.

В геополитическом и военно-стратегическом смысле разрыв России с Украины обнажение южного и юго-западного флангов обороны РФ, их открытость для сухопутного (как известно, наиболее действенного) проникновения извне предполагают возрождение для России "восточного вопроса" в его полном объеме. В сложившейся ситуации, она теряет военно-стратегическую инициативу не только в Кавказском регионе и в Закавказье (полагаем, что "подвиги" Басаева были бы невозможны, если бы союз Украины и России), не только в бассейне Черного и Каспийского морей, но и в бассейне Средиземноморья и на Ближнем Востоке и даже - при определенных условиях - по всему периметру своих южных рубежей. Украина же в этом случае приобретает статус самой крупной в Европе в территориальном смысле, но достаточно слабой в военно-техническом отношении "суверенной" державы, на развитие внутриполитической ситуации в которой сможет оказать влияние любая заинтересованная в этом сторона.

В геоэкономическом аспекте, потеря Россией Украины, с одной стороны, ведет к появлению еще одного крупного конкурента РФ на сельскохозяйственных рынках и рынках труда Центральной Европы, Балкан, в бассейнах Дуная и Черного моря (кто не помнит сигареты "Opal" и консервированный болгарский перец?), а, с другой, - существенно ограничивает возможности РФ по закреплению на причерноморском перекрестке торговых путей (имеются в виду Центрально-Европейская, Мало-Азиатская и Ближне-Восточная перспективы). С точки же зрения Украины, обрушение экономических связей с Россией с неизбежностью ввергает этот край в перманентный экономический хаос, свидетелями чего все мы сегодня являемся.

Наконец, в гуманитарном смысле, (об этом говорят общедоступные данные украинских статистических источников), развал союза Украины и России, приводит население - особенно Восточной Украины - на грань физического уничтожения, утраты национальной самоидентификации, разрушения привычной среды обитания Человека. А перед Россией во весь рост встает проблема "соотечественников за рубежом", проблемы "приграничных территорий, регуляции миграционных потоков, обострения преступности, разрушение нравственных основ существования общества.Иными словами, интересы российского и украинского народов и интересы их политических и экономических элит в настоящее время решительно разнятся: правящие страты указанных государств заинтересованы в государственном размежевании украинцев и россиян, а народы - в объединении.

Примечания:

(1)  Именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что кто бы ни приходил к власти в Украине в последнее десятилетие - бывший секретарь по идеологии ЦК КПУ Кравчук или "красный директор" Л. Кучма - этот человек, как победитель Дракона в сказке И.Шварца, неизменно занимает антироссийскую позицию.В свое время, кажется, C.Ю.Витте предупреждал: "Кто захватит Галицию, тот потеряет Империю".После революции 1917 года, большевики, дабы "навечно" прикрепить Украину к колеснице российской политики, "подарили" Киеву целый ряд южнорусских губерний. В 1939 году Сталин (видимо, в отместку за неудачи в польской кампании периода Гражданской войны) присоединил к Украине Галичину. В итоге государственная структура Украины пришла в равновесное состояние и вопрос об ее уходе из зоны влияния Москвы - стал вопросом времени.С Белоруссией ситуация иная. Со времен ливонских рыцарей и Грюнвальдской битвы белорусы стояли на страже рубежей земли Русской. Исторический опыт этого народа сформировал "охранительное" общественное сознание. Именно поэтому белорусский народ сумел породить такое явление, как феномен Лукашенко. И именно по этой причине теперь создается союз Белоруссии и России.

(2)  Украинская бюрократия имеет ряд специфических особенностей. К их числу относится,в частности, то обстоятельство, что она (на порядок больше, чем российская) пронизана многочисленными корпоративными и родственными связями и, по существу, являет собой единый родственный клан, отделенный от остального народа стеной материального благополучия и провинциальной кичливости.С другой стороны, в отличии от российского, украинское чиновничество имеет четкую региональную "окраску". Причем, местные "правила" бюрократической "игры", скажем, в Донбассе резко отличаются от тех, что приняты в Крыму, и ни одни из них не похожи на львовские или ужгородские. Отсюда - киевская политическая элита рассматривается украинским провинциальным чиновником - лишь как "первая среди равных".Вместе с тем, украинский чиновник "по определению" лоялен руководству, включая киевское. Это обстоятельство входит в обязательный "кодекс поведения" украинского чиновника, нарушать который смертельно опасно. (Впрочем, последнее обстоятельство, отнюдь не мешает любому региональному "лидеру", по мере возможности, должностного положения и сложившейся ситуации "накладывать руки" на "собственность" своих "сюзеренов"). Воровать на Украине можно; критиковать руководство - нельзя, ибо, в противном случае, "виновника" (пример премьеров П. Лазаренко, Е. Звягильского) не уберегут от расправы (консолидированного натиска всего слоя украинской бюрократии) ни высокое общественное положение, ни "приобретенные" капиталы, ни многочисленные связи на разных уровнях чиновничьей пирамиды.

(3)  И здесь, кстати, возникает любопытная коллизия. Дело в том, что основные трубопроводы в Украине лежат в ее Западных регионах. И поэтому сегодня крупный российский капитал скорее заинтересован поддерживать националистически настроенную западноукраинскую политическую элиту, от который зависит бесперебойный транзит углеводородов в европейские страны, нежели ориентированных на РФ восточно- и южноукраинских политиков, ожидающих от Москвы, главным образом, финансовых вливаний.Наряду с этим представляется вполне ошибочной ставка некоторых российских политиков на "русский капитал в Украине" как на гарант российских интересов в этом государстве, ибо капитал - как понятие - по определению лишен национальной окраски, так что, "выращенный" на финансовых вливаниях из России украинский капиталист, со временем вполне может перебросить свои финансы в офшорные зоны и "забыть" свои обязательства перед кредиторами.

(4)  Здесь необходимо уточнение. Русское движение Украины сформировалось непосредственно после развала Советского Союза, в период, когда украинские националисты (особенно на Западе страны) прибегли к действиям, которые трудно обозначить иначе, нежели геноцид русского народа. Субъективно большинство участников Русского движения Украины - бескорыстные, честные, принципиальные люди. Однако сегодня их потенциал расходуется именно в тех целях, о которых сказано выше. И ответственность за указанное положение дел несут не активисты Русского движения, а российская бюрократия и российская экономическая элита.

(5) Последнее особенно наглядно выглядит на примере Украины, где, в отличие от России, все финансовые, материальные, миграционные etc потоки ориентированы не столько на центр - Киев (как в России - в Москву), сколько за пределы державы; а региональные политические и экономические элиты, публично высказывая абсолютную лояльность действующей государственной власти, в практике хозяйственной жизни руководствуются, главным образом, "местными" (своекорыстными) "обычаями и установлениями".

*Статьи, размещаемые в рубрике "Мир о нас", перепечатываются из других источников без купюр и изменений. Корреспондент.net не всегда разделяет точку зрения автора данных публикаций.  

ТЕГИ: ХерсонIAMX
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях