Главная
 

Moscow Times: Безысходность заставляет шахтеров работать в аду

28 ноября 2005, 14:11
0
10

До сих пор по спине Юрия пробегают мурашки, когда он вспоминает о том, как крепление шахты обрушилось, и он оказался в подземной ловушке на глубине 50 метров, в полной темноте, пишет Франческа Мереу, The Moscow Times, Россия.

Он слышал, как его друзья изо всех сил пытаются откопать его, и старался дышать медленно, чтобы экономить кислород, которого оставалось мало.

"Но это было в прошлом году, на другой копанке",  - говорит Юрий. Он улыбается и вытирает пот со лба, черного от угольной пыли. "Копанка" - это местное название незаконной шахты.

Юрий выглядит старше своих 35 лет. Он говорит, что у него не было другого выбора, кроме как присоединиться к одной из многочисленных групп шахтеров, работающих в опасных кустарных шахтах вокруг Снежного, обветшалого города в восточной Украине в 80 километрах восточнее Донецка.

С того времени как президент Ющенко пришел к власти, прошел год, но "оранжевая революция" не просто обошла Снежное стороной. Местные жители говорят, что ситуация тут ухудшилась, как и во многих других городах Донецкого угольного бассейна, который находится на территории Донецкой и Луганской областей.

Местные чиновники, которые почти все на прошлогодних выборах поддерживали соперника Ющенко, бывшего премьер-министра Виктора Януковича, закрыли тысячи незаконных шахт, боясь, что новая власть в Киеве привлечет их к ответственности. Это лишило коррумпированных чиновников источника дополнительных доходов, однако шахтеры и их семьи пострадали намного больше.

Сегодня эти чиновники снова чувствуют себя уверенно, и незаконные шахты опять начинают работать.

Хотя незаконная добыча угля очень опасна, тысячи мужчин, женщин и детей снова добывают уголь в копанках, расположенных в лесах вблизи Снежного. Они используют в своей работе только кирки и лопаты.

Шахтеры говорят, что в окрестностях города работает около 600 незаконных шахт. В некоторых местах уголь находиться на глубине всего лишь 10 метров. Отдельные копанки расположены прямо в огородах, на них работают целые семьи. Иногда доведенные до отчаяния жители города роют копанки прямо под жилыми домами, или проникают за углем в закрытые государственные шахты.

Даже 11-летние дети работают в копанках. Зимой они присоединяются до своих родителей после школы, а летом работают полный рабочий день.

"Я знаю, что это незаконно, но мы не преступники", - говорит Юрий. "Мы занимаемся этой грязной работой, потому что только так мы можем прокормить наши семьи. Я должен обеспечивать жену, двух детей и моих родителей. У меня нет другого выбора".

В сталинские времена Снежное считалось образцовым шахтерским городом. Однако после распада Советского Союза город пришел в упадок. Сегодня это запущенная территория с терриконами, давно не ремонтировавшимися домами и ржавыми промышленными сооружениями. Автомобилям на улицах города приходится объезжать многочисленные выбоины.

После 1991 года примерно половина стотысячного населения города уехала. Средний возраст тех, кто остался, продолжает расти, а официальный уровень безработицы составляет почти 50 процентов.

Переход Украины до капитализма оказался болезненным. Для реформирования своей неэффективной угольной отрасли Украина получила от Мирового банка два кредита. Они должны были помочь стране закрыть убыточные шахты и создать новые рабочие места для бывших шахтеров.

Но реформа оказалась мертворожденной. В Снежном из 11 шахт были закрыты все, кроме одной, однако власти не смогли создать новые рабочие места.

"Деньги, выделенные на создание новых рабочих мест, оказались в карманах директоров государственных шахт и чиновников, которые отвечали за реструктуризацию", - говорит Светлана Самойлюк, консультант неприбыльной организации Ассоциация шахтерских городов Донбасса, которая отстаивает интересы региона. "В результате много шахт было закрыто, но людям не дали ничего взамен".

"Чтобы выжить, шахтерам приходиться заниматься незаконной добычей угля. Вот что мы получили после реструктуризации украинской угледобывающей отрасли. Это просто возмутительно", - говорит Самойлюк.

В советские времена шахтеры Донбасса считались героями и основой промышленной мощи страны. Шахтеры получали зарплату, которая была выше средней, а их семьи могли себе позволить летний отдых в Крыму.

Шахты финансировали местные школы, и дети из Снежного часто занимали первые места на республиканских музыкальных и балетных конкурсах. Но после закрытия шахт в городском бюджете нет денег. Школы с трудом сводят концы с концами, а рестораны и магазины закрываются, потому что некому пользоваться их услугами.

"У меня мало надежд на то, что мои дети будут жить лучше", - говорит Юрий. Его отец тоже был шахтером.

Юрий отказался назвать свою фамилию, опасаясь преследований, как и остальные шахтеры, с которыми я говорила. По их словам, после того, как несколько лет назад в прессе появилась статья о местных шахтерах, у некоторых из них возникли проблемы с милицией.

Шахтеры, которые работают в копанках, зарабатывают от 300 до 400 долларов в месяц, но большая часть прибыли оседает в карманах милиции и местной мафии, говорит Михаил Волынец, председатель Конфедерации профсоюзов и член парламентского комитета по вопросам энергетики.

Как говорит Волынец, в Донбассе около 6 тысяч незаконных шахт, которые в год добывают 3 миллиона тонн угля стоимостью 18 миллионов долларов. За его словами, этот уголь продается от 50 до 60 долларов за тонну, но шахтеры получают только от 10 до 20 долларов.

Уголь обычно покупается государственными шахтами и продается за границу по рыночным ценам, а разницу присваивают себе местные промышленные кланы, контролирующие шахты, за словами Волынца.

Согласно данным официальной статистики, на украинских государственных шахтах в год добывается 75 миллионов тонн угля.

Юрий работает на 100-метровой глубине вместе со своими друзьями Сергеем и Олегом. Их шахта находится в лесу на околице Снежного.

Лампочки ржавых шахтерских касок являются тут единственным источником света. Крепление свода шахты установлено только примерно на 30 метрах, а его стойки выглядят прогнившими.

Шахтеры говорят, что когда в старой шахте заканчивается уголь, стойки часто используются повторно в новой шахте.

На глубине 40 метров можно увидеть гору породы, оставшейся тут от недавнего обвала. Ниже 50 метров воздух становится затхлым. Единственным источником кислорода для шахтеров служит воздух из пневматического отбойного молотка, которым они работают.

"Я знаю, что техника безопасности у нас не самая лучшая, но она не намного хуже, чем на государственных шахтах", - говорит Сергей. "Люди гибнут там как мухи".

После китайских, украинские шахты являются самыми опасными в мире. Согласно официальной статистике, с 1991 года погибли около 4 300 шахтеров. Несчастные случаи часто происходят и в незаконных шахтах, однако они не попадают в официальную статистику.

"Если кто-то погибает в копанке, милиция регистрирует это как смерть от естественных причин", - говорит Волынец.

Шахтеры рассказывают, что раньше в этом месяце погибла местная женщина, когда в копанке, где она работала, произошел обвал.

Недалеко от шахты Юрия, Светлана, ее муж Игорь и тесть Владимир только что закончили рыть копанку глубиной 40 метров. Они говорят, что это первая копанка, которую они вырыли после того, как в декабре прошлого года Ющенко был избран президентом.

"При новых властях все копанки засыпали бульдозерами. Это был тяжелый год", - говорит 45-летняя Светлана, продолжая устанавливать деревянные стойки. "Нам хватало денег только на картошку".

Она говорит, что теперь местные власти перестали бороться с незаконными шахтами, и все в Снежном снова работают в своих старых копанках.

Олег Гришин, аналитик Украинского Центра независимых политических исследований, расположенного в Донецке, говорит, что когда Ющенко победил на выборах, местные чиновники испугались, что киевские власти начнут расследовать их незаконную деятельность, и решили закрыть все копанки.

"Теперь все понимают, что новая власть не сильно отличается от старой. Наши чиновники снова на коне, и они знают, что никто в Киеве их не накажет", - говорит он.

Многие жители Снежного надеются, что после того, как копанки снова заработали, в городе появится больше денег.

"Когда копанки работают, люди покупают больше компьютеров", - говорит Людмила, владелица небольшого магазина, где продается бытовая электронная техника.

"Я очень рада, что они снова начали копать".


Статью для Корреспондент.net перевел Сергей Пантюхин

Оригинал публикации на веб-сайте издания

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях