Главная
 

Итоги: "По киевскому времени". Интервью Юлии Тимошенко

15 марта 2005, 19:49
0
16

"Мы считаем, что после всех событий, которые произошли в Украине, именно она стала фактическим центром цивилизованного мира", - сказала премьер-министр Украины Юлия Тимошенко в беседе с журналистом российского журнала "Итоги" Олегом Одноколенко.

- Юлия Владимировна, сейчас все политические двери Европы и Америки открыты перед Украиной настежь. Скажите, а экономические ворота Запад готов распахнуть для вашей страны? Не случится так, что Украина в конечном итоге может оказаться "хозяйственной окраиной" Европы?

- Я уверена, что так не случится. Ни наш президент, ни наше правительство ничего подобного не допустят. Оказаться на задворках - это может быть следствием непрофессионализма, следствием продажности или неинтеллектуальности. Нам такие качества не присущи. И вообще мы считаем, что после всех событий, которые произошли в Украине, именно она стала фактическим центром цивилизованного мира. Прежде всего потому, что мы показали: народ может что-то значить в современном мире, и это принципиально важно. Очередная наша задача - удержать эту высокую планку, показать, что мы не только можем взять власть и передать ее народу. Мы еще хотим, чтобы власть работала на людей, приносила конкретные результаты. И уже сегодня, что мне особенно приятно, новая украинская власть стала по-настоящему подконтрольна обществу. Люди больше не смотрят сериалы и мыльные оперы, а переключают телевизоры на новости и запоем читают правительственные постановления - видимо, скоро придется издавать их массовыми тиражами, как бестселлеры. Более того, общество пристально следит за каждым шагом политиков двадцать четыре часа в сутки. Уже появились любимые и нелюбимые, одним политикам верят, другим - нет, но в любом случае мы уже стали одной командой - народ и власть. И мы народу служим, служим честно.

- А что по поводу единения власти и бизнеса? У вас нет опасения, что крупный бизнес, в том числе и российский, на волне реприватизации может на какое-то время "отхлынуть" с Украины?

- Не надо думать, что бизнес пуглив. Он зубастый, клыкастый, и я не знаю такой силы, которая могла бы остановить бизнес. А вот у власти роль особенная. Я считаю, что власть должна быть гармонизатором, своего рода балансиром между народом и бизнесом и не должна становиться ни на одну из сторон. Что, собственно говоря, мы и пытаемся реализовать. И я уверена, что при нашей власти, при власти, которая проводит такую политику, будет одинаково комфортно и бизнесу, и народу. Причем любому бизнесу независимо от происхождения.

- То есть вы сторонник экономической прагматики... Тогда вопрос: в чем, по-вашему, суть прагматичного подхода в отношениях с Россией?

- Прагматичный подход - это очень просто. Это когда есть интересы, и эти интересы не сдаются и не продаются, а защищаются всеми средствами политической и дипломатической борьбы, и когда в результате находится та средняя линия, которая устраивает обе стороны. Таким мне видится единственное условие возникновения долгосрочного и надежного стратегического сотрудничества, в том числе и российско-украинского. И я вам гарантирую: игры в поддавки в российско-украинских отношениях больше не будет. Зато эти отношения станут стабильными и взаимовыгодными.

- И кто же играл в эти самые поддавки?

- Конечно же, старая украинская власть. Они там, как клептоманы какие-то, систематически обменивали свои посты и положение на все, чем богата Украина, в том числе торговали и государственными интересами. Так не делается. Я вообще хочу раз и навсегда прекратить на территории Украины практику, когда несколько семей воспринимают страну как "лимитед" закрытого типа. Этого уж точно не будет никогда.

- А какие точки роста вы видите на новом этапе российско-украинского экономического сотрудничества?

- Это тот случай, когда нет ограничивающих точек, наши возможности безграничны. Надо только отложить в сторону политические амбиции и почувствовать себя партнерами. Тем более что мы и так с Россией единое целое - и природно, и геополитически, хоть называй это ЕЭП, хоть не называй. Мне кажется, что политики только все портят, придумывая российско-украинской исторической общности какие-то названия.

- Хорошо, а какие конкретные претензии у украинской стороны к проекту Единого экономического пространства?

- Претензия одна. Она заключается в том, что в рамках соглашений, подписанных старой властью, Украина передает часть очень серьезных государственных полномочий России, а в общем органе, управляющем Единым экономическим пространством, по разным оценкам, будет иметь только от восьми до одиннадцати процентов голосов. Это означает, что, отдав часть своей судьбы в руки ЕЭП, Украина по сути дела никак не сможет на него влиять. Вот что мы считаем нелогичным. Полагаю, мы должны несколько изменить условия ЕЭП, тогда все мы будем чувствовать себя в нем комфортнее. Повторяю: мы ничего не хотим уничтожать, мы просто считаем необходимым упорядочить правила игры.

- Кстати, о правилах игры... Решение о введении с 1 января 2005 года НДС на поставки российской нефти было принято еще правительством Януковича. Москва с этим согласилась в обмен на участие Украины в ЕЭП. А какова мотивация ваших последних решений - о введении НДС и о запрете реэкспорта российской нефти?

- Это своеобразная экономическая многоходовка. Мы не собирали входной НДС, потому что тогда цена на нефть повысилась бы. Но когда Россия установила - прекрасное решение! - равные условия как для дальнего зарубежья, так и для Украины, у нас, внутри страны, появилось огромное поле для махинаций с ценами на нефть. И мы сразу же, как и во всех других странах, ввели двадцатипроцентный НДС. Лазейка закрылась. Что же касается запрета на реэкспорт российской нефти, то, с одной стороны, это защита интересов России, с которой у нас заключено соответствующее межгосударственное соглашение на этот счет. С другой стороны, это защита мирового рынка, который от демпингования разрушается. Мы считаем, что Украина - страна цивилизованная, и иначе поступить не могли. Где здесь политика, а где - экономика? Наше правительство, конечно же, политическое правительство. Но оно политическое не в том плане, что принимает решения в интересах той или иной политической силы, а в том, что несет ответственность перед обществом, только поэтому оно и политическое. По сути же все наши решения - экономические, логичные и приносящие стране пользу.

- Как бы там ни было, а решение из разряда непростых. Наверное, для жестких решений необходимо и соответствующее настроение?

- А у меня вообще всегда хорошее настроение. Потому что я всегда чувствую уверенность в своих силах. У меня никогда нет страха перед будущим, перед какими-то глобальными задачами. Чем сложнее задачи - тем лучше у меня настроение.

- Тогда вопрос "под настроение": как вы рассчитываете при дефиците госбюджета в шесть миллиардов долларов выполнить обязательства по повышению минимальной зарплаты, пенсий, по выплате обесценившихся вкладов и т. д.? На чем основывается ваш оптимизм?

- Я вам открою один небольшой секрет. После принятия всех наших пенсионных законов у нас дефицит бюджета уже не шесть миллиардов долларов, а тридцать три с половиной миллиарда гривен. И это такой дефицит, который может ввести в апатию любое правительство, но только не наше. Сегодня мы очень активно ищем резервы доходной части бюджета и устраняем теневую сферу. Буквально за последние дни нам удалось в 2,7 раза увеличить ежедневные поступления от налогообложения импорта. При этом мы практически устранили на сегодняшний день контрабанду.

- Это результат работы экономических рычагов или административных?

- В комплексе. С одной стороны, существеннейшим образом понижаем налогообложение на границе для импортных товаров, с другой - драконовскими мерами боремся с контрабандными потоками. Никаких либерально-демократических абстракций - результат дает сочетание методов.

- Но без либеральной конкретики не обойтись, когда речь идет об инвестициях. Как сейчас выглядит украинский государственный инвестиционный портфель? Какой карман в нем больше - российский или западный?

- Я думаю, условия будут равными для всех. Важно другое - кто лучше воспользуется этими возможностями. Полагаю, россияне и, конечно же, национальные украинские инвесторы, потому что у них нет страха перед сложностями, нет страха перед не очень урегулированным правовым пространством. Они привыкли выживать и находить решения в любых условиях. Западный инвестор, он более рафинированный, он этакий сибарит: желает, чтобы все уже было готово к его приходу на рынок, все лежало у его ног. А в переходных экономиках такие условия большая редкость. Я бы сказала так: инвесторы из постсоветских стран больше ориентированы на риски и более приспособлены бороться с рисками, чем западные инвесторы.

- А какие сектора украинской экономики вы считаете наиболее привлекательными для западных инвестиций?

- В принципе все. При непонятной суетной конкуренции вокруг отдельно взятых объектов все остальное экономическое поле Украины свободно - сельское хозяйство, транспортная система и даже энергетическая система. Мне кажется, что прежние инвесторы страдали стадным рефлексом, все были зациклены на чем-то одном. И даже физически уничтожали друг друга в борьбе за это. Странные люди! Ведь сегодня можно получить в десятки раз большую прибыль, производя зубочистки, чем, например, транспортируя электроэнергию. Полагаю, надо несколько шире смотреть на экономические возможности Украины.

- Но шире той ниши, на которую та или иная страна может претендовать в уже сложившейся системе международного разделения труда, не посмотришь... Украина уже выбрала свою нишу в ЕС? Когда ваша страна намерена вступить в Евросоюз?

- Это вопрос больше политический. Все зависит от того, как быстро страны старой Европы переживут экономический и политический шок после недавнего пополнения Евросоюза. Вот переварят, и можно будет вступать. Сама же Украина много делает и будет делать для того, чтобы присоединиться к европейской семье. Своя ниша в ЕС для нас уже определена - это, безусловно, колоссальные транзитные возможности Украины и сельское хозяйство, где Украина может быть очень достойным конкурентом.

- У "социалистической житницы" - Болгарии - это почему-то не получилось...

- Это не значит, что не получится у нас. У Украины все получится, потому что мы знаем, как это делать. Кроме того, Украина может предложить ЕС продукцию металлургического комплекса и химической промышленности, есть у нас и прекрасные научные разработки в области генетики. В Украине есть много всего, но самое главное, что у нас прекрасный президент и очень симпатичное правительство.

- Сегодня многие считают, что Украина вполне может претендовать на роль восточноевропейского лидера. Как вы считаете, речь в данном случае может идти исключительно о политическом лидерстве или же в экономическом плане Киев тоже видит себя "впереди Восточной Европы всей"?

- Полагаю, во всех планах. Прежде всего Украина станет лидером в построении качественно новых стандартов жизни общества. В свое время наука и техника пошли далеко вперед, а вот качество общественных отношений осталось где-то на уровне девятнадцатого века.

- Уж прямо-таки девятнадцатого?

- Это правда. Традиционные идеологии, под которые подгонялась жизнь, только тормозили процесс развития общества. А я вот хочу Украину в этом плане отпустить в свободный полет, хочу, чтобы у нас появилась не мертвая, а живая идеология, которая постоянно находится в развитии, в динамике - точно так же как и техническая составляющая развития человечества. Именно тогда и появятся качественно новые стандарты справедливости, о которых многие мечтают. И здесь мы будем первыми, это я могу твердо сказать.

- Новые стандарты справедливости подразумевают наличие политической оппозиции на Украине?

- В Украине была одна настоящая политическая оппозиция, и сейчас она пришла во власть. Была еще старая власть, которая работала крышей для бизнеса. Нам такая роль категорически не подходит, пусть даже не надеются. Но когда я еще сама была в оппозиции, я говорила о том, что парламентская оппозиция должна стать полноправным институтом государства и должна иметь все рычаги для контроля за властью. Вот какая оппозиция нам нужна, и этим вопросом мы будем активно заниматься. Полагаю, что это, наверное, будут левая оппозиция и, конечно же, оппозиция либеральная. Но в любом случае мы хотели бы иметь оппозицию сильную интеллектуально, сильную морально и духовно. О появлении такой оппозиции мы просто мечтаем.

- Кстати, о мечтах... Ваши оппоненты утверждают, что вы мечтаете о власти. Однако именно вы выступили категорически против конституционной реформы, передающей в руки премьера просто неограниченные властные полномочия.

- Персональные возможности в этой ситуации меня совершенно не волнуют. Но дело даже не в этом. Я считаю, что эта реформа была неконституционной, это была банальная политическая глупость, и логики в ней нет. По сути дела такая же бесконтрольная власть, какая раньше была у президента, автоматически передается лидерам фракций. Я бы сказала так: это олигархия в чистом виде, власть пяти-шести лидеров фракций. Я не понимаю, что на что мы поменяли, и хочу, чтобы мы не рефлектировали по поводу названия "парламентская республика". То, что принято, - далеко не парламентская республика.

- Виктора Андреевича вы уже убедили в этом?

- Я человек, который приглашен на работу президентом, и я буду четко следовать политической стратегии и тактике президента. Что же касается упомянутой политической реформы, здесь мы будем занимать строго скоординированную позицию.

- Немного о личном. Вот сейчас вы премьер-министр крупнейшей европейской страны. Не скучаете по былой романтике майдана?

- Недавно мы встретились с соратниками. Был огромный экран, на котором крутили кадры "оранжевой революции". Должна сказать, что при всей моей стойкости слезы у меня лились рекой. Это был огромный духовный подъем. Это было что-то!..

- О вас в свое время говорили, что вы - "зеркало "оранжевой революции". Скажите, а премьер-министру Украины удается хоть иногда покрутиться перед обычным зеркалом?

- Конечно. Но дело в том, что я уже очень давно не видела себя в зеркале отчетливо - все приходится делать в полусонном виде, за несколько минут.

- Но одеваетесь, наверное, от-кутюр?

- Люблю джинсы, короткие джинсовые юбки, кожаные куртки и вообще одежду, которая не сковывает движения. Но сейчас вынуждена носить официальную одежду. При этом исповедую принцип экономического национализма и заказываю одежду только у украинских модельеров.

- На середину апреля намечен ваш официальный визит в Париж. Неужели не заглянете в бутики на Елисейских Полях?

- Честно говоря, я об этом даже не думала. Но теперь обязательно зайду, чтобы продемонстрировать, что в первую очередь я все-таки женщина.

ТЕГИ: диетаПохудениедиеты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях