Главная
 

Open Democracy: Открытая Европа

8 июля 2005, 07:45
0
4

Европейский союз, закрывающий свои двери для Украины и балканских государств, вызвал бы опасные новые потрясения на восточном и южном флангах континента, - утверждает журналист польской газеты Rzeczpospolita Славомир Поповски в статье "Открытая Европа", опубликованной 5 июля в американском издании Open Democracy.

Наихудшей для Европейского Cоюза реакцией на нынешний кризис стало бы закрытие дверей Европы для дальнейшего расширения.

Но именно это, к сожалению, и происходит. Кое-кто интерпретирует результаты референдума во Франции и Голландии как протест "старой" Европы против принятия в 2004 году в состав ЕС 10 новых членов, причем это впечатление усиливается в результате фиаско саммита в Брюсселе 16-17 июня с.г.

Перспектива раскола внутри ЕС находит новое отражение в возобновлении вопросов относительно "европейской" ориентации Украины и шансов на вступление в союз балканских государств, и даже Болгарии и Румынии. Это ставит вышеназванные страны в трудное положение, а отсутствие ясности в отношении их будущего только лишь усиливает замешательство. В результате может быть дестабилизирована обстановка на всем континенте.

Украинская "оранжевая революция" ноября 2004 - января 2005 гг. была важным европейским политическим событием. После спорного второго тура президентских выборов сотни тысяч украинцев заняли Майдан в Киеве в знак протеста против махинаций правящей элиты и вмешательства Москвы в украинскую политику.

Российское правительство сделало все, что было в его силах, чтобы обеспечить избрание Виктора Януковича в качестве наследника Леонида Кучмы на посту президента. В сущности, революция была отказом украинцев допустить, чтобы их суверенная страна, которая получила независимость после распада Советского Союза, снова стала вассалом. Революция также продемонстрировала, что большинство украинцев поддерживает "европейский путь" Украины.

У них не было выбора. Независимая Украина не может существовать между двумя мирами ЕС и России - ибо именно таково реальное политическое разделение нашего континента. Какое-то время Киев мог бы проводить свою любимую "многовекторную" политику трудного маневрирования между Москвой и "Западом". Но сегодня Россия стабилизируется после хаоса десятилетнего правления Бориса Ельцина, и в Кремле вновь оживают неоимпериалистические, великодержавные амбиции. Украине больше не остается выбора. В более долгосрочной перспективе Украина может быть либо "российской", либо "европейской".

На Балканах Европа оказалась втянутой в попытки урегулировать конфликты, которые сотрясли этот регион, когда распалась Югославия. Военные действия, разожженные воинствующим национализмом Сербии, Хорватии и Албании, понемногу утихли, но Балканы - как подчеркивает Иван Крастев в своей статье на сайте opendemocracy.net - все еще могут взорваться. Если этого пока не случилось, то не только потому, что солдаты НАТО находятся в Косово или войска ЕС - в Сараеве, но также и потому, что эти страны, как до них Словения, имеют шанс вступить в ЕС.

В принципе неважно, близкая это перспектива или далекая: главное, что людям нужно предоставить возможность вступить в стабильный и процветающий мир, который дает им надежды на лучшее будущее. Европа, которая разрушает их надежды, не давая им конструктивных идей относительно того, как нормализовать обстановку в Косово - с учетом того, что они не могут знать, что произойдет в Сербии, Боснии или Македонии - угрожает возвратом старого национализма и новым взрывом.

Российский вопрос

В такой ситуации может ли ЕС, неважно, старый или новый, сказать: "Стоп, мы закрываемся и оставляем всех за дверями навсегда"? Он, конечно, может, но делать это ему не следует по двум причинам.

Первое, проблема сама не рассосется. ЕС, нравится ему это или нет, стал альтернативным фокусом интеграции для государств и народов, с которыми он граничит; как ни странно, это подчеркивают специалисты в России.

Второе, закрытие дверей само по себе противоречит миссии ЕС. Это могло бы быть возможным, когда ассоциация стран была не более чем угольно-стальным сообществом или даже общим рынком - но сегодня она таковой не является, когда ЕС, быть может, против собственной воли, стал одним из важных игроков на "Большой шахматной доске".

Украина опять-таки это подтверждает. Решительное "нет" Брюсселя европейским устремлениям Киева, по сути, стало бы "да" для Москвы, пытающейся восстановить свой статус независимого центра силы и мировой державы. Такое развитие событий изменило бы геополитическую ситуацию в Европе - причем к худшему.

Не удивительно, что Москва с удовлетворением восприняла результаты референдумов во Франции и Голландии, равно как и неудачу Брюссельского саммита, пусть даже российские комментаторы и приписывают эти события поспешности Европы при приеме новых членов из числа прежних "союзников" Москвы в Центральной Европе. Они сделали вывод, что Европа должна дважды подумать, прежде чем расширяться на восток.

Эта реакция понятна. России нужен ЕС: она нуждается в его рынках и в его капитальных вложениях. Но в то же время она опасается ЕС и рассматривает его как соперника. В расширении ЕС, который закрепляет свой флаг на постсоветской территории, Москва видит угрозу - даже более опасную, чем НАТО, ибо, хотя ЕС не бросает ей вызова в военном плане, он предлагает постсоветским государствам привлекательную модель развития.

Если бы Украина, Молдова и даже Беларусь оказались в составе ЕС, они навсегда избавились бы от влияния Москвы. А без них Россия, даже обладающая ядерным арсеналом, станет не более чем региональной силой. Это такая судьба, с которой Россия отказывается примириться.

Россия никогда не скрывала, что чувствовала себя наиболее комфортно, когда европейский порядок базировался на согласии между державами. Тогда у нее были самые лучшие шансы на реализацию своих великодержавных амбиций. Вот почему она пытается выстраивать особые отношения с Берлином и Парижем и хочет расколоть ЕС на "старый" и "новый".

Единая Европа с общей политикой в отношении России стала бы для Москвы значительно более трудным партнером. Именно это объясняет, почему Россия предпринимает дипломатические усилия с целью лишить ЕС новых членов - включая и Польшу - имеющих хоть какое-то влияние на внешнюю политику союза. Если Москве это удастся, результатом может стать возврат политики баланса силы в Европе, как в 19-м веке.

Европейский ответ

В этом свете трудно понять, почему евроскептиков вроде Гвина Принса, статьи которого публикуются на сайте opendemocracy.net, должно радовать поражение брюссельской "номенклатуры". Они ошибаются, если думают, что результатом нынешнего кризиса ЕС станет возврат к модели общего рынка. Это уже невозможно, так как ЕС, нравится вам это или нет, уже стал геополитической организацией, даже в своей далекой от совершенства форме.

Данное затруднение является следствием того факта, что ЕС не способен адаптировать свои институты к той роли, которую ему предназначила судьба. ЕС - великий политический проект, но только в данное время он не способен сформулировать гармоничное видение собственного будущего. Его самым последним важным актом стал прием 10 новых членов. А сегодня представляется, что он напуган собственными успехами и перспективами своего будущего.

Именно в силу этого нам нужно быть осмотрительными, когда мы ведем речь о закрытии ЕС для аутсайдеров и прекращении процесса расширения. Это правда, призывы к дальнейшему расширению в данный момент непопулярны; лишь очень немногие политики, такие, как Александр Квасьневский, достаточно смелы, чтобы говорить, что "Европе не следует отказываться от своего видения будущего", и что дальнейшее расширение скорее обеспечивает ЕС новые возможности, чем несет для него угрозы".

Но эти немногие голоса правы. Никто не говорит, что Украина, Молдова и даже Сербия и Беларусь смогут начать переговоры о вступлении в ЕС в ближайшее время: могут потребоваться 10 или 20 лет. Но у них должно быть четкое представление, что это обязательно случится. Если такой перспективы не будет, политическая ситуация на восточной границе ЕС осложнится. Одного-двух десятилетий будет достаточно для того, чтобы эти государства осуществили необходимые реформы и "переварили" современную волну расширения.

Европейский союз - крупный политический проект, уникальный в истории нашего континента. Ему следует быть. Неудача проекта, крах идеи европейской солидарности и триумф национального эгоизма мог бы ознаменовать начало новых потрясений в Европе. Эта угроза очень реальна.


Перевод с английского - ИноСМИ.

Оригинал статьи Open Europe доступен на сайте Open Democracy.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях