Главная
 

New York Times: Убийство за столом

20 декабря 2004, 18:48
0
13

"Когда Виктор Ющенко 5 сентября взял в руки тарелку с супом на даче у заместителя начальника украинской службы разведки (преемник старого советского КГБ), он не подозревал, что ужинает с самим дьяволом", - пишет Гейл Белл, The New York Times, США.

Неделями после этого он страдал от целого каскада странных симптомов: крайний упадок сил, жуткие боли в области желудка, увеличение печени и патологические изменения, обезобразившие его лицо и верхнюю часть тела. Все это свидетельствовало о жестокой борьбе его организма непонятно с чем, поскольку причины заболевания назывались самые разные - от инфекции (возможно, вирусной и возможно, герпесной) до переедания (поглощение в больших количествах экзотической пищи). Постепенно Ющенко восстановил свое здоровье в достаточной мере, чтобы вернуться в Украину к своей президентской кампании. Но теперь этот человек, надевший оранжевый шарф и стоявший у микрофона, был похож на покрытое шрамами и опухолями чудовище.

На этом бы дело и закончилось, если бы Ющенко не заявил, что его отравили, и его заявление не было расследовано за пределами Украины группой врачей из венской клиники, возглавляемой доктором Михаэлем Цимпфером. Когда 11 декабря были опубликованы результаты расследования доктора Цимпфера, весь мир обратил на них свое внимание. Газетные заголовки дали нам важную информацию: это яд, о чем мы все догадывались, и это диоксин. Диоксин? Название похоже на какое-то химическое вещество, хотя слово это смутно знакомо, как будто вы когда-то покупали нечто подобное в магазине удобрений для своих саженцев. Прошло несколько дней, и мы прочитали все, что можно было узнать о характеристиках и свойствах диоксина. Однако мы не получили ответы на более тревожные вопросы: кто распорядился дать диоксин и зачем. Не на вопрос, зачем травить Ющенко, а зачем для этого использовать диоксин.

Любопытно и тревожно в 2004 году читать о попытке отравления ядом видного политического деятеля. Отравление при помощи яда - такое более присуще истории, чем сегодняшнему дню. Главным образом, это связано с тем, что сегодня наука лишила отравителя прошлых дней важного преимущества над преследователями - возможности скрыть свою работу за обычными несчастьями, которыми сопровождается жизнь человека.

Смерть в зависимости от степени боли и упадка сил (особенно в XIX веке) можно было отнести к последствиям болезни, ведь тогда практически не существовало анализов на проверку ядов. В XXI веке играть в эту игру стало крайне трудно, если, как в случае с Ющенко, вы не используете первое правило из старого наставления для отравителей - выбирайте вещество, которое никто не сможет определить. Найдите вредное вещество из окружающей среды, которое загрязняет воздух возле металлургических заводов и фабрик по переработке отходов и соберите его в концентрированном виде в маленькую колбу.

Отравление - это не игрушка для любителей. Для вступления в гильдию профессионалов сначала надо освоить это искусство и довести до совершенства это умение. Выпускники старых школ отравителей сталкивались с теми же проблемами, что и сегодняшние химики и начинающие повара из пятизвездных отелей. Смешается ли порошок с жидкостью? Не образуется ли на поверхности маслянистая пленка? Достаточно ли в блюде специй, чтобы заглушить специфический запах яда? И как насчет вкуса?

Наши органы чувств недостаточно натренированы для того, чтобы распознать, что скрыто под камуфляжем. Изучение содержимого своей тарелки на предмет наличия странного цвета никогда не было надежным способом распознавания нормального и ненормального. Мышьяк, например, в зависимости от сопутствующих компонентов может быть красного, желтого, зеленого или белого цвета. А как насчет запаха яда? Синильная кислота имеет запах миндаля, наркотик или яд из болиголова пахнет мышами, олеандр по запаху похож на шоколад, а мышьяк в какао напоминает ужин в холодный вечер. У новичка нет надежных наставлений для распознания отравы. По словам Ющенко, его жене диоксин по запаху напомнил какое-то лекарство.

Отравление - это глубоко личное преступление. Жертву обманом заставляют проглотить токсичную дозу, спрятанную в доброкачественном продукте - еде или напитке. Тем самым предается одна из основных составляющих общественных связей между людьми - уверенность в том, что к вам подходят с добрыми намерениями. В Украине правила гостеприимства требуют, чтобы гость за столом у хозяина ел и пил от души, даже если он подозревает этого хозяина в недобрых намерениях.

Живи Ющенко в более ранние века, он мог бы взять с собой на дачный ужин слугу, который пробует блюда перед подачей на стол. Такие слуги тренировали глаз на каждом этапе приготовления пищи и пробовали каждое блюдо на его пути из кухни на стол. Иногда для пущей убедительности они использовали в своем действе кристаллы и перья, однако по существу вся суть работы основывалась на крайней обостренности их природных чувств.

В моей коллекции есть перстень отравителя. С одной стороны он имеет шарнир, и при повороте в сторону большого аметиста под ним обнаруживается углубление. При помощи этого перстня я отработал трюк для вечеринок, незаметно опуская в бокал своего соседа по столу небольшое витаминное драже. Удивительно легко отвлечь чье-то внимание, чтобы повернуть камень, бросить в стакан кусочек яда и смотреть, как он растворяется в вине. Мы можем задаться вопросом, насколько легко было опустить диоксин , который легко растворяется в жире, в соусник со сметаной, стоявший рядом с тарелкой супа Ющенко, либо, забегая вперед по страницам наставления для отравителей, покрыть его вилку или тарелку невидимым слоем этого вещества?

Один химик из Лондонского университетского колледжа задался вопросом, почему в качестве яда было выбрано такое специфическое вещество как диоксин. "Если вы действительно хотите кого-то убить, вам нужно использовать цианистый калий, рицин или стрихнин, - написала на страницах сайта The New Scientist.com доктор Андреа Селла, - а если вы используете что-то более необычное, это значит, что вам надо, чтобы яд не обнаружили".

И действительно, цианистый калий, стрихнин, мышьяк, а также длинный ряд растительных и животных ядов в течение многих веков уже стали явными шаблонами, свидетельствующими о злом умысле. Клеопатра на рабах проводила многочисленные опыты по эмпирическому изучению воздействия змеиных ядов. Говорят, что она нашла минеральные яды, действие которых было слишком медленным и незаметным, чтобы вызвать судороги или изменения цвета трупа.

Другие выдающиеся отравители, такие как Мадлен Д"Обре (маркиза де Бринвильер), а также неизвестный визитер к Наполеону в его ссылке на острове Св. Елены находили, что для их планов в совершенстве подходил мышьяк. Маркиза возвела отравление в ранг искусства и, попрактиковавшись на обитателях богаделен и пациентах госпиталей для бедных, дала мышьяку циничное название "порошок наследства" (poudre de succession) после того, как накормила своего отца и братьев особым супом по собственному рецепту.

И здесь мы опять возвращаемся к вопросу: зачем использовать диоксин? Есть много способов для классификации ядов. Мышьяк и болиголов, например, убивают медленно, смерть приходит постепенно. Цианистый калий и стрихнин действуют быстро, но без милосердия. Как оказывается, диоксин обладает медленным аккумулирующим эффектом. Он наносит увечья человеческому организму месяцами, годами, возможно, на протяжении всей его жизни.

А что, если цель состояла не в убийстве Ющенко, а в нанесении ему таких увечий, которые чем-то напоминают кару за грехопадение, как, например, когда лицо симпатичного человека превращается в страшную маску алкоголика? Это, как я подозреваю, взгляд в тайный мир химической войны, которая стала правопреемником старой гильдии отравителей, и возможно, попытка заглянуть за обрывки Железного Занавеса.

Постоянные дозы диоксина вызывают рак и преждевременное старение. Поэтому диоксин кажется идеально подходящим для того, чтобы низвергнуть красавца-Адониса с его пьедестала, что для общественного мнения может быть равносильно смерти. К счастью, этот заговор был раскрыт. Со временем лицо Ющенко вылечат, чего нельзя сказать об извращенном мозге, в котором возникла идея поставить яд на стол.

Фармацевт Гейл Белл является автором книги "Poison: A History and a Family Memoir." ("Яд: исторические и семейные мемуары")

Перевод ИноСМИ.Ru

Оригинал публикации: Murder He Ate

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях