Главная
 

КП: Кремль нанял дворника - выметать "оранжевую" чуму

19 апреля 2005, 08:05
0
3

Корреспондент российской "Комсомольской правды" Владимир Ворсобин встретился с главой управления, созданного при администрации президента России для борьбы с "бархатным вирусом" в СНГ. Интервью с Модестом Колеровым опубликовано 19 апреля под заголовком "Кремль нанял дворника - выметать "оранжевую" чуму".

Модест Колеров: "Пора бы на границах Росии прибраться!" Фото Рамиль Гали
 
Мы с недавно назначенным начальником Управления администрации Президента России по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами Модестом Колеровым в чем-то коллеги. Мне, как журналисту, посчастливилось поучаствовать в трех "цветных" революциях - аджарской, украинской и киргизской. А господину Колерову, как говорят, поручено с революциями бороться. Для чего будто бы и создано его специальное "контрреволюционное" управление, тонко замаскированное под "межрегионалов".

Этот слух подтверждает и биография новобранца Кремля. Кандидат исторических наук, автор трудов об истоках российских революций, Модест Алексеевич одну из них (в 91-м) встретил... с метлой. Тогда он работал дворником у российского "Белого дома" и жил во дворе посольства США. Кто знает, быть может, метла в руке будущего начальника "контрреволюционного" управления президента была знаком судьбы.

Я попросил кремлевского чиновника о встрече именно в том дворике, в котором дворник и аспирант Модест Колеров боролся с желто-оранжевой чумой - опавшими осенними листьями.

- Вообще-то тогда я работал аспирантом. А дворникам давали временное жилье, - рассказывает Колеров, внимательно оглядывая окрестности. На его лице теплая улыбка.

- Вон оттуда начинается мой участок, - счастливо вздыхает он. - Вот та самая тропка... Вот центр жизни дворника - мусорные баки. (Никогда не думал, что о баках можно говорить так ласково. - В.В.) Вот тротуар - от угла до посольства Палестины. Неудобное, кстати, место для уборки... А-а-а, вот и труба! (Сотрудник администрации президента радостно поглаживает ногой какую-то железку.) Сколько времени я потратил на очистку ее от мусора! С ума сойти!

Первую постсоветскую революцию дворник и будущий "контрреволюционер" Колеров встретил благосклонно.

- Перед августом 91-го года я ушел в отпуск, - рассказывает он. - Прихожу - все бетонные блоки, бревна, которые мне мешали, как дворнику, жить, были унесены на баррикады.

Вторую (расстрел "Белого дома" в 93-м) - деятельно.

- Я прополз по подземному переходу к зданию американского посольства. Я ж все-таки местный. (Смеется.) Все вокруг было исписано словами "П...ц коммунизму!". Об этом почему-то не любят говорить, но пафос тогда был жестко антикоммунистический.

Мы задумчиво глядели на "Белый дом".

- Я всегда считал, что расстрел "Белого дома" неизбежен... - вдруг сказал Колеров.

- А новая революция в России? - спросил я.

- Я считаю, что иммунитет от "цветного" вируса Россия приобрела после 91-го и 93-го годов. Народ понял абсурдность бунта. Почему он должен участвовать в споре миллионеров с миллиардерами и почему этот спор должен называться национальной революцией?! Это их клановые разборки! Я вчера встретил своего товарища. У него все хорошо - в материальном, личном, не перегружен трудом... Идет веселый и говорит мне: я за "оранжевую" революцию. Я говорю: ладно. Чтобы выйти из нищеты, в которой мы оказались в 91-м, потребовалось 15 лет. Можно еще раз пошутить! Но кто будет за шутки отвечать?

- А за 15 лет иммунитет не подсел?

- Иммунитет действует пару поколений, а потом вырастает новая поросль, которой всегда хочется большего. Просто средним слоям нет простора для карьеры. Некуда развиваться. Именно поэтому подавляющее число царского офицерства перешло на сторону красных, в этом был их карьерный рост.

Если у молодежи из новых государств нет выхода для энергии, значит, надо подумать, чтобы он нашелся в большой политике, а не в прикладных "революциях".

- Извините, Модест Алексеевич, не понял.

- (Терпеливо.) Дети в СНГ должны получить хорошее образование на хорошем языке. Но общественные организации, которые занимаются там культурными связями, слабы. Они не в центре внимания, как американский Фонд Сороса.

- То есть если бы грузинскую и украинскую молодежь мы вовремя обучили на свои деньги, никаких революций не было бы? Это и есть ваше секретное оружие?

- Оружием это станет, если элиты в странах СНГ этого захотят. Нельзя же отказываться от огромной энергии, которая нас связывает. У нас огромное культурное наследие, блин!

Меня беспокоит будущее моих племянников на Украине, поскольку получить качественное русское образование в атмосфере борьбы против всего русского там нельзя. Управляющие некоторых стран СНГ уверены, что делают правильный выбор, отказываясь от русской культуры. Но их собственные дети оказываются от этого менее культурными.

- И что нам делать теперь с СНГ? Кругом революции...

- Сомневаюсь, что это революции.

- Но народ-то не сомневается.

- Меньше читайте советских газет.

Я обиделся и кратко рассказал о своих похождениях в Батуми, Киеве и Бишкеке.

- Что ж, пусть это там называется революциями, - улыбнулся Колеров. - Я очень громко смеялся, когда узнал, что лидер одной из постсоветских революций создала свою партию на базе общества по озеленению на западные деньги. И что, мы тоже должны превратиться в озеленителей? И еще вопрос: останутся ли элиты в таких странах национальными? Или станут банановыми?

Тут мы дошли до американского посольства. Лицо главы управления Кремля снова просветлело.

- Вот здесь я жил, когда работал дворником.

- Какие-то особые чувства это соседство в вас не пробуждало? - не без ехидства спросил я.

(Долгая пауза.) Колеров посуровел.

- У нас нет задачи противостоять американскому влиянию. У России нет возможности окопаться, отгородиться и победить. Хотя я в некотором роде изоляционист. Я считаю, что сначала нужно быть сильным, динамичным, развитым. Не падает тот, кто бежит.

Прощаясь, главный в Кремле по культурным связям строго заметил, что в его обязанности не входит контрреволюционная деятельность. А веник, с которым мы его сфотографировали (в образе очистителя от революций) - вообще никудышный. "Только мелочь мести!" - поморщился Колеров.

Но, когда я выключил диктофон, тяжело вздохнул: "Они там (видимо, на Западе. - В.В.) все взволновались! Кричат, дескать, появился профессиональный контрреволюционер! Да пошли они..."

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях