Главная
 

Хартия’97: Украина. Так все-таки, с Европой или с СНГ?

21 марта 2005, 18:20
0
641

"Когда в 3 часа ночи 25 ноября прошлого года я узнал, что моих друзей "донецкие" выволокли в одних трусах из поезда на мороз, заковали в наручники, одному из них, Диме Бондаренко, сломали руку, и бросили в тюремную камеру в пограничном местечке Репки, я стал звонить тем, кто мог помочь освободить "репкинскую четверку", - пишет Андрей Санников, Хартия’97, Беларусь.

25 ноября: только что прошел второй тур голосования на президентских выборах в Украине, Янукович проиграл вчистую, "административный ресурс" уже не поможет, значит, будут задействованы близкие Януковичу криминальные методы. Ситуация была крайне опасной для украинских демократов, а на наших просто могли отыграться по полной программе. Один из первых звонков я сделал Борису Ивановичу Тарасюку. Он был в Варшаве, занимался тем, чем должен заниматься будущий министр иностранных дел демократической Украины: мобилизацией поддержки международного сообщества на защиту демократии в своей стране. На следующий день, нет, уже утром этого дня ему предстояло выступать в сейме Польши. Он только прилег на пару часов поспать, но на ситуацию в Репках среагировал мгновенно: подробно записал все фамилии, название места, обстоятельства задержания и пообещал, что с утра будет поднимать штаб Ющенко и Верховную Раду, передал ребятам слова поддержки. Думаю, что слово свое он сдержал. С утра начался шум, из штаба Ющенко в Репки прислали адвоката, и вскоре потрепанные, но живые четверо защитников украинской революции оказались дома.

Демократы в Украине победили, правда, не в ноябре, а в январе следующего года. Русские каналы передавали о расколе страны, о готовящемся референдуме об автономии восточной части Украины, но решимость украинских демократов, возглавивших народную революцию, солидарная поддержка международного сообщества привели к победе и признанию этой победы в мире. Все месяцы - с ноября по январь, пока шло противостояние сил добра и зла, на майдане вместе с украинцами были и белорусы. Представители демократической Беларуси, в основном молодежь, вместе с украинцами боролись за "вашу и нашу свободу". Без преувеличения, вся Беларусь следила за украинскими событиями и без преувеличения, большинство было на стороне Виктора Ющенко.

В Украине победил народ, демократия, государство. Сразу же после победы новая власть подтвердила свои предвыборные обещания: будущее Украины - в Европе. Мы снова пристально следим за тем, что происходит у соседей, как они пробиваются в Европу, как Европа воспринимает устремления украинцев. Даже белорусское телевидение поутихло, по привычке мажет грязью демократические власти, желает им провала, но как-то без энтузиазма, правда с завистью.

Конечно же, нас волнует, как правительство Ющенко отнесется к белорусскому режиму. Европа, в которую стремится Украина, выработала устойчивое неприятие нынешний ситуации в Беларуси, а недавно расставила точки над “i”, назвав в резолюции Европарламента существующий в Беларуси режим диктаторским.

Первые сигналы из Украины были обнадеживающими: кратко, но твердо высказывалась в отношении Беларуси премьер Юлия Тимошенко, отказался приехать подписывать двусторонние соглашения с Наумовым украинский министр внутренних дел Юрий Луценко.

С нетерпением ждали появления в Беларуси министра иностранных дел новой Украины Бориса Тарасюка. Причем, в отличие от министра внутренних дел, приезд которого и встреча с одним из подозреваемых в причастности к политическим похищениям, действительно были бы неуместны, министру иностранных дел по должности необходимо лично присутствовать на передовой сложных политических ситуаций. Поэтому законность его приезда, тем более на встречу СНГ никто не оспаривал. Но ждали обозначения приоритетов новой Украины.

Не дождались. Министр Тарасюк был бледной тенью русского министра Лаврова. Непонятно почему. Если нежелание замечать происходящих в Беларуси процессов из-за боязни спровоцировать ненужные для России изменения являются латентным свойством кремлевской политики, то от Киева мы вправе были ожидать иных подходов. Зная Бориса Тарасюка как высокого профессионала, с которым немало сотрудничал в сложных ситуациях в самом начале становления государственности наших стран, не сомневался, что при желании Борис смог бы найти возможность обозначить именно новую европейскую Украину. Смог бы встретиться с участниками событий на майдане, поблагодарить их. Смог бы увидеться с пострадавшими в Репках и обмолвиться, что МИД Украины внимательно следит за уголовным делом, которое возбуждено против бандитов, выдававших себя за украинских пограничников.

У нас сейчас непростая ситуация. В тюрьме издеваются над Мариничем. Сидят политические узники Левоневский с Васильевым. Держат в заключении Шумченко. На центральной площади Минска каждый день проходят акции протеста с требованием освободить политзаключенных. Кстати, проходили они и в тот день, когда в Минске собирались министры иностранных дел СНГ. Ожидать от кого бы то ни было из министров внимания к теме прав человека в Беларуси, конечно, было бы наивно. От кого бы то ни было, кроме украинского министра. Если твоя страна хочет войти в Европу, то нужно не просто стоять вровень с европейскими политиками, а где-то, как сосед, привносить более четкую оценку происходящего в Беларуси. Новая украинская власть получила поддержку демократического мира только потому, что присягнула на Библии демократии, основу которой составляют права человека. И пропуск в Европу новой Украине, кроме ЕС, дает белорусская демократия, ее поддержка и соответствующее отношение властей Украины к белорусскому режиму.

Что мы увидели во время первого приезда министра иностранных дел Украины в Беларусь? Только то, что он сидел напротив Шеймана, который также подозревается международным сообществом в причастности к политическим похищениям, и то, что он публично "передал привет" Лукашенко от Ющенко. Очень интересная форма дипломатического общения - передача привета. Потом была пресс-конференция, на которой он в общих словах о европейских ценностях ответил на вопрос о Мариниче. Все было бы ничего, если бы министр нашел возможность встретиться с демократической Беларусью, с теми, кто был в тяжелые для его страны дни вместе с демократической Украиной.

Я вспоминаю другого министра, бывшего министра обороны Польши, а ныне заместителя председателя Европарламента Януша Онышкевича. Он приезжал в Минск 10 декабря прошлого года. Естественно, кроме встреч с официальными лицами он общался с представителями демократических сил. У него был плотный график, но, когда он узнал, что в Минске проходит акция, приуроченная ко Дню прав человека, он нашел возможность придти на площадь и поддержать людей, там собравшихся. Януш Онышкевич, борец за свободу своей страны хорошо знает, как важна солидарность с теми, кто живет в ситуации несвободы и протестует против этого.

Понимаю, что Украине необходимо решать множество сложных проблем, связанных с непонятным образованием под названием "СНГ", проблем двусторонних отношений с Беларусью. Понимаю, что это требует искусной работы с официальными властями, но не понимаю, зачем при этом идти на поводу у диктаторов и принимать их правила игры.

Борис Тарасюк никогда не давал повода усомниться в своей преданности независимости и государственности Украины. В Минске он строго и профессионально следовал этим принципам, но не захотел заметить, что содержание самих принципов изменилось. Сегодня независимость и государственность Украины, стремящейся в Европу, включает защиту демократии в международном масштабе, и, безусловно, поддержку демократии в Беларуси. И это в полной мере отвечает национальным интересам Украины.

Андрей Санников - член Совета гражданских инициатив "Свободная Беларусь"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях