Главная
 

НГ: Путина в Киеве ждут, но позже. Интервью Анатолия Кинаха

8 ноября 2005, 11:46
0
7

Секретарь Совета безопасности Украины Анатолий Кинах отстаивает право своей бедной сырьем страны вести самостоятельную политику, пишет Татьяна Ивженко, "Независимая газета", РФ.

В минувшие выходные Виктор Ющенко утвердил украинскую часть межгосударственной комиссии по сотрудничеству России и Украины. С украинской стороны секретарем комиссии стал руководитель Совета нацбезопасности и обороны (СНБОУ) Анатолий Кинах. В интервью "НГ" он сказал, что Киев решил жестко отстаивать приоритетность европейского и евроатлантического направления в своей внешней политике. Впрочем, по мнению Анатолия Кинаха, это не должно отразиться на положении крупного российского бизнеса на Украине.

- Анатолий Кириллович, правда ли, что одной из причин переноса сроков визита президента РФ Владимира Путина в Киев стали разногласия, касающиеся вступления Украины и России в ВТО?

- Для Украины вступление в ВТО - вопрос принципиальный и безальтернативный. С одной стороны, членство в этой организации является огромнейшим стимулом для экономического развития страны. Это очень позитивный фактор для экспорта, доля которого в ВВП Украины достигает 60 процентов. Это ограничение антидемпинговых расследований. В конце концов вступление в ВТО - это новые возможности для продвижения украинской продукции на мировые рынки. С другой стороны, условия вступления сами по себе - это часть испытания Украины на умение современными методами защищать свои национальные экономические и политические интересы. Учитывая сопрягаемость украинской и российской экономик (более 20% украинского экспорта приходится на Россию), мы обязаны учитывать, как интеграция в международные структуры повлияет на наши двусторонние отношения.

Нельзя допустить, чтобы после вступления одного из государств в ВТО мы начали строить между собой дополнительные таможенные барьеры, защищаясь от перетока импортной продукции. Поэтому мы предложили нашим партнерам отказаться от эмоционально-политических заявлений и рассмотреть проблему на экспертном уровне. Украинская сторона предлагает России подписать соглашение, суть которого сводится к тому, что, независимо от того, какая страна первой вступит в ВТО, она не будет создавать для другой проблемы. Главное сегодня - координация действий в тех рискованных секторах, которые могут ухудшить двусторонние торгово-экономические отношения.

- Судя по тому, что российский президент не приехал, возникли определенные сложности?

- Я бы не связывал эти вещи. Визит президента РФ готовился в рамках заседания межгосударственной комиссии по сотрудничеству. А смещение сроков объясняется тем, что нам надо подготовить очень много материалов к заседанию комиссии, чтобы можно было разговаривать о конкретных вещах и подписывать серьезные документы. Сейчас эта работа ведется. По мере готовности будет определена и дата визита Владимира Путина. Кстати, мы направили приглашение премьер-министру РФ Михаилу Фрадкову посетить в ноябре Украину. Его визит станет очередным этапом в подготовке к заседанию межгосударственной комиссии с участием президентов.

- Изменилось ли что-то в позиции Украины относительно членства в Едином экономическом пространстве?

- Наша позиция остается неизменной. Договор о ЕЭП ратифицирован украинским парламентом с оговоркой, что этот документ действует только в той части, которая не противоречит Конституции Украины. Мы будем строго выполнять это требование. Очевидно, что ЕЭП имеет перспективу только в том случае, если объединение будет формироваться и развиваться на основе прозрачной, равноправной и взаимовыгодной политики всех его членов. Мы по-прежнему считаем, что первым этапом, который позволит проверить истинность намерений партнеров, должно стать создание зоны свободной торговли. Что касается других форм сотрудничества - создания наднациональных органов, таможенного союза - это этапы, над которыми нужно работать по мере прохождения первой стадии.

- Насколько сильное влияние на позицию Украины в вопросах интеграции в рамках СНГ оказывают внешнеполитические обязательства перед Западом?

- Надо исходить из того, что любое государство защищает свои национальные интересы. Украина четко определила ориентиры, заявив, что строит правовое демократическое государство с конкурентоспособной, социально ориентированной рыночной экономикой. Это тот путь, который для нас является необратимым. И на этом строятся отношения со всеми нашими партнерами. Но всем надо понимать, что Украина - независимое государство, которое не станет принимать продиктованные извне решения под политическим или экономическим давлением. Проблемы можно решить только на основе баланса интересов. Особо хочу подчеркнуть бессмысленность попыток противопоставления России и Запада во внешней политике Украины. Посмотрите, только 32% украинского товарооборота приходится на европейские страны, у России этот показатель составляет около 50%. Россия сотрудничает с НАТО по 18 программам, даже опережая Украину. Поэтому можно сказать, что мы идем одним путем и наши цели совпадают. А проблемы возникают, я уверен, только из-за чрезмерной политизации вопроса о западном векторе интеграции Украины.

- Скажется ли приоритетность западного вектора на выборе инвесторов в ходе объявленной на Украине "большой приватизации"?

- Нет. Это политическая позиция руководства нашей страны. Украине очень нужны инвестиции для модернизации экономики и проведения структурных реформ. Мы заинтересованы в конкуренции инвестиций. В этом плане мы открыты для всех и будем создавать прозрачные и открытые правила игры. Уверен, эта позиция совпадает с интересами российских инвесторов, у них большие перспективы работы на Украине, тем более что они более адаптированы к нашим условиям.

- То есть российским бизнесменам нечего опасаться на Украине?

- Сегодня мы многое переосмысливаем. Недавно состоялось заседание СНБОУ под председательством президента Виктора Ющенко. Было принято решение по усилению защиты прав собственности как очень важной составляющей инвестиционного климата. Поэтому никакого передела собственности не будет. Политическая возня вокруг приватизации или реприватизации прекратится. Могу гарантировать, что на Украине все будет проходить согласно букве закона. В этом плане сделаны очень серьезные выводы. Наш президент об этом сказал во время недавней встречи с бизнесменами.

- Реприватизационная кампания все же не завершена?

- Кампании не было и нет. Во-первых, все должно и будет происходить в рамках закона. Во-вторых, если у власти есть вопросы к кому-то из собственников (где-то была занижена стоимость предприятия, а где-то инвестор не выполняет свои обязательства), то в каждом отдельном случае ситуация будет очень тщательно анализироваться. Я считаю, что можно и нужно идти на так называемые мировые соглашения с собственниками. Но эта процедура должна быть четко выписана, чтобы она не превратилась в закулисные коррупционные договоренности бизнеса и власти.

- Не так давно в Киеве звучали заявления о необходимости реприватизации некоторых нефтеперерабатывающих заводов, принадлежащих российским инвесторам. Ситуация изменилась?

- Что касается НПЗ, то я не стал бы ворошить историю, а объединил бы усилия с производителями нефтепродуктов, чтобы сообща создавать на Украине прозрачный и конкурентоспособный рынок нефти и нефтепродуктов. Украинские заводы могут перерабатывать 45-47 миллионов тонн нефти в год, а фактически перерабатывается 23-25 миллионов тонн (причем 80% нефти Украина импортирует). Это значит, что государство должно с помощью налоговой, таможенной, акцизной, ценовой политики создать систему, стимулирующую увеличение поставок сырой нефти на Украину. Нужно создать стимулы для модернизации существующих предприятий. В ближайшее время состоится заседание СНБОУ, на котором будет рассмотрен комплекс вопросов об энергетической безопасности и энергостратегии Украины. Мы уже не допустим, чтобы сложнейшие проблемы этого рынка решались методом ручного управления, директивным вмешательством. С другой стороны, сами участники рынка должны понимать свою ответственность. Государство будет очень жестко контролировать ситуацию, не допуская монопольных сговоров и необоснованного повышения цен, искусственного создания дефицита нефтепродуктов.

- Правда ли, что украинское правительство готовится возобновить давние переговоры с компанией Shell о возможности приватизации или передачи в концессию газотранспортной системы (ГТС)?

- Нет, это не соответствует действительности. Подобные переговоры мы не ведем и не планируем. Украина обладает уникальной газотранспортной системой. Мы поставляем в Европу 110-115 миллиардов кубометров газа, а при условии технологической модернизации можем поставлять минимум 145-150. ГТС - это наше национальное достояние, никакие переговоры об изменении формы собственности вестись не могут. Это запрещено действующим законодательством. Речь идет только об объединении интересов поставщиков газа, страны-транзитера и европейских компаний-потребителей. В этом смысле мы готовы сотрудничать и с Россией, и с Казахстаном, и с Туркменией, и со странами ЕС, чтобы поставлять европейским потребителям (а также в Турцию, на Балканы) не только российский, но и каспийский газ. Для этого нужны совместные согласованные действия. В любом случае, пока не загружена в полном объеме украинская ГТС, мы считаем нецелесообразным поднимать вопрос о создании каких-то альтернативных маршрутов поставок.

- Однако Украина вряд ли может диктовать свои условия поставщикам газа?

- Конечно, импортируя 65% газа и 80% нефти, мы имеем высочайший уровень внешней энергетической зависимости. Это недопустимо. Мы будем делать все, чтобы изменить ситуацию, - находить дополнительные источники поставок, внедрять энергосберегающие технологии... Нравится это кому-то или нет, но Украина будет повышать уровень своей энергетической безопасности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях