Главная
 

Lenta.Ru: Что сказал Березовский

11 октября 2005, 17:00
0
10

Lenta.Ru приводит полный текст протокола, составленного по итогам встречи между Березовским и украинскими парламентариями и опубликованного на сайте интернет-издания "Новости Украины".

5 октября комиссия Верховной Рады по расследованию финансирования избирательной кампании президента Украины Виктора Ющенко посетила Лондон и встретилась с опальным российским олигархом Борисом Березовским, чтобы выяснить у него некоторые обстоятельства по поводу денежной помощи, которую Березовский оказывал нынешнему украинскому президенту во время предвыборной кампании осенью и зимой 2004 года. Необходимость в этом возникла после того, как 14 сентября первый президент Украины Леонид Кравчук сообщил, что принадлежащие Березовскому организации перевели 15 миллионов долларов на счета фирм, финансировавших предвыборную кампанию Ющенко.

Текст протокола встречи Березовского с комиссией Верховной Рады

Встреча г-на Березовского с Временной следственной комиссией Верховной Рады Украины по установлению факта незаконного участия гражданина Российской Федерации со статусом беженца в Соединенном Королевстве Березовского Бориса Абрамовича в финансировании избирательной кампании кандидата в Президенты Украины Ющенко Виктора Андреевича.

Картер-Рак 5 октября 2005 года

Присутствовали:

Борис Березовский, Юлий Дубов, Андрью Стивенсон из Картер-Рак.

От Временной следственной комиссии: Ю. Соломатин (председатель), М. Поживанов, И. Шурма.

Предварительные сведения

Просьба Комиссии провести аудио или видео запись встречи была отклонена в связи с необходимостью избежать двусмысленностей в трактовке вопросов и ответов. Было решено, что письменный текст будет адекватно отражать вопросы и ответы и что будет подготовлен документ, приведенный ниже и согласованный двумя сторонами.

Задача Комиссии состоит в том, чтобы установить имело ли место какое-либо незаконное финансирование избирательной кампании г-на Ющенко. На основании полученной информации, Комиссия продолжит работу по выяснению обстоятельств финансирования избирательной кампании кандидата в Президенты Украины В.А.Ющенко.

Цель встречи с г-ном Березовским состояла в том, чтобы заручиться его сотрудничеством в расследовании и получить разъяснения по интересующим комиссию вопросам.

Вопросы задавались членами Временной комиссии г-ну Березовскому.

Запись встречи

Избирательная кампания проходила с июля по декабрь 2004 года, и в Интернете появилась информация, что в этот период г-н Березовский осуществлял платежи в адрес украинских компаний. Кто выступил с инициативой финансовой помощи? Г-н Березовский, граждане Украины, третья сторона или все вместе?

Есть важная информация, с которой вы должны быть ознакомлены. Мне придется начать еще с 1995 года, чтобы стал понятен смысл событий, которые происходили на Украине в указанный период. Я начал поддерживать демократические процессы на пост-советском пространстве еще в 1995 году. Известные события в России 1996 – 2000 годов подтверждают этот факт. После вынужденного отъезда из России в 2000 году я создал Международный Фонд гражданских свобод со штаб-квартирой в Нью Йорке и филиалами в Москве и Риге. За истекшие пять лет фонд истратил почти 25 миллионов долларов на создание и поддержку институтов демократического гражданского общества.

Вы финансировали это как частное лицо?

Да. И хочу заметить, что уже в 2002 году Фонд потратил более 100 тысяч долларов на расшифровку так называемых пленок Мельниченко, а в этом году безвозмездно передал пленки, их расшифровку и вещественные доказательства в правоохранительные органы Украины. Я был и остаюсь основателем и президентом Фонда. Помимо прямого финансирования программ Фонда в 2003 году, за год до обозначенного вами периода, я начал финансировать создание демократических институтов на Украине, что подтверждают копии предоставленных вам платежных поручений. Мой первый платеж в поддержку институтов гражданского общества на Украине был проведен 1 августа 2003 года. Это был не единственный платеж до начала избирательной кампании на Украине, то есть задолго до того периода, о котором вы говорите. Я был глубоко убежден, и остаюсь при этом мнении сейчас, что режим Кучмы был коррумпированным и авторитарным и препятствовал созданию независимых от государства институтов гражданского общества. Примером ограничения гражданских свобод является почти тотальная подконтрольность средств массовой информации членам семьи г-на Кучмы или людям его клана.

Идея поддержать демократические институты на Украине принадлежала не мне, а исходила от г-на Жвания, которого мне рекомендовал мой деловой партнер Бадри Патаркацишвили. Весной 2003 года мне позвонил Бадри Патаркацишвили из Тбилиси и попросил встретиться в Лондоне с г-ном Жвания. Г-н Патаркацишвили сообщил мне также, что по просьбе г-на Жвания он имел телефонный разговор с г-ном Ющенко, который подтвердил, что г-н Жвания представляет его интересы в части поддержки демократических институтов на Украине и подтверждает просьбу г-на Жвания. Г-н Патаркацишвили сообщил г-ну Ющенко, что решение по вопросу поддержки этой просьбы необходимо согласовать с г-ном Березовским, то есть со мной.

Из сообщений средств массовой информации, я был знаком с политическими взглядами г-на Ющенко и хорошо понимал его убежденность в необходимости радикальных демократических реформ на Украине. Еще в феврале 2003 года я дал интервью радиостанции "Свобода", подтверждающее мою поддержку позиции г-на Ющенко. Поэтому я согласился, чтобы г-н Жвания приехал в Лондон. Через короткое время г-н Жвания приехал ко мне в Лондон в сопровождении г-на Бессмертного. Ни с тем, ни с другим я не был знаком ранее. Они попросили меня обеспечить финансирование для создания демократических институтов на Украине, в том числе независимых от власти СМИ.

Можете ли вы сказать, когда они приезжали в Лондон?

Точных дат не помню, поскольку тогда не считал это важным. Однако эти даты нетрудно установить, поскольку авиакомпании хранят данные о пассажирах. Они прилетели и улетели на одном и том же самолете. Я встречался с ними в своем офисе и, вероятно, смогу найти 3-4 свидетеля, которые смогут это подтвердить.

У нас была не одна встреча. Их было несколько. В основном я встречался с г-ном Жвания, но припоминаю, что была еще как минимум одна встреча с г-ном Бессмертным. Я встречался с г-ном Жвания 5-7 раз в Лондоне и несколько раз в Израиле.

Я также неоднократно разговаривал с г-ном Ющенко, г-ном Жвания, г-ном Третьяковым и г-ном Бессмертным по телефону. СМИ сообщали, что я встречался с г-ном Третьяковым в Лондоне Это неправда. Г-н Третьяков неоднократно разговаривал со мной по телефону, но никогда не встречался со мной – ни в Лондоне, ни в иных местах. Но одновременно могу сообщить, что именно Третьяков организовывал телефонные разговоры между мной и г-ном Ющенко, когда г-н Ющенко находился в клинике в Австрии и, уже в бытность президентом, во время его визита в Германию.

Г-н Третьяков утверждает, что до выборов вы не говорили с г-ном Ющенко.

Это ложь. Я говорил с г-ном Ющенко неоднократно до того, как он стал президентом. Когда он уже стал президентом, я говорил с ним только однажды, когда он был в Берлине.

Не можете ли вы более подробно рассказать о ваших встречах в период избирательной кампании, чтобы мы могли понять, кто с кем встречался во время выборов?

У меня есть вопрос к вам. Если кто-то проводил финансирование демократических институтов еще до избирательной кампании, то необходимо ли было приостановить финансирование этих институтов во время избирательной кампании?

Это зависит от того, как использовались деньги.

Это вопрос не ко мне, а прежде всего к получателям средств.

Фактически, я начал заниматься финансированием подобного рода проектов, как я вам это уже сообщил, с 2000 года. Я создал Фонд, который потратил 25 миллионов долларов еще до того, как я начал осуществлять аналогичное финансирование на Украине. Если мы ограничимся только периодом с июля по декабрь 2004, то всей картины не получим. Я начал финансировать демократические институты и проекты задолго до избирательной кампании на Украине и продолжал делать это во время кампании.

Итак, деньги, которые вы любезно жертвовали, были не для финансирования избирательной кампании, а для финансирования демократических институтов?

Да. Именно такая договоренность у меня была с г-дами Ющенко, Жвания и Бессмертным.

Значит у вас были добрые намерения продвигать демократию на Украине, которые начались в 2003 году?

Да. Но не просто добрые намерения, а конкретные действия.

Насколько я понимаю, вы не знаете, как использовались ваши средства на Украине, и нам надо расследовать, как тратились деньги?

Совершенно согласен. Я ищу ответы на те же вопросы. Финансировал ли я кампанию г-на Ющенко? Нет, потому что закон не разрешает мне финансировать избирательную кампанию из-за рубежа. Я знаю закон и знаю, что лично я все делал в рамках закона. Поэтому я и не комментировал в прессе платежки на интернете. Я не мог комментировать, что произошло с этими деньгами. Платежи проводились от контролируемых мною компаний, но я не знаю, как использовались деньги. Я не контролировал компании-получатели. Никто не отчитался передо мной, как были потрачены деньги. Я до сих пор пытаюсь понять, как они были потрачены. Это важно, особенно сейчас, когда вы проверяете, не было ли незаконного финансирования избирательной кампании.

Как проводились опубликованные в интернете платежи, и кто давал инструкции по оплате?

Всего два человека - г-н Жвания и г-н Третьяков.

Вы говорили с г-ном Третьяковым по телефону?

Да, и я в офисе был не один. Про то, что он мне звонил, знало много людей.

Третьяков и Жвания называли компании, куда надо переводить деньги?

Да.

И платежи проходили в поддержку демократических процессов?

Конечно, да. Но важно иметь в виду, что многие платежи происходили, когда я был в трудном положении. Меня преследовали российские спецслужбы по указанию лично президента Путина, не только физически, но они преследовали и мои финансовые активы. Поэтому я хотел максимально защитить и активы и платежи. Это не просто слова, это реальность, в которой я живу ежедневно. Было много попыток заморозить мои активы в разных странах, вплоть до настоящего времени.

Мы можем заключить, что в результате обсуждений деньги отправлялись на Украину для поддержки идей демократии. Но может так быть, что получатели этих денег стоят за институтами гражданского общества, и вы не можете проверить, кому пошли деньги. Вам отчеты не предоставляли?

Я отвечал за финансирование, но техническая работа по перечислению денег исполнялась моим финансовым директором. Я поручил ему проводить платежи так, чтобы они доходили до адресата и чтобы все было законно. У него есть документы по нашим платежам, но как тратились деньги, я не знаю, поскольку я полностью доверял г-ну Ющенко и г-ну Жвания, поскольку он был рекомендован моим другом и партнером Бадри Патаркацишвили.

После выборов вы перестали поддерживать демократическое движение?

Нет. После выборов я решил, что эффективнее издавать на Украине газету "Коммерсант", которая независима от украинских властей. Помимо этого, так как теперь этому не противится власть, я открываю филиал Фонда на Украине. Проблема в том, что я не мог до выборов открыть филиал на Украине. Сейчас г-н Гольдфарб на Украине занимается открытием Фонда. Если вы знакомы с публикациями после выборов, то там были интервью, в которых г-н Гольдфарб рассказывал о задачах Фонда на Украине.

Так вы просто изменили форму финансовой подержки?

Да.

И программа продолжается?

Да.

Так только г-да Жвания и Третьяков называли компании?

Да. Они говорили с моим финансовым департаментом. Все люди на месте и могут подтвердить.

А есть реестр платежей?

Да. Я не знаю, как называются компании, которым платились деньги. Я не всегда знаю, как называются даже мои собственные компании – их сотни. Это дело финансового департамента. Мне было достаточно, что платежи проводились в рамках закона, в соответствии с указаниями г-д Жвания и Третьякова, и были бы недоступны для российских спецслужб.

Так вы не уверены, что эти деньги шли на поддержку демократии?

Я вполне верю, что деньги тратились на поддержку демократических институтов на Украине.

У меня нет сомнений, что деньги должны были быть использованы по назначению. Эта уверенность базировалась на просьбах Ющенко, сначала через Бадри Патаркацишвили и Жванию, а потом и лично – поддержать финансирование этих институтов.

В своих последних заявлениях г-н Ющенко отрицает связь с вами.

Я с этими заявлениями г-на Ющенко незнаком. Я познакомился с ним в 1998 или в 1999 в Киеве, когда был исполнительным секретарем СНГ, а потом только говорил с ним по телефону.

Последние заявления г-на Ющенко создают впечатление, что у него с вами не было прямых контактов, а если финансирование осуществлялось через посредников, то он за это отвечать не может, потому что они могли исказить его слова.

Я за это не могу отвечать. Но не только я финансировал демократические процессы на Украине из-за рубежа. Много денег на это тратилось. То же самое делается в России, и там такие же программы. У меня нет особых отношений с г-ном Ющенко, но я и на сегодняшний день в контакте с близкими к нему людьми.

Вы назовете имена тех, с кем вы в контакте сегодня?

Нет.

Я не согласен, что г-н Ющенко старается от вас дистанцироваться. В одном интервью вы сказали, что будете комментировать эту историю только после г-д Жвания, Третьякова и Бессмертного. Они говорят, что деньги тратились не на выборы.

Значит, тем самым, они подтверждают, что деньги были потрачены на поддержку институтов гражданского общества, то есть потрачены по назначению.

А может быть, что и нет? Те же люди говорят, что г-н Ющенко с вами не встречался. Если мы им не верим в этом, то можно усомниться и в том, как были потрачены деньги.

Это ваше право. Г-н Ющенко сказал, что комментировать платежи не будет, и я не знаю, почему он так сделал. Я могу отвечать только за то, что происходило здесь, на Западе. Но если у вас есть еще вопросы, на которые я смогу ответить, я отвечу.

Там, где платежи проводились под договора, это может быть информативно. Смогут ли украинские власти использовать эту информацию? Вы готовы ответить на вопросы украинских властей?

На последний вопрос отвечаю – да. Я бы предпочел сделать это на Украине, но у меня нет визы. Если украинский парламент или украинские правоохранительные органы гарантируют мою безопасность на Украине и то, что я смогу вернуться в Лондон, я могу приехать и ответить на все вопросы Верховной Рады. Так будет проще всего установить истину. Будет нетрудно установить факт платежей, и можно этим воспользоваться для выяснения конечных адресатов и того, как тратились деньги.

Говорят, что серьезные демократические институты на 15 миллионов долларов не создашь, неофициально говорят, что было потрачено 45 миллионов.

В настоящий момент я могу предоставить вам платежные поручения еще на шесть миллионов долларов.

Это все средства, которые вы до настоящего момента перевели на счета людей из окружения Ющенко?

Нет. Но до сих пор у меня был отрицательный опыт контактов с новым украинским правительством. Я передал записи пленок Кучмы в украинские спецслужбы. Я хотел всего лишь, чтобы новая украинская власть выполнила свои обещания, данные на Майдане, и прежде всего - расследовать дело об убийстве журналиста Гонгадзе. Я передал оригинальное записывающее оборудование, подлинность которого подтверждена в экспертных институтах США и 700 часов аудиозаписей. Теперь, как я понимаю, украинские власти собираются засекретить эту информацию, ссылаясь на высшие государственные интересы. У меня есть вопрос: г-н Ющенко будет выполнять свои обещания на Майдане, или он намеревается повторить то, что делала предыдущая корумпированная власть? Я готов предоставлять дополнительную информацию о платежных поручениях, но только когда буду уверен, что она послужит интересам украинского народа, а не будет засекречена в интересах власти.

Вопрос к членам Комиссии: Каковы ваши дальнейшие шаги?

Мы втроем подведем итог нашей встречи, чтобы можно было оценить информацию

Б.Березовский, Ю.Дубов, А.Стивенсон

Ю.Соломатин, М.Поживанов, И.Шурма

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях