Главная
 

Ъ: Лампочка Митрича

23 января 2006, 12:33
0
7

Всю прошедшую неделю Россия и Украина разбирались, кто из них должен контролировать навигационное оборудование на Черноморском побережье Крыма, пишет Сергей Дюпин, "Коммерсантъ-Власть", РФ.

По масштабам проблема оказалась сопоставима с газовым конфликтом. К борьбе привлекались чиновники самого высокого ранга. Звучали заявления одно резче другого. Но если цены на газ действительно имели принципиальное значение для обеих стран, то черноморский кризис возник на пустом месте. Стороны не поделили маяк в Ялте - бетонную башню с лампочкой наверху, которая одинаково светит морякам независимо от их национальной принадлежности.

Недружественный акт

Скандал разразился рано утром 13 января. В этот день, как следовало из официального сообщения базирующегося в Крыму российского Черноморского флота (ЧФ), руководители Севастопольского филиала украинского предприятия "Госгидрография" Владимир Колпаков и глава Ялтинского морского торгового порта Юрий Формус с сотрудниками на трех автомобилях ворвались на территорию расположенного в порту и принадлежащего ЧФ Ялтинского маяка и "совершили его захват". Нападавшие взломали замки в служебных помещениях, отобрали пропуск и выгнали с объекта его начальника Виктора Полищука, а затем выставили свою охрану, перекрыв таким образом доступ на маяк для представителей флота. О происшествии были немедленно информированы правоохранительные органы Украины, но вмешиваться они не захотели.

По мнению руководства ЧФ, акция носила политический характер: "объект был захвачен с целью перевода его под юрисдикцию Украины", а "незаконные действия местных властей, носящие грубый и вызывающий характер, были направлены на дестабилизацию обстановки в регионе". Аналогичную оценку событиям дал и главком ВМФ России Владимир Масорин, расценивший захват Ялтинского маяка "как чистую провокацию и в высшей степени недружественный акт". Адмирал выразил озабоченность вероятным "снижением уровня безопасности судоходства в ялтинском порту" и приказал командующему ЧФ Александру Татаринову "использовать все цивилизованные методы для обеспечения нормальной работы маяка".

Чуть позже к адмиралу присоединились российские дипломаты. "Этот инцидент можно рассматривать как очередную попытку определенных сил Украины осложнить ситуацию вокруг Черноморского флота,- заявил официальный представитель МИД России Михаил Камынин.- Совершенная провокация препятствовала нормальному режиму работы навигационно-гидрографических объектов флота".

В своих заявлениях российские военные и дипломаты предлагали Украине вспомнить Базовые соглашения по разделу движимого и недвижимого имущества Черноморского флота, достигнутые в ходе российско-украинских переговоров в 1997 году. Согласно п. #15 приложения #2 к этим соглашениям, Ялтинский маяк, имеющий статус военного городка Я-13, вместе с некоторыми другими маяками в Крыму передавался в аренду Черноморскому флоту с момента подписания соглашений до 2017 года. Россия обещала выплачивать Украине ежегодную арендную плату, при этом использовать результаты работы навигационного оборудования стороны договорились совместно.

Между тем выяснилось, что подписанные восемь лет назад соглашения Россия и Украина понимают по-разному. "В договоре о маяках речь не шла,- заявил глава украинского МИДа Борис Тарасюк.- Поэтому Россия и Черноморский флот все это время незаконно удерживали объекты навигационной гидрографической службы Украины. И те из Черноморского флота, что народ мутят, должны знать об ответственности за свою ложь".

На обвинения украинского дипломата крайне болезненно отреагировали в оборонном ведомстве России. "Соглашение об условиях пребывания российского Черноморского флота входит в большой российско-украинский договор, вторая часть которого содержит пункт о признании нерушимости границ государств,- заявил глава Минобороны Сергей Иванов.- Подвергать ревизии эти соглашения смерти подобно". Газета "Известия" цитировала еще более откровенное высказывание министра. Пересмотр условий аренды баз Черноморского флота, сказал Сергей Иванов, может повлечь "денонсацию договора о дружбе и сотрудничестве, в котором Россия признала Украину в границах 1954 года с полуостровом Крым в составе республики". Кроме того, министр напомнил, что в соответствии с условиями Базового договора 1997 года Россия ежегодно выплачивает Украине около $98 млн за аренду объектов Черноморского флота, транспортные и коммунальные услуги. "Бюджет Севастополя на 60% формируется за российские деньги",- сказал министр.

Глава Минобороны заявил, что с учетом этих обстоятельств российским военнослужащим, задействованным на охране объектов навигационного обеспечения Черноморского флота, даны все полномочия, предусмотренные уставом гарнизонной караульной службы. Иначе говоря, министр Иванов дал понять, что по захватчикам может быть открыт огонь на поражение.

После всех этих заявлений аналитики заговорили о начале очередного, уже второго в этом году, системного кризиса в отношениях России и Украины. Между тем для разразившегося международного скандала на самом деле не было никаких политических, экономических или военно-стратегических оснований.

Хозяйственный конфликт

"Да никак это не связано с отключением газа! И вообще политика здесь ни при чем,- считает фактический инициатор скандала Юрий Формус.- Это самый обычный хозяйственный конфликт, и мне, начальнику Ялтинского городского порта, госслужащему относительно невысокого ранга, даже как-то неудобно, что моя скромная персона оказалась в центре событий межгосударственного масштаба".

Господин Формус рассказал "Власти", что, вступив в должность начальника порта в апреле прошлого года, он, как любой другой хозяйственник в аналогичной ситуации, решил провести ревизию своих владений. Инвентаризация, завершенная к ноябрю, выявила, что "на оконечности причала #1 с 1998 года находится сооружение, не состоящее на балансе порта" - маяк. При этом порт питает маяк электричеством и платит земельный налог за территорию, на которой тот установлен.

"Для меня как госчиновника,- объяснил начальник порта,- это означало, что мои действия фактически подпадали под уголовную статью о злоупотреблении служебными полномочиями. В любой момент может приехать прокурор и задать резонный вопрос: "Какое право вы имеете тратить государственные деньги на содержание чужого имущества?"". Чтобы разобраться в ситуации, Юрий Формус пригласил к себе начальника маяка Виктора Полищука.

Этот отставной 68-летний моряк-черноморец провел на Ялтинском маяке почти всю сознательную жизнь. С брежневских времен Виктор Полищук, более известный в порту как Митрич, был в одном лице начальником, оператором, смотрителем, ремонтником и охранником сооружения. Большой штат ветерану, как объясняют сотрудники порта, никогда и не был нужен, поскольку весь маяк - это, по сути, обычная башня-труба, установленная в конце мола. Наверху расположена единственная лампочка мощностью 1 киловатт и вращающийся вокруг нее отражатель. Никакого другого оборудования на башне не было и нет. Виктор Полищук более 40 лет включал, выключал и менял эту лампу, когда она перегорала, а кроме того, примерно раз в год красил краской металлические перила маяка и подмазывал цементным раствором выщербленные ветром швы между плитами.

"Виктор Дмитриевич - очень хороший начальник маяка,- говорит господин Формус.- Но в административно-хозяйственных вопросах он ориентируется слабо, поэтому на назначенную мной встречу ветеран пришел с офицером Черноморского флота".

Начальник порта объяснил визитерам, что ему нужно утрясти с ними некоторые бюрократические и финансовые вопросы. В частности, получить для своей отчетности копию акта приема-передачи маяка Черноморскому флоту, а кроме того, заключить с флотом договор о компенсации понесенных портом затрат за электропитание маяка и аренду земли, на которой он стоит. Разговор шел о смешной в масштабах флота сумме примерно в 10 тыс. гривен (около $2 тыс.), накопившейся с 1998 года. Офицер ответил, что сам он такие вопросы решать не уполномочен и ему нужно поставить в известность начальство. На том и разошлись.

За оставшийся до конца года месяц никакой реакции со стороны российских военных моряков не последовало, и в начале января начальник порта Формус создал комиссию, в которую кроме него вошли капитан порта, главный энергетик, начальник договорного отдела и другие портовые руководители. На заседании этой комиссии чиновники пришли к выводу, что арендаторы маяка отказались оформить необходимые документы и оплатить расходы, поэтому сооружение нужно передать его хозяину - государству Украина.

В итоге порт заключил договор с Севастопольским филиалом компании "Госгидрография", в ведении которого находится все навигационное оборудование гражданских портов в Крыму - наземные маяки и огни, а также плавучие предостерегающие буи, бакены и вехи. Вскоре начальнику порта Формусу из "Госгидрографии" поступило письмо с перечнем лиц, допущенных к обслуживанию маяка. Виктора Полищука и других моряков-черноморцев в этом списке не оказалось. В итоге 13 января пропуск ветерана на территорию порта, через которую можно попасть на маяк, был аннулирован. Утром этого дня Митрича впервые за 40 лет безупречной службы не пустили на работу.

Об утреннем инциденте на маяке сразу стало известно не только в штабе Черноморского флота, но и в московских ведомствах федерального значения. До вечера господин Формус вел напряженные телефонные переговоры с чиновниками самого высокого ранга, по итогам которых на следующий день в порту была назначена встреча с командованием Черноморского флота.

14 января с раннего утра Юрия Формуса атаковали украинские и российские журналисты, среди которых оказались представители всех ведущих телеканалов. Комментировать ситуацию чиновник отказался, предложив журналистам провести встречу с российскими военными в присутствии представителей СМИ. Однако от такого варианта категорически отказались приехавшие на переговоры представители Черноморского флота.

В российскую делегацию вошло практически все руководство флота - командующий Александр Татаринов, трое его замов, начальник штаба, десятка полтора штабных офицеров. Поддержать военных приехал даже генконсул России в Крыму. Переговоры, как и следовало ожидать, оказались довольно напряженными, но взаимопонимания стороны так и не нашли.

Командующий Татаринов сразу заявил, что Ялтинский маяк, согласно достигнутым ранее межгосударственным соглашениям, принадлежит Черноморскому флоту. Чиновник Формус сказал, что он готов соблюдать международные политические договоры, но ему как хозяйственнику нужна бумажка - акт приема-передачи. Адмирал напомнил, что Россия ежегодно платит Украине миллионы долларов за аренду навигационного гидрографического оборудования, на что господин Формус сообщил, что этих денег в порту не видели, и вынул из ящика стола пачку квитанций по оплате земельного налога и электричества.

"Черноморский флот России несет ответственность за безопасность судоходства в Ялтинском порту!" - привел последний аргумент адмирал. "А для чего тогда нужны начальник порта и его капитан?" - не сдавался Юрий Формус. Перед тем как попрощаться, адмирал попросил начальника порта позволить ему хотя бы осмотреть маяк, на что получил ответ: "Извините, не имею права. Ялтинский торговый порт - режимный объект".

После того как стороны не смогли договориться на месте, за Митрича заступился лично российский министр обороны. 17 января он пригрозил обидчикам ветерана огнем на поражение.

Спор на пустом месте

По словам начальника порта, теперь, когда у маяка появился новый хозяин, украинская "Госгидрография", вернуть маяк Черноморский флот не сможет даже в том случае, если он согласится компенсировать все понесенные портом затраты. "Мы пропустим российских моряков на объект лишь в том случае, если "Госгидрография" передаст маяк в субаренду флоту и оповестит нас об этом соответствующим письмом,- говорит Юрий Формус.- Я готов вести переговоры по маяку, но разговаривать буду только с тем, чьи права подтверждены договором купли-продажи или аренды".

Объясняя свою позицию, начальник Ялтинского порта сказал, что в борьбе за маяк у него отсутствуют не только политические, но и экономические интересы. Все посещающие порт суда, согласно Кодексу торгового мореплавания, платят так называемый маячный сбор, размер которого зависит от водоизмещения судна. Учитывая, что в Ялту ежегодно заходят более 100 круизных теплоходов со всего мира, тысячи яхт, катеров и прогулочных лодок, а навигационное обслуживание средних размеров корабля обходится примерно в $1000, суммы получаются внушительными. Однако ни Ялтинский порт, ни Черноморский флот этих денег никогда не видели - и до конфликта, и после него маячный сбор получало украинское гражданское предприятие "Госгидрография", к которому в итоге и отошел маяк.

"Многие иностранные яхтсмены и туристы, в том числе из России, приезжают в Ялту регулярно и давно стали нашими друзьями, мы ждем их следующим летом,- сказал Юрий Формус.- И мне, правда, обидно, когда эти люди звонят мне из Москвы и говорят: "Юр, да отдай ты этот маяк. На кой черт он тебе сдался?" А я вынужден им объяснять, что маяк мне действительно на фиг не нужен. Я просто не хочу садиться из-за него в тюрьму".

Не смогли объяснить свой интерес к Ялтинскому маяку и официальные представители российского Черноморского флота. Начальник флотской пресс-службы Андрей Крылов подтвердил, что маяк не является источником доходов для его ведомства, поскольку флот все это время содержал сооружение за свои деньги, а маячный сбор получала украинская сторона. С оборонной точки зрения маяк тоже малоинтересен - кроме обычной лампочки, которая одинаково светит всем морякам независимо от их национальности и ведомственной принадлежности, никакого оборудования на нем нет. На вопрос, почему в таком случае флоту просто не отдать маяк украинским гражданским службам, господин Крылов ответил так: "Маяк является частью навигационно-гидрографической системы Черноморского флота России, который всегда обеспечивал навигационную безопасность на Черном море и для гражданских, и для военных судов".

Маяк раздора

Ялтинский маяк был сооружен в 1874 году на мысе Иоанна близ Ялты на развалинах сигнальной башни античной постройки. Инициатором строительства на Южном берегу Крыма системы гидрографических сооружений, в том числе Ялтинского маяка, был адмирал Михаил Лазарев, командовавший в 1833-1851 годах Черноморским флотом. Чугунный маяк был почти полностью разрушен в годы второй мировой войны. В 1957 году Ялтинский маяк был реконструирован и оснащен современным оборудованием. Сейчас он представляет собой белую железобетонную башню высотой 17 м. В конце 80-х годов, в разгар перестройки, было решено сменить красную лампу на маяке на зеленую - как шутили местные жители, чтобы цвет маяка не напоминал о коммунистическом режиме. После многочисленных жалоб капитанов, что зеленый свет плохо виден на фоне побережья, в 1991 году маяку вернули красный свет. В 1994 году из-за разногласий между Россией и Украиной по поводу принадлежности маяка и нежелания России содержать спорный объект маяк был потушен. Украина установила рядом с ним временный маяк - шест с лампой. После подписания соглашения о разделе Черноморского флота 28 мая 1997 года временный маяк был снят, а Ялтинский маяк, имеющий статус военного городка Я-13, определен в качестве объекта совместного пользования. Де-факто маяк продолжал существовать как российский объект - его работа оплачивалась из бюджета РФ. Переговоры о принадлежности маяка и других объектов 47-го района гидрографической службы, которые были предусмотрены соглашением 1997 года, начались сразу после его заключения. Однако договориться стороны до сих пор не смогли.

В подготовленном в августе 1998 года правительством РФ проекте соглашения с Украиной "О навигационно-гидрографическом и гидрометеорологическом обеспечении безопасности мореплавания в Черном и Азовском морях" Ялтинский маяк обозначен как украинский объект. Однако это соглашение не подписано украинской стороной.

"Давайте не будем пугать граждан"

О своем видении российско-украинского конфликта министр обороны Украины Анатолий Гриценко рассказал нашему киевскому корреспонденту Денису Поповичу.

- Перед самым Новым годом главнокомандующий ВМФ РФ Владимир Масорин заявил, что командование ВМФ не допустит проведения инвентаризации в Крыму. Что вы будете делать, если российская армия будет препятствовать инвентаризации?

- Вопросы законности использования объектов, переданных Украиной в аренду ЧФ РФ, поднимались в апреле прошлого года, во время нашей первой встречи с министром обороны Российской Федерации Сергеем Ивановым. Министр обороны России заверил меня, что украинские специалисты без проблем будут допущены на объекты Черноморского флота. Для этого нам нужно представить российской стороне список лиц, уполномоченных правительством Украины проводить инвентаризацию. Поэтому сегодня у меня нет оснований полагать, что вопреки решению министра обороны РФ кто-то из российских военных будет препятствовать работе украинских специалистов. Давайте не будем преждевременно нагнетать ситуацию, воспринимать головную боль следует по мере ее поступления.

- И тем не менее летом прошлого года украинские специалисты не были допущены на объекты ЧФ РФ?

- Не все так однозначно. К сожалению, и украинская сторона тогда не прошла свой путь надлежащим образом. В соответствии с достигнутыми в апреле договоренностями в мае российские эксперты прибыли в Киев для согласования порядка работы на объектах ЧФ. Но то ли по недоразумению, то ли из-за затянувшихся организационных мероприятий их не приняли в Фонде госимущества Украины. Думаю, таких недоразумений больше не будет, и мы сможем наладить спокойную конструктивную работу.

- Недавнее газовое противостояние, обсуждение проблем пребывания ЧФ РФ в Крыму вызвало определенную напряженность между гражданами Украины и России. Как вы это прокомментируете?

- На фоне дискуссий по газу началась новая волна обсуждения проблем базирования в Крыму Черноморского флота, использования россиянами радиолокационных станций в Мукачево и Севастополе, поставок запасных частей для российских ракет. Нелишним было бы напомнить, что первыми эти вопросы заострили политологи, депутаты, эксперты. Они принялись анализировать, чем могла бы ответить Украина, если "Газпром", занятый проведением демонстрационных учений в прямом эфире, действительно прекратит поставки "голубого топлива". Я публично заявил о недопустимости втягивания военных в политическое и информационное противостояние. Украинские адмиралы не сделали ни одного провокационного заявления, которое усложнило бы поиск компромиссного решения. Политические оценки должны давать политики, а не адмиралы. Это не их дело, они должны заниматься боевой подготовкой. С таким подходом согласился и мой российский коллега Сергей Иванов, когда в разгар газового кризиса мы обсуждали вопросы взаимодействия по линии министерств обороны.

- Но есть ли границы у этой дружбы? Вы обсуждали возможность того, что когда-нибудь дело может дойти до вооруженного конфликта между Россией и Украиной?

- Давайте не будем пугать граждан по обе стороны украинско-российской границы. В отношениях между нашими странами существует множество проблем, но ни одна из них не выводит эти отношения на уровень вооруженного столкновения. Уверен, руководство обоих государств понимает меру своей ответственности и будет адекватно интересам и потребностям своих граждан.

- И тем не менее вы допускаете, что арендная плата за использование Черноморским флотом объектов в Крыму может быть повышена?

- Вполне допускаю. Если в самом главном, энергетическом секторе двусторонних отношений кардинально пересматриваются действующие соглашения и отношения из категории "братских" переводятся в категорию "справедливых рыночных", то вполне логично допустить, что подобные подходы будут внедряться и в других секторах украинско-российских взаимоотношений.

- Сейчас аренда крымской базы обходится России менее чем в $100 млн в год. Какова, по-вашему, ее рыночная цена?

- Я не экономист, чтобы иметь свои собственные оценки. Но полагаю, что арендная плата при рыночной оценке будет во много раз выше нынешней.

- Эксперты называли сумму, превышающую $400 млн.

- Вполне возможно, что порядок цифр будет именно таким. Ведь это Крым, курортная зона, спрос на землю просто огромный, предложение же явно ограниченно.

*Печатается в сокращении. Полный текст интервью опубликован в газете "Коммерсантъ-Украина" от 17 января 2005 года.

Вы бы какие территории к России присоединили?

Угроза Сергея Иванова денонсировать договор, в котором признаются права Украины на Крым, заставляет вспомнить, что полуостров далеко не единственная территория, которую многие хотели бы видеть в составе России.

Евгений Сабуров, директор Института проблем инвестирования, в 1994 году премьер Крыма:

- Говорить о территориальных претензиях - значит признавать, что мы живем в Средние века. В конце XIX века российский канцлер Горчаков говорил: "Вот разбогатеем и все купим". Надо сосредоточиться на экономике, тогда "Газпром", если захочет, купит все маяки в Крыму и не только там.

Владимир Михайлов, главком ВВС, генерал армии:

- Все территории, которые своей легкой рукой отдал Хрущев, возвращать надо.

Василий Дума, член Совета федерации, председатель совета федеральной национально-культурной автономии "Украинцы России":

- Как только мы начнем говорить о присоединении чего-то к себе, сразу посыплются претензии к нам - от японцев, немцев, эстонцев, финнов и прочих. Я понимаю, почему возник вопрос с Крымом, но решить его нереально. Нам Бог дал и так много. У себя надо навести порядок.

Андрей Метельский, лидер фракции "Единая Россия" в Мосгордуме:

- Аляску жалко. По-человечески хотелось бы ее вернуть. А что касается Крыма... Со временем здравый смысл возобладает, и люди разберутся, лучше жить им вместе или отдельно. Вспомнят, что у нас была общая страна. Не дети, так внуки вспомнят.

Валентин Распутин, писатель:

- Сейчас главное - ничего не отдавать. И не поддерживать идеи по поводу присоединения к России Восточной Украины или Абхазии. Вот когда мы научимся правильно проводить территориальную политику, научимся укреплять свое государство, тогда можно будет говорить о присоединении исконно русских земель, например Крыма.

Николай Безбородов, член комитета Госдумы по обороне:

- Неразбериха между республиками бывшего СССР не позволяет забыть потерю Крыма. Я считаю, что нужно добиваться его возвращения, но так, к сожалению, сейчас вопрос никто не поставит. Украина идет на поводу у Запада. Другая важная задача - укрепление влияния в Абхазии.

Виктор Садовничий, ректор МГУ им. М. В. Ломоносова:

- Нам чужих территорий не надо, но свои мы тоже не отдадим, даже если они будут размером с волосок, как говорил Джавахарлал Неру. А с Украиной мы строим добрососедские отношения, и поднимать территориальные вопросы -это недальновидно. Время территориальных притязаний давно прошло.    

Иосиф Кобзон, председатель комитета Госдумы по культуре:

- В 1997 году я поехал в Крым с тремя коллективами, пригласил русских и украинских моряков, устроили бал дружбы. А потом разговаривал с командующими обоих флотов. Единственное, о чем они просили, чтобы политики не вмешивались в их отношения. "Оранжевые" уже не знают, что делать: сначала газовая война, теперь флот, так, глядишь, и за жидов возьмутся.

Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода:

- Я, слава богу, не свободен распоряжаться территориями. Хорошо знаю историю краха империй, историю государств с неразумно устроенными границами, например Югославии. И как только ставится вопрос о территориальных претензиях, дело доходит до крови. То, что Крым отдан Украине, это исторический абсурд. Но лучше этот абсурд руками не трогать.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях