Главная
 

Open Democracy: Украина против России. Что стоит за энергетическим кризисом

23 января 2006, 15:09
0
18

"Острое газовое противостояние между Россией и Украиной выявило огромное отличие между двумя этими государствами. Европейский Союз должен принять это во внимание", - пишет Александр Мотыль, OpenDemocracy.net, Великобритания.

Начало 2006 года в Украине было драматичным. 4 января Киев и Москва подписали соглашение, которое завершило газовый конфликт, становившийся все более острым, и сделало возможным возобновление поставок газа в Украину и Европу. 10 января, менее чем через неделю после этого, Верховная Рада (украинский парламент) проголосовала за отставку правительства премьер-министра Юрия Еханурова под предлогом того, что оно согласилось на невыгодные условия при заключении этого газового соглашения. В свою очередь президент Украины Виктор Ющенко назвал это голосование неконституционным и заявил, что правительство продолжит работу до парламентских выборов, назначенных на 26 марта.

Газовый взрыв

Конфликт из-за поставок газа в Украину назревал в течение всего 2005 года. Летом 2004 года Россия согласилась на необычно низкую цену на газ (50 долларов за тысячу кубометров), чтобы помочь Виктору Януковичу, кандидату на украинских президентских выборах. Однако украинские избиратели предпочли Януковичу Виктора Ющенко, представлявшего демократическую оппозицию, а последовавшие за этим попытки режима сфальсифицировать результаты выборов привели к "оранжевой революции", в результате которой у власти оказались Ющенко и его союзница на тот час - Юлия Тимошенко.

Хотя выборы проиграл Янукович, больше всего утратил президент России Владимир Путин. Демократия явно делала успехи в определенной им самим сфере влияния России, казалось, что Украина "потеряна", и к тому же Россия обязалась поставлять газ в Украину по смешным ценами, которые она предоставляет только своим вассалам, например, Беларуси. Поэтому не было ничего удивительного в том, что контролируемая государством российская газовая монополия Газпром настаивала на переговорах о заключении нового соглашения и увеличении цены на газ. Естественно, "оранжевое" правительство Украины полностью устраивали существующие условия, и оно настаивало на сохранении соглашения от 2004 года.

В середине декабря 2005 года никаких перспектив заключения нового соглашения не было видно, поэтому Газпром поднял ставки. Он заявил, что если украинцы не согласятся на пятикратное увеличение цены, то с 1 января поставки газа в Украину будут прекращены. Ющенко отказался согласиться на это, заявив, что единственным справедливым выходом, который не нанесет вреда экономике, было бы постепенное повышение цен в течение нескольких лет. Газпром проигнорировал эти доводы и, как обещал, сократил поставки газа в день Нового года. В результате сократились поставки газа в Европу, что вызвало многочисленные протесты, после чего Газпром поспешно восстановил поставки газа в прежних объемах. Вскоре после этого Киев и Москва объявили о подписании соглашения, в соответствие с которым цена газа возросла вдвое, и были увеличены украинские транзитные тарифы.

Сначала это соглашение приветствовалось как большое достижение. Казалось, что оно стабилизирует цены на российский газ и украинские транзитные тарифы на пять лет, но оказалось, что в этом соглашении полно дыр.

Во-первых, согласно данному соглашению, единственным поставщиком газа в Украину стает контролируемая Россией компания "РосУкрЭнерго", имеющая сомнительную репутацию. Поскольку в пользу включения ее в соглашение не существует разумных экономических доводов, трудно избежать вывода о том, что единственная роль РосУкрЭнерго заключается в том, чтобы способствовать обогащению коррумпированных российских олигархов. Хуже того, очевидно, что статус монопольного поставщика  газа, полученный РосУкрЭнерго, делает Украину заложницей преступных схем.

Более того, то, что первоначально подавалось как договоренность сроком на пять лет, оказалось соглашением о поставках российского газа по цене 95 долларов за 1000 кубометров в течение шести месяцев. Это не только предвещает возобновление российско-украинского газового конфликта в июне 2006, но и обеспечило оппонентов украинского правительства доводами для критики его действий. "Как можно было соглашаться на фиксированные цены на газ на шесть месяцев, в то время как транзитные тарифы должны будут оставаться постоянными в течение пяти лет?" - спрашивают они. Естественно, правительство Украины утверждает, что это соглашение является наилучшим, которого можно было добиться.

Отставка правительства

Газовое соглашение послужило непосредственным предлогом для голосования в Раде отставки правительства Еханурова. Очевидно, однако, что за ним стоят и другие причины. С приближением назначенных на 26 марта выборов все политические партии стараются получить преимущества над соперниками. Газовый конфликт не идет на пользу ни одной из них. Ющенко можно справедливо критиковать за то, что он согласился на сомнительные условия соглашения. Тимошенко можно обвинить в том, что она ничего не сделала для предотвращения кризиса до сентября 2005 года, когда ее отправили в отставку. А заявления Януковича о том, что в интересах Украины иметь тесный союз с Россией выглядят наивными, поскольку газовый конфликт наглядно продемонстрировал, что Россия относится к Украине недружелюбно. Отставка Еханурова устраивает и Тимошенко, и Януковича, потому что позволяет им возложить всю вину на Ющенко и отвлекает внимание от их собственных просчетов.

Еще больше усложняет ситуацию тот факт, что голосование Радой отставки правительства стало возможным благодаря изменениям в конституции, которые вступили в силу только 1 января. Согласно им, президентская система власти в Украине становится смешанной президентско-парламентской. Ранее президент обладал исключительным правом назначать премьер-министра и членов кабинета министров, а в соответствие с новой редакцией конституции парламент назначает премьер-министра и большую часть министров, а президент назначает оставшихся министров. Уменьшение полномочий президента было той ценой, которую Ющенко пришлось заплатить за то, что старый режим согласился тихо уйти.

Проблема состоит в том, что хотя новая редакция Конституции предоставляет данному составу Рады полномочия отправлять правительство в отставку, она не дает ни ей, ни президенту право назначить новое правительство. Некоторые украинские аналитики предупреждали, что вступление в силу конституционной реформы за три месяца до избрания парламента, наделенного конституционным правом назначать премьер-министра, может вызвать проблемы, поскольку неясно, какими полномочиями обладает данный состав Рады в переходной период. Отсутствие ясности в этом вопросе может привести к конфликтам с президентом, чьи собственные полномочия также являются нечетко определенными.

Хотя эксперты в Украине вроде бы соглашаются с тем, что Рада превысила свои полномочия при голосовании за отставку Еханурова - с чем, естественно, согласны Ющенко и его сторонники - на самом деле никто не может знать этого наверняка. Более того, единственный орган, который мог бы принять окончательное решение - конституционный суд - не имеет кворума и не может этого сделать.

По всей вероятности, противостояние между Радой и президентом будет продолжаться до выборов в марте, а сегодняшнее правительство продолжит исполнять свои обязанности и далее, или как полноценное правительства, или как временное. Почти наверняка можно утверждать, что в это время не будет приниматься новых значительных политических решений, и это означает, что вступление Украины во Всемирную торговую организацию может быть отсрочено. С другой стороны, шансы принятия смелых политических инициатив перед выборами являются незначительными в любом случае.

Что касается украинской демократии, она находится в лучшем состоянии, чем это кажется на первый взгляд. Хотя спорящие политики мало что могут сделать для проведения демократичных реформ, в конечном итоге, эти споры и есть проявлением демократии. Сторонники демократии могут утешаться тем, что в этом Украина очень похожа на своих центральноевропейских соседей, Польшу и Венгрию, где политические споры и конфликты постоянно создают трудности для эффективного управления. Также важно то, что политические игроки в Украине придерживаются демократических правил игры, хотя первые три месяца 2006 года и являются периодом конституционной неопределенности.

Мартовские выборы

На сегодняшний день существуют три главных политических игрока и их избирательные блоки: партия Ющенко "Наша Украина", Блок Юлии Тимошенко и "Партия регионов" Януковича. Хотя сейчас в опросах общественного мнения с 30% лидирует Янукович, все три силы, вероятно, получать примерно одинаковое количество мест в парламенте после выборов, чуть больше или чуть меньше 25%. Поэтому почти наверняка новое правительство будет формироваться на основе союза двух из этих трех политических сил.

С точки зрения программных положений, Ющенко и Тимошенко остаются наиболее близкими друг другу, поскольку они разделяют примерно одинаковые взгляды на демократию и рыночную экономику, а также поддерживают прозападную внешнюю политику. Межличностные противоречия и невыдержанная критика из-за газового конфликта до настоящего времени препятствовали такому союзу, однако в политике политические интересы обычно одерживают верх над личностными, поэтому подобный вариант является наиболее вероятным. Он также имеет наилучшие шансы оказаться стабильным.

Но и два других варианта тоже возможны. В сентябре 2004 года Ющенко подписал перемирие с Януковичем, чтобы заручиться поддержкой его партии при голосовании за Юрия Еханурова, преемника Юлии Тимошенко на посту премьер-министра. Хотя партия Януковича голосовала за отставку правительства 10 января, после чего Ющенко отозвал свою подпись под соглашением с ним, коалиция Ющенко-Янукович все еще является возможной. Также возможна и коалиция между Тимошенко и Януковичем. Их партии присоединились к коммунистам при голосовании за отставку правительства Еханурова, и это может быть признаком того, что они захотят сотрудничать и после выборов.

Независимо от того, кто сформирует правительство в марте, весьма вероятно, что оно просуществует недолго, а после его отставки вскоре состоятся новые парламентские выборы. Если это произойдет, Украину может ожидать период часто меняющихся и нестабильных коалиционных правительств и частых выборов. Это не является хорошей новостью, но это не обязательно и плохая новость. Повторные выборы и возможность работать в коалиционном правительстве могут способствовать оздоровлению партии Януковича, заставив его окончательно реально принять демократические правила игры.

Выводы

Запутанная внутриполитическая ситуация в Украине в ближайшие месяцы прояснится, однако не стоит забывать, что самые значительные долговременные последствия для Украины, России и Европы будет иметь не внутренняя политика Украины, а поведение России во время газового конфликта.

Хотя Газпром наглядно продемонстрировал, насколько украинская экономика зависима от российского газа, это ни для кого не является новостью. Более важно то, что из заявлений Газпрома и непрозрачных положений соглашения от 4 января следует, что рост цен на газ продолжится.

На первый взгляд, это ужасная новость для Украины. Действительно, продолжающийся рост цен на газ приведет в ближайшее время к сокращению роста ВВП, увеличению безработицы и росту инфляции. Однако среднесрочные последствия для Украины (возможно, также и для Ющенко) будут только положительными. Украина неэкономно расходует огромное количество энергоресурсов, и главной причиной этого являются искусственно заниженные цены на газ. Низкие цены также способствуют коррупции. Поэтому неудивительно, что больше всего протестуют против повышения цен на газ коррумпированные олигархи из русскоязычных промышленных регионов Восточной Украины. Поскольку Россия и Газпром настаивают на повышении цен, Ющенко может заявить, что он ничего не может сделать в данной ситуации, а украинским олигархам придется с этим смириться и начать вкладывать инвестиции в энергосберегающие технологии.

Поведение России на переговорах развеяло иллюзии относительно ее отношения к Украине. Ни одно дружественное государство или государство-партнер не будет угрожать соседней стране пятикратным увеличением цен в разгар зимы. Ирония состоит в том, что Россия не только нанесла вред своему ближайшему союзнику в Украине Януковичу, который во время газового спора большей частью хранил неловкое молчание, но она также помогла консолидации национальной идентичности украинцев в ее "оранжевой" версии.

Сегодня украинский электорат можно условно разделить на три части:

  • "оранжевая" половина поддерживает демократию, рыночную экономику и одобряет прозападную политику; поведение России еще более убедит этих избирателей в правоте их взглядов;
  • четверть избирателей, которую составляют этнические русские, выступает против демократии и рыночной экономики, считая, что независимая демократическая Украина является (и всегда была) плохой идеей; они тоже считают, что поведение России подтверждает правильность их мнений;
  • еще одна четверть, состоящая из русскоязычных этнических украинцев, которые голосуют преимущественно (но всегда) как и русские; теперь эта группа избирателей разделится; возможно, значительная ее часть придет к мнению, что пора показать свое несогласие с политикой Москвы и присоединиться к "оранжевым" украинцам.

Хотя для Украины газовый конфликт имеет и свою положительную сторону, для России и россиян он не несет ничего хорошего. Конфликт продемонстрировал, что российские элиты считают свою страну великой державой, которая имеет право добиваться гегемонии в своем регионе, используя самые грубые методы Realpolitik (прагматичной политики, которая основывается на достижении конкретных целей), характерные для 19 века. Российский министр обороны Сергей Иванов недвусмысленно заявил об этом в своей недавней статье под заголовком "Россия должна быть сильной" (Wall Street Journal от 11 января 2006).

 

Если рассматривать проблему с этой точки зрения, причинами газового конфликта являются не столько цены на газ, сколько стремление России играть доминирующую роль в регионе. Действительно, Украина стала не единственной жертвой московской политики - Газпром также прекратил поставки газа в Молдову и повысил цены для Грузии. Очевидно, что энергоресурсы стали политическим оружием в руках российского президента, который недавно сожалел о распаде Советского Союза, назвав его величайшей трагедий 20 века - а не две мировых войны, сталинизм или холокост, например.

Обмен демократии на газ

Ситуация продолжает ухудшаться. Россия не только проводит свою политику в регионе, не считаясь с интересами других стран, она также превратилась в авторитарную державу, элиты которой последовательно насаждают среди населения ультранационалистические настроения. Шаг за шагом Путин разрушил шаткие демократические институты, доставшиеся ему в наследство от Бориса Ельцина, заставил замолчать органы массовой информации, наложил суровые ограничения на неправительственные организации и гражданское общество, а также распространил контроль государства на значительную часть российской экономики.

Газовое соглашение от 4 января показало, что консорциум Путин-Газпром-РосУкрЭнерго заставил Украину принять его условия. Фактически, это соглашение продемонстрировало, что Россией управляет диктатор в сговоре с "большим газом" и олигархами, а российская демократия мертва. К сожалению, большинство россиян поддерживает политику Путина, и это является еще одним поводом для тревоги.

Газовое противостояние поставило перед Европой несколько неудобных проблем. Если "оранжевая революция" 2004 года показала, что Украина разделяет демократические ценности и хочет интегрироваться со странами Запада, то газовый конфликт в начале 2006 года продемонстрировал, что Украина является независимой страной и останется ей в будущем.

Газовое противостояние также показало, что проблемы Украины - в особенности, ее проблемы с Россией - являются и проблемами Европы. Поскольку Украина никуда не исчезнет, у Европы не остается другого выбора, кроме как принимать более активное участие в решении украинских проблем внутренней и, особенно, внешней политики. Многие европейские аналитики считают, что Европейский Союз должен окончательно признать, что ему необходимо разработать долгосрочную политику отношений с Украиной, которая соответствовала бы европейским ценностям и украинским стремлениям.

Это не обязательно должно означать приглашение Украины к вступлению в Европейский Союз, однако необходимо ясно и недвусмысленно сказать украинцам, что когда Украина будет удовлетворять всем критериям членства, ее заявка будет приветствоваться. Подобное заявление совершенно ничего не требует от ЕС, одновременно оно бы дало понять украинской общественности, что если демократические реформы будут продолжены, Украина может рассчитывать на интеграцию с Европой, хотя это может произойти и в очень отдаленном будущем.

Не менее важно следующее: газовый конфликт показал, что Европа больше не может делать вид, что Россия является добрососедским государством, или что президент России является "безупречным демократом", как сказал про него в разгар "оранжевой революции" Герхард Шредер, бывший канцлер Германии. Поведение России во время конфликта наглядно продемонстрировало, что российские элиты не заинтересованы в интеграции с Европой и соблюдении европейских правил игры, а также не разделяют европейские ценности.

Ни одна из европейских стран не стала бы угрожать соседней стране прекращением поставок жизненно необходимых природных ресурсов, даже если бы имела на это право по условиям договора. Теперь европейцам необходимо определиться с тем, каким образом они могут сбалансировать приверженность демократии, правам человека и власти закона со своей зависимостью от российского газа и желанием иметь дружеские отношения с Москвой.

Политика Европы по отношению к Украине - стране, которую Европейский Союз предпочитал не замечать, пока "оранжевая революция" не сделала это невозможным - будет лакмусовым листком для способности Европы сбалансировать эти противоположные приоритеты. Сегодня должно быть ясно, что Россия является авторитарным государством в своей внутренней политике и проводит гегемонистскую внешнюю политику. Также должно быть ясно и то, что внутренняя политика Украины является демократической, а ее внешняя политика - прозападной. Критики вторжения США в Ирак спрашивали, стоит ли расплачиваться за нефть кровью. Наблюдатели европейской политики теперь могут спрашивать, стоит ли расплачиваться за газ демократией.

Александр Мотыль является профессором политологии и заместителем директора Центра глобальных изменений и управления Университета Рутгерс, Нью-Джерси.


Статью для Корреспондент.net перевел Сергей Пантюхин

Оригинал публикации на веб-сайте издания

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях