Главная
 

FT: Почему Россия ставит под угрозу свои энергетические амбиции?

4 января 2006, 17:45
0
8

Непосредственно перед Рождеством российский президент Владимир Путин яснее, чем когда бы то ни было, изложил свое представление о том, каким образом его страна вернет себе мировое влияние, которым она обладала в составе СССР, пишут Нил Бакли и Томас Кейтан, Financial Times, Великобритания.

С гордостью отметив, что Россия является крупнейшим в мире экспортером газа и вторым по величине экспортером нефти, он заявил собранию доверенных министров и советников, что страна должна стремиться к мировому лидерству в энергетической сфере. Энергия, а не военно-промышленный комплекс, как в советские времена, будет двигателем возрождения России.

Путин подчеркнул, что нынешнее и, в значительной мере, будущее благосостояние России напрямую зависит от места, которое она займет в мировом энергетическом контексте. Он также заверил собравшихся - и это будет не раз повторено во время председательства России в "большой восьмерке" - в том, что "энергетическая безопасность" станет ведущей темой.

Он заявил, что Россия дорожит заслуженной репутацией надежного и ответственного партнера на рынке энергоресурсов.

Москва видит в своем председательстве в G8 возможность радикально изменить отношения и стать не просителем, в роли которого ее пригласили в "восьмерку" в 1998 году в награду за либеральные реформы и согласие на расширение НАТО на восток, а равноправным игроком. Но в Новый год, когда началось ее председательство, первый же шаг Кремля поставил под сомнение имидж "надежности и ответственности". Россия прекратила экспорт газа в Украину после того, как Киев не согласился на более чем четырехкратное повышение цены.

Решение о прекращении поставок Путин почти наверняка принял лично. Именно он за несколько часов до Нового года сделал последнее предложение Украине, на которое президент Украины Виктор Ющенко дал отрицательный ответ. Результатом стало резкое уменьшение среди зимы поставок в Европу по трубопроводу, идущему через Украину.

Кончилось тем, что Россия, пристыженная и попавшая под перекрестный огонь международной критики, через сутки снова включила газ. Даже если Путин заключит соглашение с Украиной - а стороны вчера вернулись за стол переговоров - он нанес серьезный ущерб своим энергетическим амбициям. Россия продемонстрировала, что готова пойти на крайние меры в стремлении заставить потребителя платить больше. Одновременно это привлекло ненужное внимание к степени зависимости Европы от ее энергоносителей: Германия, например, получает из России более трети своего газа.

Это, в свою очередь, может заставить партнеров России по G8 задать ей неприятные вопросы по поводу ее планов, касающихся использования энергетических богатств в политических целях, и, возможно, усилит сомнения в ее приверженности демократии и правам человека. Министр экономики Германии Михаэль Глос заявил, что его страна, вероятно, увеличит количество газа, получаемого из России, но добавил: "Оно будет увеличено, если мы будем уверены в надежности поставок с Востока". "Россия стала председателем G8 и должна вести себя ответственно", - подчеркнул он.

Министры энергетики стран Евросоюза сегодня проведут в Брюсселе с целью обсудить кризис внеочередное совещание, которое может стать толчком к более широкой дискуссии об энергетической безопасности Европы и ее зависимости от России. Опасения не ограничиваются Европой. Госдепартамент США тоже выразил озабоченность по поводу того, что Россия использует энергоносители в качестве политического инструмента. Едва ли это тот фон, на котором Путин хочет разворачивать стратегию, формировавшуюся несколько лет, по построению будущего России на энергии.

Эту концепцию он начал лелеять задолго до того, как стал президентом. Работая в 1990-е годы в мэрии Петербурга, он учился на заочном отделении Горного института и написал диссертацию "Минеральные ресурсы в стратегии развития российской экономики". В ней он утверждал, что ресурсная база России может обеспечить не только ее экономическое будущее, но и положение в мире. Он предлагал модель контролируемых государством, но финансируемых частным капиталом крупных финансово-промышленных корпораций, способных конкурировать с западными транснациональными корпорациями.

В последние два года он занялся созданием таких групп. Используя порой сомнительные методы, он восстановил государственный контроль над энергетическими активами, приватизированными по дешевке десятилетие назад. Государственная нефтяная компания "Роснефть" в конце 2004 года приобрела главное производственное подразделение нефтяной компании ЮКОС, созданной Михаилом Ходорковским.

Прошлой осенью государство увеличило свою долю в "Газпроме", контролирующем примерно 20% мировых газовых резервов, с 38% до 51%. Затем "Газпром" купил нефтяную группу "Сибнефть", которую контролировал владелец футбольного клуба "Челси" Роман Абрамович, за 13,1 млрд долларов, что стало крупнейшим в России слиянием.

Наконец, Путин только что подписал закон о снятии ограничений на приобретение иностранцами 49% акций "Газпрома". По мнению некоторых аналитиков, приток зарубежных инвесторов может удвоить рыночную капитализацию "Газпрома" до 300 млрд долларов и поставить его в один ряд с ведущими мировыми компаниями. Между тем "Роснефть" готовится к размещению своих акций на Лондонской бирже в этом году, что, по мнению представителей России, увеличит ее ценность до 72 млрд долларов.

Обозначив новый этап, Россия в декабре начала приглашать именитых иностранцев на важные посты в энергетической отрасли, явно пытаясь укрепить свои международные позиции и влияние. Бывший канцлер Германии Герхард Шредер согласился возглавить контролируемый "Газпромом" проект стоимостью 5 млрд долларов по строительству экспортного трубопровода по дну Балтийского моря в Западную Европу. Дональд Эванс, бывший министр торговли США и друг президента Буша, ответил вежливым отказом на личное предложение Путина возглавить "Роснефть", но российский президент дал понять, что Россия продолжит поиск известных зарубежных руководителей, которые могли бы войти в совет директоров "Роснефти".

В результате в России остается два государственных энергетических гиганта со значительным иностранным инвестированием, и несколько частных компаний, за прошедшее десятилетие принявших международные стандарты. Крупнейшие в мире углеводородные ресурсы, географическое положение в Евразии и государственная сеть трубопроводов с возможностью поставок на восток и на запад - это сильное сочетание.

Председательство в G8 дает России шанс продать этот набор клубу самых влиятельных промышленно развитых стран мира. Доверенный советник Путина Игорь Шувалов дал понять, что Россия считает свое энергетическое влияние входным билетом в G8, не приобретаемым автоматически, так как формально она не занимает восьмое место среди крупнейших мировых экономик.

В прошлом году Шувалов говорил, что Россия может гарантировать, что мировая экономика не будет испытывать нехватку энергетических ресурсов. По его словам, Россия может создать механизм для поставок газа на мировой рынок на таких условиях, которые позволят мировой экономике развиваться позитивно и предсказуемо. Подразумевалось, что Россия как поставщик энергии может стать стабильной альтернативой погрязшему в конфликтах Ближнему Востоку.

После прекращения поставок в Украину эти заявления труднее подкрепить. "Россия запятнала свою до сих пор безупречную репутацию, - говорит Грэхем Уил, директор европейской энергетической службы консалтинговой компании Global Insight. - Если подобное не повторится, это может ей сойти. Но если она сделает нечто подобное еще хотя бы один раз, ей будет трудно увеличить продажи".

Представитель консалтинговой компании, попросивший не называть его имя, так как у него есть клиенты в России, вчера пошел еще дальше. "По существу, они поставили себе подножку, - сказал он. - Они думают, что могут перекрыть газ Украине, но на самом деле не могут сделать это, не перекрыв газ другим получателям. Конечно, это вредит репутации России как надежного поставщика".

Клифф Купчан, аналитик консалтинговой фирмы Eurasia Group и сотрудник Госдепартамента в годы администрации Клинтона, говорит, что Россия поддалась соблазну использовать энергетическое влияние как кнут, а не как пряник. "Нефтяное влияние сродни дипломатии, - говорит он. - Нефтяное насилие, использование энергии как внешнеполитического оружия, - это нечто иное".

Он предупреждает, что ссора с Украиной может помешать усилиям России по привлечению инвесторов в "Газпром", еще раз подчеркивая, что это часть российского государства.

Впрочем, Москву вряд ли удивила международная реакция. Два года назад она на короткое время перекрывала газ Белоруссии, когда обычно лояльная соседка заартачилась в ответ на требование платить вдвое больше. Это привело к протестам со стороны Европы и вмешательству Шредера.

Зачем же Россия ставит под угрозу свои энергетические амбиции, затеяв некрасивую ссору с соседом? Аналитики полагают, что Россия стремится использовать требование перевода Украины на рыночные цены как средство завоевать другой приз - совместный с Украиной контроль над экспортным трубопроводом на ее территории.

В других местах эта тактика оказалась эффективной. Россия оставила низкие цены на газ для Белоруссии в обмен на соглашение о совместном контроле над трубопроводом, идущим через ее территорию в Европу. "Газпром" поднял цены и для Грузии, но заморозил их на 10 лет в обмен на создание совместного предприятия по развитию газораспределительной сети в этой стране.

Возможно, ставится также цель заставить прозападного Ющенко, пришедшего к власти в Украине в результате "оранжевой революции", восстановить связи с Москвой и повлиять на результат мартовских выборов в парламент в надежде на получение более пророссийских настроений законодательной власти. Эксперт, знающий Путина лично, высказал предположение, что он "ненавидит" Ющенко и рад ему навредить.

Возможно, российский президент не забывает об отечественной публике, стремясь продемонстрировать, что Россия не утратила влияние на соседей, входивших в СССР, после президентских выборов 2004 года в Украине, где Путин поддержал проигравшего кандидата. Какими бы ни были подлинные мотивы, говорит глава стратегического отдела "Альфа-банка" Крис Уифер, действия России заставят ЕС задуматься об альтернативных поставщиках, например, о Египте. А если так поступят крупнейшие импортеры российского газа, мелкие и потенциальные потребители, такие как США и страны Азии, тоже проявят осторожность.

"Проснувшись в понедельник, жители Европы поразились тому, насколько уязвимы их энергетические поставки, - говорит Уифер. - Возможно, Россия положила начало десятилетней дискуссий ЕС об энергетической безопасности".


Перевод: InoPressa

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях