Главная
 

Die Zeit: Оранжевый кошмар Путина

3 декабря 2004, 13:23
0
9

Речь идет о большем, чем об Украине: начинается новый конфликт между Востоком и Западом, пишет Михаэль Туманн в немецкой газете "Die Zeit".

Чудесная новость из Киева: освободительное движение 1989 года продолжает жить. Уверенные в себе граждане и сторонники прозападно настроенного бывшего премьера Виктора Ющенко выходят на улицы в поддержку честных выборов, легитимного правительства и демократии. Демонстрации делают еще более очевидной западную депрессию после событий 11 сентября. С момента террористических актов в Нью-Йорке Запад пытается освобождать диктаторские страны, такие, как Афганистан и Ирак, с помощью военной силы и демократизировать их сверху. Однако в условиях прельщающего спокойствия в Кабуле и открытой войны в Багдаде никакой демократии не может быть. Сотни тысяч демонстрантов на Украине дают отрадный противоположный пример: демократизация изнутри и снизу.

Именно Украине пришлось встряхнуть европейцев. Эту страну многие западные европейцы рассматривали в качестве филиала московских властей, и как таковая она была списана со счетов. В том числе, Берлином и Брюсселем. Поскольку Россия большая, трудно поддающаяся пониманию и ее легко оскорбить, европейцы остерегались делать Украине предложения, которые могли вызвать недовольство у шефов в Москве. О России напоминали также постсоветские драмы на Украине президента Леонида Кучмы: войны олигархов и убийства журналистов. Как результат: Румыния сможет, видимо, вступить в ЕС уже в 2007 году, Украину же считают недостойной для подписания договора об ассоциированном членстве. И вот теперь демонстранты призывают Европу и ставят в трудное положение ЕС.

За протестами на Украине снова обнаруживается конфликт между Востоком и Западом, который, казалось, был давно преодолен. Разногласия между политтехнологами, пекущими партии, как пироги, - и реалистами, понимающими, что демократию, однажды выпущенную на свободу, остановить трудно. Таким образом, снова появляется пропасть между Россией и ЕС. Украина демонстрирует, что у пережившей в 1991 году переворот России иные цели, чем у ЕС. Получить свободу действий для Москвы означает не обеспечение свободы для других. В данном случае сталкиваются два мировоззрения: авторитарная модель с демократической, диктат с сотрудничеством, громадная Евразия с поделенной на мелкие кусочки, множественной Европой.

Евразия: распад Советского Союза кажется сегодня многим русским катастрофой. То, что Украина в 20 столетии трижды создавала свое собственное государство, когда Москва была достаточно слабой, многие воспринимают как провинциальную причуду. Даже Александр Солженицын еще в 1990 году отказал Украине в праве на самостоятельность. Владимир Путин со времени прихода к власти пять лет назад продолжает историю Советского Союза, используя иные средства. В то время, как Кремль доставал из старых запасников сталинский имперский гимн, российские концерны скупали металлургическую и энергетическую промышленность Украины. Год назад Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан создали в Ялте экономическое и таможенное содружество.

Однако решающим для евразийского союза является унификация систем. В этом году во всех четырех государствах прошли президентские выборы, в России, в Казахстане, наконец, референдум о продлении сроков полномочий президента в Беларуси, и вот теперь выборы на Украине. Перед голосованием с причесанными результатами брали под контроль средства массовой информации, осуществляли превентивные меры по нейтрализации оппозиции. Первые ростки гражданского общества были задушены в зародыше.

Так элиты этих государств хотят сохранить власть на ближайшие десятилетия. Это знакомо. Несмотря на советский коллапс 1991 года, в большинстве отдельных государств смены власти не произошло. Господствующие кланы если что-то и поменяли, так это социализм на государственный капитализм, центральные комитеты на президентские кабинеты, серые двубортные пиджаки производства Ивановского текстильного комбината на костюмы Эрменегильдо Зегна (Ermenegildo Zegna). Евразию в новых одеяниях надо, наверное, воспринимать как появление блока восточнее ЕС.

И именно в этот момент выпадает Украина. Можно представить себе ужас Москвы: украинцы выходят на демонстрации с протестами против президента, которого определили правительство и власти. Они сомневаются в причесанных окончательных результатах, подготовленных проверенной президентом Избирательной комиссии. На Украине существует опасность крушения, как это было год назад во время грузинской Революции роз. Поэтому теперь знатоки Украины, такие, как московский мэр Лужков ("Севастополь российский!"), едут на восток страны, чтобы распространять там годную для них искаженную картину расколотой Украины и страны, потерпевшей неудачу. При этом сторонники Ющенко стоят также и на улицах городов на востоке. Сценарии распада должны устрашать их и ЕС.

Европа: ничто не было бы более неуместным, как противопоставление большой российской игре, связанной с Евразией, европейской сферы влияния. Государствам ЕС это просто не нужно. Они обладают притягательной силой и унаследовали от "холодной войны" мягкую власть, которую сегодня американцы утрачивают в ходе антитеррористической борьбы. Во многих странах Восточной Европы, Азии и Африки свобода и демократия считаются желанными европейскими символами, в том числе и благодаря расширению ЕС.

Правда, Союз не в состоянии тут же выдавать членский билет каждой соседней бунтующей стране. И все же брюссельские политики после длительного периода, когда они Украину не замечали, действовали в первые недели кризиса первый раз правильно. Они взяли на себя посредническую роль между конфликтующими сторонами, признали фальсификацию результатов выборов, а их мнимого победителя не признали. Они требуют введения на Украине внятных европейских норм свободы, в том числе и от Путина. Они без одобрения относятся к тому, к чему принуждают, в отличие от канцлера Германии, высказавшегося в конце августа по поводу выборов в Чечне ("Существенных нарушений не было").

Если на Украине состоятся демократические (!) новые выборы, ЕС должен был бы указать стране путь в Европу: участие в европейском экономическом пространстве, возможное участие в отдельных сферах европейской интеграции (правовые нормы, безвизовый режим). ЕС поможет самому себе, если придаст этому статусу, между членством в Союзе и отказом от приема в него, организационную форму. То, что он в скором времени хочет предложить Сербии и Молдавии? Этой структуре необходим секретариат в Брюсселе и престижное название, которое давало бы возможность государствам бороться за инвесторов.

Должна ли Россия действительно бояться свободных выборов на Украине? Нет. Российский природный газ будет и впредь поставляться в Европу по новому украинскому нефтепроводу, если страной будет управлять оппозиция. Российская собственность на Украине останется неприкосновенной, если - на чем громко настаивает Путин - будет править закон. Но хочет ли он этого действительно? Во всяком случае, украинские кланы, которые с помощью Москвы, уловок и фальсификации цепляются за власть, за продолжение нарушения законности. И следуют таким образом российским привычкам. Украинская оппозиция больше не боится, что ее обманным путем лишат прав во второй раз с помощью оружия или фальсификации. То, по поводу чего они десять дней ликуют на улицах Киева, является кошмаром для их противников: они славят демократию.

Перевод ИноСМИ

Оригинал статьи Putins Albtraum: Orange

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях