Главная
 

Stratfor: Украина находится на острие ножа

20 января 2006, 16:41
0
42

Первое правило российской геополитики гласит, что Россия без значительной стратегической глубины является беззащитной, говорится в редакционной статье Stratfor, США.

У России нет каких-либо естественных преград для защиты от вторжения, и поэтому ее политикой всегда было создание буферных зон между собой и потенциальными агрессорами. В российском сознании, Украина не просто неотделимая часть российской души или промышленный и сельскохозяйственный центр, но также и самая важная из этих буферных зон.

Вполне очевидно, что отношение к России людей, живущих в буферных зонах такого рода, является далеко не сердечным, и из этого проистекает второе правило российской геополитики: Россия в своих усилиях должна делать выбор между безопасностью и экономикой, так как она не может себе позволить и то, и другое сразу. В период 1985-2004 гг. Кремль пытался обменять геополитическое пространство на экономические выгоды. После украинской Оранжевой революции 2004 года стало очевидным, что эта стратегия провалилась.

И поэтому в 2005 году Россия начала сопротивляться любым посягательствам, какие только случались, причем результаты этого сопротивления были совершенно разными. В борьбе с восстанием в Чечне Россия, кажется, наконец-то, добилась перелома посредством физического устранения всех националистических лидеров. В силу этого в руководстве повстанцев более или менее возобладали международные джихадисты, а характер войны изменился, и она, по существу, превратилась в операцию по наведению правопорядка. В Узбекистане Россия успешно сыграла на местных страхах перед "цветной" революцией и сумела убедить Ташкент выпроводить со своей территории американские войска.

Но в других регионах усилия России ни к чему не привели. Украина и Грузия, хотя они и дестабилизированы, остаются вне орбиты влияния России. На российском Дальнем Востоке и на юге продолжаются вылазки китайцев и мусульман, соответственно.

Причины непоследовательности результатов просты. На граничащих с Россией территориях очень сильна антипатия ко всему российскому - и поэтому Россия, оставаясь могущественной, едва ли может считаться всемогущей. Не менее важно и то, что конкуренты России очень хорошо осознают свои конечные цели: Китаю нужна Сибирь, Европейскому Союзу (ЕС) нужна Украина, Соединенные Штаты хотят остаться единственной глобальной сверхдержавой. Но у Москвы нет собственного видения того, как с этим бороться. Все, что она знает, так это то, что ей не нравится влияние США в своем ближнем зарубежье. И даже действия в интересах достижения этой "цели" ограничиваются тем фактом, что президент Владимир Путин питает отвращение к разрыву связей с Западом или к провоцированию прямой конфронтации.

Хотя Россия в 2005 году пыталась наступать на всех направлениях, она добилась всего двух подлинных успехов: сдерживание чеченского повстанческого движения и изгнание американских войск с их базы в Узбекистане. Но давайте помнить, что год 2005-й был всего лишь началом российского сопротивления. Год 2006-й станет свидетелем вызревания и усиления этой стратегии.

Повышение в ноябре прошлого года статуса председателя совета директоров "Газпрома" Дмитрия Медведева до первого заместителя премьер-министра, а статуса министра обороны Сергея Иванова - до заместителя премьер-министра знаменует собой принятие Россией гораздо более последовательной и дальновидной внешней политики. Частичной причиной того, что Россия с 1992 года так сильно уступила свои позиции, является то, что в ее внешней политике господствовали либо бредовые идеалисты, которые хотели копировать все западное, либо столь же бредовые параноики, которые убеждены в том, что Запад готовится к массированному вторжению. Результатом этого стали несчастья, вызванные шоковой терапией и антиамериканской дипломатией, которая является политическим эквивалентом пронзительного крика.

При Медведеве и Иванове российские действия станут гораздо более прагматичными - и, следовательно, более эффективными. Эти двое будут по-умному использовать многочисленные преимущества России вместо того, чтобы полагаться на риторику или мифы. Например, сердить западные страны, оказывая помощь Ирану в осуществлении его ядерной программы, было бы полезно для Москвы только в том случае, если бы Иран сам не стремился к кризису. Напротив, создание проблем для неоперившегося прозападного правительства Украины выгодно для интересов России в любой день недели. Россия как таковая сделает огромные шаги в тех сферах, где препятствия для прогресса слабые, а инструменты России сильные.

Россия является для Западной Европы крупнейшим - а для Центральной Европы единственным - поставщиком природного газа. Взимаемые Россией за этот газ цены в 2006 году резко возрастут, поскольку Россия создает новую основу для отношений Москвы со своими западными соседями. Фактически, консолидация контроля государства в энергетической отрасли России превратится из тенденции в инструмент осуществления политических перемен на всей периферии России и на более отдаленных от нее территориях. Как выяснила для себя 1 января с.г. Украина, фактическое прекращение подачи нефти или природного газа является реалистичной опцией. Даже Западная Европа не застрахована от этого: российская государственная газовая монополия "Газпром" уже заявила, что в 2006 году ее западным клиентам придется платить за газ примерно на 50% больше, чем в 2005 году.

Правительства различных стран Средней Азии давно уже оправдывают свою тиранию выдуманной угрозой со стороны международных джихадистов, но в данное время они опасаются куда большей угрозы в форме "цветных" революций. Россия станет играть на этом страхе, чтобы распространять свою военную мощь во всем регионе. Решая этот вопрос на двусторонней основе вместо того, чтобы делать это под эгидой Содружества Независимых Государств (СНГ) или Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Москва, безусловно, может рассчитывать на максимизацию как постоянства, так и глубины своего проникновения в этот регион. Она ставит перед собой цель искоренить всякое сколько-нибудь значимое военное влияние США.

Большие доходы от экспорта энергоносителей на протяжении нескольких лет подряд и разумные финансовые решения означают, что в 2006 году Россия будет, наконец, в состоянии закупить новые системы оружия. Эти новые системы оружия окажут немалое воздействие на те средства, с помощью которых Россия оказывает влияние на своих соседей, дав ей как новые эффективные "пряники" (для Средней Азии и Ближнего Востока), так и "кнуты" (для Украины и Кавказа).

Но в тех местах, где сопротивление сильно, действия России будут медленными, методичными и зондирующими.

Бывшая советская республика Грузия, быть может, слаба, но антироссийские настроения в ней сильны, а экономику этой страны поддерживает не только западный альянс, но и такая сверхмощная энергетическая компания, как "British Petroleum" (BP) - также и крупнейший иностранный инвестор в России. Москва, вполне возможно, желает, чтобы Грузия - и новый нефтепровод, проложенный через ее территорию в Турцию - потерпели неудачу, но ей придется манипулировать событиями так, чтобы казалось, что Грузия сама распалась. Россия не может себе позволить прямую конфронтацию с Грузией.

Украина находится на острие ножа. Оранжевая революция забуксовала, а в 2005 году россияне помогли усилить внутренний политический хаос в этой стране. Год 2006-й станет тем годом, когда Россия будет принимать закулисные меры к тому, чтобы позиционировать себя как логического спасителя. Главным событием станут парламентские выборы в Украине. России придется действовать достаточно осторожно, чтобы Запад не выступил в роли тяжелого противовеса.


Перевод: ИноСМИ.Ru

Оригинал публикации: 2006: The Year of Great and Near-Great Powers

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях