Главная
 

New Statesman: Больше никакой власти народа

3 октября 2005, 10:31
0
3

Украинская "оранжевая революция", выросшая на дрожжах Интернета и западных финансовых вливаний, стала "переворотом нового типа". Другие постсоветские государства не хотят, чтобы она повторилась, - пишет Джо Дарден-Смит в статье "Больше никакой власти народа", опубликованной 3 октября в британском издании New Statesman.

В прошлом году, когда "десант" кремлевских политтехнологов высадился в Украине, чтобы помочь избранию Виктора Януковича, им казалось, что справиться с задачей будет проще простого. В конце концов, его партия контролировала большую часть прессы и все телестанции, кроме "Пятого канала", который принимался в основном в столице. Поэтому они вели себя подобно колонизаторам-набобам: устраивали банкеты друг для друга и для своих приспешников, раздавали указания (и, как говорят, миллионы долларов наличными) боссам местных администраций, директорам заводов, бюрократам и чиновникам избирательных комиссий, которые прежде всегда обеспечивали нужный результат.

Но на этот раз они потерпели неудачу. И последствия их провала ощущаются сегодня на всем постсоветском пространстве. Ведь в Украине произошел по сути мирный государственный переворот, подпитывавшийся народным недовольством, в авангарде которого выступило молодежное движение "Пора", чьим главным оружием стали SMS-сообщения, электронная почта, интернетовские публикации, сатира, рок-музыка, целый арсенал видеотехники и умелый пиар. Это была настоящая "революция информационной эпохи"; у властей других республик бывшего СССР - особенно России и Беларуси - она вызвала ужас, граничащий с истерикой.

Президент Беларуси Александр Лукашенко, которому в будущем году предстоит переизбираться на новый срок, развязал кампанию гонений на иностранцев, живущих в стране, пачками высылая из страны западных преподавателей и дипломатов. Он методично искореняет негосударственные учебные заведения и уже вынудил к закрытию сотни независимых периодических изданий. Он отказывает в визах сотрудникам зарубежных гуманитарных организаций и объявляет, что студентов, "работающих на оппозицию", будут исключать из вузов. В России путинский Кремль, загодя готовясь к президентским выборам 2008 году, ужесточает контроль над всем, что, по его мнению, сыграло свою роль в украинской "оранжевой революции": Интернетом, мобильной связью, рок-музыкой, иностранными неправительственными организациями (НПО) и молодежью в целом.

В июле 3000 "комиссаров" недавно созданного - при финансовой поддержке Кремля - молодежного движения "Наши" собрались на слет в летнем лагере под Москвой, где кремлевский политтехнолог, разрабатывавший в свое время стратегию действий России в связи с украинскими выборами, заявил им: "Вы должны быть готовы... физически противостоять попыткам антиконституционного переворота". Несколькими днями позже, на одном заседании в Кремле [речь идет о заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека 20 июля 2005 г. - прим. пер.] Владимир Путин четко объяснил, против кого, по его мнению, должно бороться вновь созданное движение: "Категорически возражаю против финансирования из-за рубежа политической деятельности в Российской Федерации... Вы же правильно сказали, кто платит - тот и музыку заказывает".

Неизвестно, сколько западных - и, конкретнее, американских - денег ушло на поощрение и поддержку "оранжевой революции", но ни для кого не секрет, что в рамках Закона о поддержке демократии (Freedom Support Act) правительство США уже не первый год оказывает финансовую помощь группировкам из республик бывшего СССР и восточноевропейских стран, "выступающим за демократию и свободные выборы" - в частности, организациям "Отпор" и "Кмара", способствовавшим свержению Слободана Милошевича в Сербии и Эдуарда Шеварднадзе в Грузии. Не секрет и то, что эти две группировки, а также украинская "Пора", поддерживают тесные контакты друг с другом и американскими НПО.

Так, в июне, три упомянутые группировки провели заседание в Тиране (Албания): оно финансировалась американской НПО Freedom House, получившей на эти цели дополнительные средства от американского государственного ведомства USAID. На заседании присутствовали также делегации из Азербайджана, Беларуси, Косово, Македонии и Узбекистана. Тогда же, в июне, глава российской спецслужбы ФСБ Николай Патрушев заявил, что двумя месяцами ранее на совещании в Братиславе еще одна американская неправительственная организация - Международный республиканский институт (International Republican Institute) решила выделить 5 миллионов долларов на "поощрение демократии в Беларуси".

Западные НПО, утверждал Патрушев, "обеспечивают прикрытие западным разведчикам" и финансируют планы "по организации революций в Беларуси и других близлежащих постсоветских республиках". В апреле, по его словам, спецслужбы всех республик бывшего СССР провели совещание по этому вопросу. После этого они приступили к активным действиям. Недавно один представитель "Поры" был депортирован из Азербайджана; в Узбекистане по решению суда "за нарушение узбекского законодательства" была запрещена деятельность американской НПО под названием Совет по международным исследованиям и обменам (International Research and Exchanges Board).

Трудно представить, чтобы американцы так уж стремились изменить существующее политическое устройство в обладающих богатыми нефтегазовыми ресурсами Азербайджане и Казахстане, однако не вызывает сомнений, что на постсоветском пространстве активно действует новое поколение "электронных революционеров", спонсируемое Западом и вдохновленное примером польской "Солидарности". "Законной добычей" в этом отношении считается Беларусь. Госсекретарь США Кондолиза Райс, к примеру, в открытую называет режим Лукашенко "последней тиранией в Европе".

Чтобы противостоять государственному контролю над СМИ, в республику контрабандой ввозятся видеокассеты и компакт-диски. Ведется работа по организации телевещания на белорусском языке в Литве и Польше: именно эти страны предоставили убежище школьникам и студентом из закрытых Лукашенко учебных заведений. Оппозиционным политикам и движению "Зубр" - новорожденному белорусскому эквиваленту "Поры" - передаются крупные суммы денег.

Применяются уже апробированные методы: создается единая "сеть" сторонников оппозиции, которые держат связь по мобильным телефонам и через Интернет, организуются чаты, конкурсы на лучшее электронное сообщение или видеоматериалы с сатирой на "батьку", по электронной почте мобилизуются участники массовых митингов в столице. Несомненно, именно этого и опасается Лукашенко. Дело не ограничивается отчислением студентов факультета журналистики, заподозренных в "сотрудничестве с оппозицией" или санкций против карикатуристов, публикующих свои материалы в Интернете: белорусские спецслужбы депортировали из страны двух активистов "Кмары", один из которых занимает официальный пост, правда невысокий, в грузинском правительстве.

Впрочем, в связи с намерениями Запада относительно Беларуси возникает одна проблема. Г-н Лукашенко является союзником г-на Путина - настолько близким, что обсуждается даже объединение двух стран в одно государство. Если в результате выборов "советского образца" в Беларуси г-н Лукашенко останется у власти, и после этого там произойдет очередная "цветная революция" с целью его свержения, Путин почти наверняка введет в страну российские войска, чтобы ее подавить. А это, в свою очередь, спровоцирует конфронтацию с Западом.

В России уже ощущаются последствия поддержки западной общественностью так называемых "бархатных" революций. Правозащитным организациям грозят репрессиями, если те осмелятся вторгнуться на политическую арену, а как минимум одну российскую НПО - Общество российско-чеченской дружбы, финансируемое Госдепартаментом США, Евросоюзом и Норвегией - власти гонениями вынудили прекратить свою деятельность. ФСБ не только требует предоставить ей полномочия по регулированию деятельности НПО на росссийской территории, но и призывает к ужесточению контроля над Интернетом, а также введения обязательной регистрации мобильных телефонов с доступом во "всемирную паутину". Предпринимаются и попытки посулами "заманить" некоторые рок-группы на службу государству, а на патриотическое воспитание молодежи выделено 17,5 миллионов долларов.

Самым мрачным из всех этих событий стало создание "Наших": по численности эта организация уже намного превосходит молодежные движения, существующие при всех политических партиях страны вместе взятых. Ее деятельность основывается на антизападной, патриотической и "антифашистской" платформе. Члены организации уже наносили побои журналистам и дважды врывались в штаб-квартиру своих наиболее дееспособных конкурентов - эпатажной радикальной Национал-большевистской партии, возглавляемой писателем Эдуардом Лимоновым. Кроме того, "Наших" подозревают в избиениях поляков в Москве и недавнем нападении на членов молодежной организации Коммунистической партии. Она открыто позиционирует себя в качестве антилиберальной, настроенной на "боевые" уличные акции силы, готовой применить тактику запугивания в отношении оппозиции, особенно в университетах и школах.

У некоторых наблюдателей она неизбежно вызывает ассоциации с "Гитлерюгендом", и надо сказать, выступление заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова на слете "комиссаров", ни в коей мере не развеивает подобное впечатление. Своим молодым слушателям Сурков заявил, что "необходимо защитить молодежь от воздействия Запада", а затем, странным образом вызывая в памяти слова "Завтра настанет мой день" (Tomorrow Belongs to Me), - рефрен песни гитлерюгентовцев из знаменитого фильма "Кабаре" (Cabaret) - призвал их: "Скорее приходите, мы вам страну передадим".

Все это свидетельствует об одном: даже если белорусский режим Лукашенко (как и другие правящие режимы на постсоветском пространстве) отличается коррумпированностью, антидемократизмом и непрочностью, любые шаги по его подрыву обернутся нежелательными последствиями. Кроме того, приведенные нами факты служат напоминанием, что в России, хотя Сенат США в рамках Закона о поддержке демократии ежегодно ассигнует десятки миллионов долларов на соответствующие цели в этой стране, "бархатная" революция по-прежнему остается "журавлем в небе". Большинство россиян предают анафеме и демократию, и Запад: несомненно, это стало прямым результатом событий начала 1990-х, когда Запад уже пытался экспортировать в Россию свои идеи.


Перевод с английского - ИноСМИ.

Оригинал статьи No more people power доступен на сайте New Statesman.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях