Главная
 

Труп без головы или безголовый президент

1 марта 2001, 13:14
0
29

"Бывший директор завода Леонид Кучма правит Украиной железным кулаком в союзе с пятью олигархами. Тем не менее, убийство оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе взбудоражило страну", - так начинает свою статью об украинском скандале, увиденном собственными глазами, швейцарский журналист Бернгард Оденаль.

"Сегодня будет капустняк, - так, немного  банально начинается статья "Weltwoche" . Светлана Гребец бредет по запорошенному снегом Крещатику, главной улице Киева, с большой желтой кастрюлей, в из которой идет пар. Вокруг палаточного городка на тротуаре ребята молча ждут своей очереди поесть. Вчера тоже был капустняк, завтра снова будет капустняк. Это дешево, да и готовить легко. 21-летней  студентке приходится экономить продовольствие. Уже два месяца на этом капустняке изо дня в день живут люди, которые протестуют в центре Киева против украинского президента Леонида Кучмы. В декабре они поставили первую палатку, ныне обтянутую нейлоновой  веревочкой. “Зона, свободная от Кучмы” – это сорок с лишним полотняных и пластиковых “помещений”. Количество палаток еще вырастет – и они будут стоять, пока президент не пойдет в отставку. Протесты начались в ноябре, после того, как были обнародованы  пленки, говорящие  о причастности президента к убийству молодого журналиста.

Сейчас дело набирает  новых оборотов: речь идет о катастрофическом состоянии страны , в том числе, ответственности за это президента Кучмы. В Киеве еще можно как-то свести концы с концами, говорит Гребец, «а вот в провинции кругом бедность». Родители ее живут в Полтаве, на востоке Украины. Оба - кандидаты технических наук, но на двоих получают 125 франков (немного более 400 гривен). Отцу приходится  подрабатывать  в кондитерской. Электричество  в Полтаве включают на несколько часов в сутки, горячая вода исчезает, по крайней мере, раз в неделю.

Нет телевидения, даже электричества

В других регионах ситуация не лучше. В Львове на западе Украины на минувшей неделе в очередной раз потухли экраны телевизоров. Телевидение не заплатило за электроэнергию и потому было отключено. Даже в Киеве, где есть электричество и газ, под вокзалами и церквями сидят толпы нищих, большое количество женщин, которые торгуют детской одеждой и водкой. Это говорит о том, что в государстве Кучмы что-то нехорошо. Большинство СМИ как воды у рот набрали. Телевизионные каналы и большие газеты или в руках государства, или принадлежат  друзьям президента. Критика в его адрес не пользуется спросом. Если демонстрантов и изображают, то разве что в отрицательном свете. Кучма сам не видит в Украине “цивилизованной оппозиции”.

Наиболее полную информацию предлагают в этом информационном вакууме русские компании или интернет-издания, которые появляются на фоне официальных. «Мы только что сюда въехали», Елена Притула извиняется  за беспорядок в своем помещении. Света на лестнице нет. В приемной стучат молотками строители. «Из нашего старого офиса нам пришлось уйти, так как арендодатель испугался милиции». Теперь приходится удовлетворяться маленькой каморкой, чтобы выпускать известнейшее интернет-издание Украины. “Украинская правда ” работает в интернете уже десять месяцев и имеет пять тысяч читателей. Притула гордится тем, что «ни у  одного украинского веб-сайта нет такого количества посетителей». Правда, причина этого не такая уж приятная, ведь продолжительный кризис политической системы Украины начал после  убийства главного редактора “Украинской правды” Георгия Гонгадзе. Сегодня, через три месяцы с момента обнаружения трупа Гонгадзе, уже не кажется, что пик политической агонии минул. Демонстранты с Крещатика не пошли вопреки ожиданиям. Ясно почему: еще невозможно определить, направляется страна к диктатуре или к демократии. Так же неясно, откуда тянутся нити интриг, которые плетутся вокруг Кучмы. Кто-то написал сценарий, считает писатель Андрей Курков, «и конец трагедии уже известен. Вот только мы его еще не знаем”.

Бывший директор завода Леонид Кучма правит Украиной железным кулаком в союзе с пятью олигархами, которые  он сделал министрами и советниками. Сильнейшая оппозиционная сила – это коммунисты, тем не менее у партии нет будущего: ее избиратели это, в большинстве своем,  пенсионеры. Единый лидер оппозиции с налетом популярности и харизмы – это социалист Александр Мороз, он тоже появляется среди демонстрантов на Крещатике. Премьер Виктор Ющенко, беспартийный банкир, смог зарекомендовать себя энергичным реформатором, и большинству украинцев могло импонировать его пребывание в президентском дворце. Тем не менее, до сих пор он не отваживался, выйти из тени Кучмы.

Настоящие вельможи прячутся на заднем плане: Виктор Медведчук или Александр Волков почти неизвестны за пределами Украины. Они входят в круг тех пяти олигархов, которые делят страну. Им принадлежат металлургические заводы, шахты, электростанции и газовые концерны, телевизионные каналы, газеты, пивоваренные заводы, футбольные клубы – и одна партия. В парламенте они оказывают сопротивление всем реформам, которые могут обеспечить настоящую рыночную экономику. За десять лет после получения Украиной независимости они опутали страну густой паутиной власти, в которую попали директора колхозов, председатели банков, политики.

Тот, кто поддерживает систему, катается как сыр в масле. По  воскресеньям по  Крещатику разгуливают жены местных нуворишей в норковых шубах.  Количество шикарных “Мерседесов” в Киеве больше того, которым может похвалиться Тирана. Когда  Елена Притула и Георгий Гонгадзе в апреле 2000 основали “Украинскую правду”, они переступили границы кола власти. Быстрый выход Гонгадзе и его полемические выступления сделали его одной из блестящих фигур на сцене СМИ. Аналитика не была его сильной стороной. В Украине он был чем-то на манер американского  желтого журналиста Мета Дроджа, распространял в интернете слухи, задевал президента и олигархов, критиковал как идиотов и пьяниц. А тогда, 16 сентября, бесследно исчез.

В начале ноября в лесу под Киевом нашли тело без головы. Приблизительно в одно и то же время были обнародованы пленки с разговорами Кучмы, в которых украинский президент проклинал Гонгадзе и стремился “передать” его чеченцам. Оппозиция сделала из этого вывод, что президент приказал устранить “неудобного” журналиста. Кучма возражал, тем не менее признал, что пленки, вероятно, настоящие. Записи сделал его охранник, а сделал достоянием гласности Александр Мороз. Кучма говорит, что он вообще не знал интернет-журналиста. Между тем, есть свидетели, помнящие, как президент в начале 2000 года обращается на пресс-конференции к Гонгадзе и спрашивает его, как его зовут. Охранник президента прячется в Западной Европе.

«Георгий Гонгадзе был одним из нас. Если мы сейчас не защитим себя, кто будет следующим?».  Владимир Чемерис – инициатор акции «Украина без Кучмы» - показывает, где поставить свои палатки демонстрантам из провинции. Новоприбывшие пришли пешком из севера Украины и расположились лагерем перед станцией метро. На одной палатке они прикрепили табличку: «Собственность депутата Виталия Шевченко». Собственно говоря, протестовать запрещено, тем не менее,  собственность народных избранников милиция не имеет права трогать.

Перед палатками ходят охранники, молодые ребята в кожаных куртках. Красно-черные повязки о свастикой говорят о том, что належат они к Украинской Национальной Самообороне. 19-летний Дмитрий Васин несколько дней  назад приехал с Львова, «чтобы спасти свою землю». Нет, он не фашист, а «национал-социалист», а свастика – это  старый славянский символ, «который нам возвратили немцы». В палаточном городке есть разные идеи, говорит Чемерис, от левых до правых: «все должны действовать вместе, чтобы сбросить президента.

Конечно, оппозиции еще далеко до единства. Стране с пятьюдесятью миллионами жителей приходится обеспечивать роскошь ста с лишним партий. Как много их есть, никто не скажет, поскольку состояние оппозиции шаткое. Так,  народная партия “Рух”, которая несколько лет назад была серьезной силой, ныне расколота на три части. Большинство партий становятся инфраструктурами одного политика. Это партии с химерными названиями и пустым содержанием: Партия национально-экономического Возрождения, “Вперед, Украина”, “Реформы и порядок”, “Региональное возрождение”, Трудовая Украина.  Постоянно создаются новые коалиции, все движения переименовываются, основываются новые. В таком хаосе президент чувствуется как рыба в воде: он разделяет и властвует. Почти каждая партия – за исключением коммунистов – смогла в минувшие годы протолкнуть в высшие эшелоны власти своего министра, и таким образом, стала постоянной частью системы. Нынешний оппозиционер Мороз был первым премьер-министром в пору Кучмы. Известная реформаторша Юлия Тимошенко до своего увольнения в январе занимала должность министра энергетики. Все и вся были частями одной системы, которая поставила Украину на третье место в списке самых корумпированных государств. На этом фоне существованию оппозиции можно только удивляться.

Отчаянность, с которой оппозиция борется с властью, сталкивается с недоверием населения. Последний марш протеста собрал в Киеве самое большее десять тысяч участников. «Самый большой наш враг – это апатия», говорит Мирослава Гонгадзе, вдова Георгия. «Людей бьют, никто и пальцем не пошевелит». Тот, кто выступит против, рискует потерять работу, его могут выгнать из института, он может даже погибнуть. Гонгадзе был не первой жертвой на поле политических стычек.

Дух революции зацепил даже университеты. «Кто хорошо учится, хочет выехать за границу», - говорит лектор-британец, -« другие мечтают, что им купят диплом и они станут винтиками  системы”. Демонстранты? «Все безумные», говорит таксист. «Хотят уничтожить наш извечный порядок», говорит продавец на Крещатике. При этом начало февраля было для оппозиции не таким уж плохим. Положение Кучмы стало шатким, оптимисты уже предвидели его отставку. Тут вертлявый президент упомянул о своем старом знакомом. На заводе он встретил Владимира Путіна, подписал с русским президентом экономическое соглашение и обо всем договорился. Все понял: Старший брат Россия протянула свою руку, стремясь помочь оскорбленному президенту. За день после того, как арестовали Тимошенко, Кучма обратился с открытым письмом к народу, предостерегая его от «анархии и беззаконности». То, что письмо подписал премьер Ющенко, стало для оппозиции полной неожиданностью.

Рука олигархов

В сценарии, вероятно, перевернули новую страницу. Олигархи хотели бы, чтобы президент руководил страной и дальше, по крайней мере, еще некоторое время. С тех пор Кучма стал более уступчивым, пообещал СМИ свободу и согласился, что тело без головы на 99,6% принадлежит  Гонгадзе. Для Мирославы Гонгадзе это важный шаг, но его не достаточно: «Я хочу знать, когда и чему погиб Георгий  - и я хотела бы его в конце концов похоронить». С одной стороны, оппозиция не верит в то, что президент на самом деле приказал убить журналиста, с другой стороны, она думает, что кто-то в окружении Кучмы переборщил.

Цель создания “Форума Национального Спасения”, в котором собрались оппозиционные политики и интеллектуалы, выработка стратегии устранения Кучмы. Это вопросы не одного дня ли нескольких недель, может даже не одного месяца. Реалисты среди оппозиционеров знают это точно. Но вельможи испугались, верит Владимир Чемерис – и надеется, что отставка Кучмы поведет за собой развал всей системы: Олигархам нужны авторитарные условия, «устранив режим, мы разрушим базу». (Перевод с немецкого Игоря Андрущенко, Корреспондент.net)

ТЕГИ: УкраинаКиевВыборыТягнибокполитика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях