Главная
 

Новые Известия: "Власть дошла до абсурда". Интервью Олега Скрипки

Новые Известия, 12 ноября 2004, 14:32
0
49

Сегодня в предвыборную гонку у наших соседей на Украине оказались вовлечены практически все мало-мальски узнаваемые персоны, в числе которых и музыканты. Одним из самых активных из них стал лидер киевской группы "Воплi Вiдоплясова" Олег Скрипка. О том, что общего у людей творческих с политикой, а также о том, что скрывается за праздничными демонстрациями и красивыми плакатами на Украине, самый известный рок-музыкант этой страны поведал в своем интервью корреспонденту "Новых Известий" Константину Баканову.

- Олег, зачем музыканты идут в политику?

- Чаще всего из-за денег. Реже - по идейным причинам. На Украине музыкальная братия сейчас разделилась на две половины. Есть те, кого устраивает нынешнее положение вещей, - проплата эфиров, кумовство, когда, чтобы попасть в телеэфир, нужно с кем-то дружить, когда артисты из олигархических семей прокладывают себе творческую дорогу длинной гривной. Нынешняя структура шоу-бизнеса и общества пособляет именно таким артистам. Разумеется, есть артисты, которых не устраивает нынешнее положение вещей. Неслучайно в их числе рок-музыканты либо представители эстрады, поющие на украинском языке, продвигающие национальную культуру. Ведь именно им сегодня на Украине горит красный свет.

- Судя по вашим высказываниям, вы обижены на нынешнюю власть. Если не ошибаюсь, у вас уже был неприятный опыт участия в предыдущих президентских выборах?

- За полтора года до предыдущих выборов ко мне обратились бизнесмены. Говорят: "У нас есть финансирование, мы хотим поднимать украинский рок, организовать музыкально-культурный продюсерский центр. Сначала профессионально поработать с "Воплями", а потом инвестировать средства в молодые украинские группы". Идея хорошая, правильная, мы поддержали, подписали документы, но время шло - и ничего не происходило. Напротив, началось какое-то странное давление, и я понял: что-то тут нечисто. Выяснилось, что этим людям был выделен некий бюджет на предвыборную кампанию президента. Контрактами, угрозами, судами нас хотели заставить участвовать в кампании. Я не хотел. В итоге мне пришлось бежать от бандитов, которые вместе с милицией ловили меня. Просто физически приходилось убегать по лесу. Потом на меня подали в суд и арестовали квартиру. Я до сих пор живу в арестованной квартире, которая была моей единственной собственностью. Я выиграл два суда, но квартира остается под арестом. Мне говорят: "Потерялись документы, придите позже".

- А вот, к примеру, лидер другой известной украинской рок-группы "Океан Эльзы" - Святослав Вакарчук - не бегал от бандитов по лесу, однако в президентской кампании участвует...

- Решение принималось каждой группой отдельно, а потом мы объединились. Самое смешное, что мы вместе не только в том, под чем подписываемся. В Восточной Украине неожиданно для нас появились плакаты, где было сказано, что "Океан Эльзы" и "Вопли Видоплясова" поддерживают премьер-министра. Без спроса, без контракта повесили огромнейший плакат. Абсурдность состоит еще и в том, что когда мы выступали в этом городе за оппозицию, этот плакат висел прямо за нами. Мы пытались его снять, но организаторы ни в какую, окружают милицией, появляются братки, не разрешают ничего трогать. Меня часто спрашивают: "Почему за оппозицию?" А как после такого можно по-другому относиться к происходящему?

- Политическая ситуация в Киеве достаточно напряженная…

- Она не "достаточно напряженная", а, по-моему, близка к гражданской войне. Структура власти дошла до абсурда. То, что сейчас происходит, это пародия на общество. Наглый, безобразный прессинг со стороны власти. Если раньше это была такая латентная диктатура, сродни хроническому заболеванию, то сейчас произошло резкое обострение. А люди на Украине хотят нормальной европейской цивилизации.

- Долгое время вы жили во Франции и сделали там карьеру. Не этим ли объясняется ваша тяга ко всему европейскому?

- И этим тоже. Мы сейчас живем как маленькие промокашки, которые все в себя впитывают. Но я бы не идеализировал ни одну систему. Наблюдая за выборами в Штатах, я поймал себя на мысли, что там имеют место высокие манипуляции выбором людей. У нас же, в Украине, были использованы все технологии, которые только возможны. И тонкие манипуляции, и грубые угрозы, и запреты.

- Принципы, по которым строится шоу-бизнес во Франции, приемлемы ли для Украины, России, СНГ?

- Не подходят эти принципы для нас, потому что менталитет различный. Если посмотреть на взаимоотношения между людьми во Франции, они отличаются от наших взаимоотношений. При этом французский шоу-бизнес отличается и от английского, и от немецкого. В каждой стране есть свои правила и законы. Нам надо искать что-то свое. Если посмотреть на российское общество, оно парадоксально. С одной стороны, оно очень прогрессивно и цивилизованно. К примеру, вопросы авторских прав у вас решаются вполне цивилизованно. С другой стороны, сама суть его какая-то монголо-татарская.

- Вам лично где комфортнее - в Париже, Киеве или Москве?

- Конечно, в Киеве, но не в последнее время. Хороший, спокойный город, в котором происходят страшные вещи. Живешь, как какой-то "властелин колец". Страшная сказка. Последний раз я видел танки на Крещатике, когда развалился Советский Союз. Но тогда они приехали и уехали. Украинцы - народ мягкий и даже вялый. Чтобы на улицы вышли 150-200 тысяч, надо постараться. Но сейчас оппозиция просто сдерживает людей, чтобы они не пошли на какие-то крайние, революционные действия.

- Руслана, выигравшая последнее "Евровидение" для Украины, решила дистанцироваться от этих выборов. Как вы относитесь к подобной позиции?

- Она приняла решение, удобное для нее. Ходят слухи, что на Евровидении она попользовалась деньгами Януковича, что она даже пела с ним. А теперь она изображает из себя патриотку. Хотя ее "дистанцирование" выглядит как страусиная позиция.

- Похоже, в Киеве все забыли, что в следующем году у вас будет проходить эстрадный конкурс "Евровидение"…

- "Евровидение" - это фарс, это попсятина, мертвечина!

- Олег, но Русланой, которая выиграла конкурс, была довольна вся Украина, да и Россия тоже.

- Локальные исполнители используют "Евровидение", чтобы сделать пиар у себя в стране. Руслана сделала очень мощный пиар, но не имела большого творческого ресурса. Буквально с нуля, за несколько дней она стала исполнительницей номер один, у нее очень мощно поднялись гонорары. Правда, я не знаю, окупается все это или нет, потому что стоит такое выступление очень дорого. Печально, что музыка на сегодняшний день превращается в сплошной пиар. Можно, не занимаясь музыкой, сделать себе музыкальную карьеру.

- Некоторое время назад вы говорили, что украинская культура находится под мощным прессом культуры российской.

- Сама культура - нет, а вот информационные потоки… Нет украинских каналов. Практически все источники информации российские. На телевидении стригут огромные деньги, чтобы крутиться в эфирах, и это становится экономически невыгодно.

- А в России-то вас бесплатно крутят?

- В России - нет. Мы - альтернативная группа, и нас бесплатно не крутят.

- Тем не менее многие ваши высказывания нельзя не подвергнуть сомнениям. К примеру, ваши слова о том, что во Львове нет ни одной украинской радиостанции…

- Я много раз был во Львове и ни разу не слышал там по радио ни одного украинского слова. Может, эти станции и существуют, но их нужно усиленно искать. Обычно у нас только реклама на украинском идет. Складывается ощущение, что это делается, чтобы привить отвращение к языку: музыка и слова ведущих - на русском, реклама - на украинском. А во Львове и реклама идет на русском языке, хотя Львов - это Западная Украина, и в России принято считать, что там вообще никто на русском не говорит.

- К вопросу о языках… При всем том, что вы являетесь защитником украинского языка и украинской национальной культуры, на последнем сольном альбоме вы предстаете настоящим полиглотом. Там песни и на испанском, и на французском, и на английском, не говоря уже о русском. На каком языке вам легче поется?

- Это все равно что спросить, какая одежда больше нравится - зимняя, летняя или демисезонная… Все зависит от погоды. То же самое с языком. Какие-то песни отлично звучат на французском, а какие-то совершенно не звучат на этом языке, их надо петь на английском. Такая же ситуация с русским и украинским. Есть песни, которые невозможно переложить на русский язык. И, наоборот, на украинском получается смешная пародия. Как раз этот альбом и показывает, что все хорошо на своем месте. Вообще, рок-музыканты, как и все современные люди, - космополиты. И уже через космополитизм приходишь к патриотизму, что и произошло в наших современных обществах.

- Однажды московские журналисты пытались подловить вас на том, что для вас родным является не украинский, а русский язык. На это вы ответили: "Тогда уж таджикский". Вы родились в Таджикистане. Действительно владеете таджикским?

- Когда-то говорил на нем. В детстве я жил в городе Ходженте, это второй город в республике. Я не помню, чтобы в общении с таджикскими сверстниками передо мной вставала языковая проблема. Причем у них тяжелее шло освоение русского, поэтому мы как-то приспосабливались и разговаривали на таджикском.

- В свое время "Вопли Видоплясова" возглавили процесс, который назвали музыкальной экспансией украинского рока в Россию. Сейчас все больше подтягивается поп-музыка - Верка-Сердючка, Руслана…

- Общество поменялось. Когда выстрелили мы, это было постсоветское время, старая система развалилась, а новую еще не успели как следует выстроить. Мы чувствовали себя эдакими первооткрывателями, амундсенами. А потом по намеченному пути пошло это стадо бизонов со своими технологиями, продюсерами и бюджетами. Мы - тонкая материя, долго приглядываемся, оцениваем, не со всем соглашаемся, а там идет грубая энергия, напор.

- Многие считают вас поборником украинской культуры, вы часто делаете бескомпромиссные заявления, в том числе в адрес России. Тем не менее очень органично чувствуете себя на российской сцене. Может быть, даже более органично, чем на украинской. И в глазах московской публики пользуетесь уважением. Как думаете, почему?

- Потому что мы представляем интересы довольно большой группы людей, запросы которой не востребованы. Сейчас ведь какой стандарт в музыке: надень серебристые трусы и виляй задницей. Но есть часть общества, которая хочет слушать альтернативную музыку, хочет по-своему жить и думать, и в глазах остального общества она почему-то предстает какой-то неправильной. Есть запросы более высокие, чем секс-машины и слабоалкогольные напитки. Кстати говоря, в Москве в этом плане лучше, здесь больше выбор.

- Как вы относитесь к высказываниям типа: "Вот, это пошел тот самый Олег Скрипка, который у нас зарабатывает деньги и при этом говорит о тотальном засилье русской культуры"?

- Проблема ведь не в россиянах, проблема в нас, в Украине. Когда вы говорите об экспансии украинской музыки в Россию, вы ведь говорите об этом в положительном ключе. У вас же нет на радио и телевидении 96% американских эфиров. В России есть механизм защиты собственной культуры, поэтому вам аплодисменты. Нам необходимо у вас этому учиться. А украинцы пролопухали свою государственность и лопухают ее уже 350 лет. И точно так же лопухают собственную культуру. В том, что часть украинцев ведет себя абсолютно постыдным образом, нет вины россиян.

Олег Скрипка родился в 1964 году в Таджикистане. Вырос в Мурманской области. В 1986 году закончил Киевский политехнический институт, тогда же создал группу "Воплi Вiдоплясова". В 1987 году группа получила первую премию на киевском фестивале "Рок-парад", а также выпустила свой хит "Танцы". В 1990 году "Воплi" совершили турне по Франции и Швейцарии. С 1991-го по1996 год Олег Скрипка вместе с группой жил во Франции и активно гастролировал по стране. В 1996 году команда вернулась в Киев. На счету группы около 10 альбомов. Кроме того, сам Олег Скрипка записал несколько сольных проектов.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях