Главная
 

Preco?: Как разрежут украинский апельсин

4 мая 2006, 16:24
0
14

"Говорят, неискренняя вежливость лучше, чем хамство от души. В связи с развитием на Украине зададим более сложный вопрос: лучше ли прикрытое и припудренное безластие, чем откровенная анархия, произвол и разбой?", - пишет Сергей Хелемендик, Preco?, Словакия.

Какая в Украине власть?

Интересно на этот вопрос недавно ответил мой знакомый белорус, который сказал так:

- Вот тещу забрал с Украины к нам, в Белоруссию. Невозможно там жить. Раз в месяц, когда старикам платят пенсию, бандиты ходят по домам и все у стариков отбирают. Потом с милицией делятся...

Если внимательно присмотреться к постсоветскому пространству, то было бы несправедливым упрощением или примитивным морализированием говорить, что там нет власти. В украинской деревне, где жила теща моего белорусского знакомого, власть есть - власть бандитов, которые делятся этой властью и деньгами с милицией. Власть не просто есть, властей много, все разные, на любой вкус. Но вот чего нет - это власти централизованного государства, к которой многие поколения обитателей бывшей российской, а потом советской империи привыкли.

Между прочим, с самого начала перестройки этих обитателей убеждали, что сильная власть централизованного госудаства - это безобразно плохо. Убеждали всем прогрессивным человечеством, не жалея ни денег, ни сил. И замечательно получилось - убедили, кажется, раз и навсегда. Вместо славного советского прошлого в памяти народов бывшего СССР осталась зловещая черная дыра под названием сталинизм. А впереди засияло свободное счастливое будущее.

И сильного централизованного государства, несколько старомодно назовем его Державной Властью, наконец не стало - ни в России, ни тем более в бывших республиках бывшего СССР. Вот тогда и выяснилась удивительная вещь: конечно, сильное централизованное государство это очень плохо, нелиберально, тоталитарно, преступно. Но когда его нет, то получается еще хуже - еще тоталитарнее и преступнее.

Казалось бы, несложный вывод, казалось бы, можно было его и предугадать, но нам, славянам, этого пока не дано. Там, где другие найдут дверь и откроют ее, мы будем стучаться лбом об стену.

Успокаивает только одно - вместе с нами сегодня стучатся лбами об стену, не находя открытой двери, и такие казалось бы разумные и цивилизованные народы, как немцы или французы. И выглядят при этом занятии ничуть не лучше нас. Их тоже убедили отказаться от Державной Власти в пользу глобального прогресса. И прогресс не заставил себя ждать, прогресс привалил в виде миллионов африканцев и азиатов, жаждущих вкусить сладость гражданского общества почему-то не у себя дома, а вот конкретно в Париже.

Особенно сильные претензии лично у меня остались к советским историкам, которых было много - сотни тысяч учителей и исследователей всех уровней. Оказалось однако, что историков у нас в СССР не было вообще, и осталось непонятным, зачем эти сотни тысяч неисториков читали Карамзина и Ключевского в университетах.

Никто из наших советских неисториков не сказал самого простого - сильное централизованное государство есть мечта всех народов на протяжении всей истории человечества. Именно это звучит с каждой страницы каждого тома сочинений именитых классиков российской историографии. Но этого простого и главного не сказал даже товарищ Сталин - Маркса с Лениным постеснялся.

Мечта о сильном государстве чаще бывает недостижимой. Но это главная, хрустальная и бесспорная мечта, то, к чему народы всегда инстинктивно стремились и будут стремиться, пока само понятие "народ" не вытравят из их исторической памяти и не заменят на образ "всемирного стада", для красоты названного "гражданским обществом".

Украинцы в своем стремлении к сильному государству похожи на многих других, хотя и идут пока в сторону, строго противоположную. Попытке понять, куда идет Украина и люди, ее населяющее, будут посвящены эти заметки.

Чем отличаются Россия и Украина сегодня

Критиковать Украину и смеяться над украинской политикой стало в России хорошим тоном. Наверное, это приятно и удобно. Посмеиваться над соседями, когда у всех на глазах глава семейства выносит и пропивает домашнюю утварь, на самом деле проще, чем с юмором воспринять такие же события в собственном доме.

Здесь невольно вспоминается знаменитое гоголевское: над кем смеетесь, над собой смеетесь! Россия и Украина слишком похожи и слишком близки, и русским смеяться над украинскими бедами грешно и небезопасно. И тем не менее существенная разница между Россией и Украиной есть.

России после не очень продолжительного смутного горбачевско-ельциновского времени, которое обошлось без большой крови, удалось сохранить централизованное государство. Сильным его сегодня не назовет никто, но оно тем не менее остается централизованным и действует. Новое русское словосочетание "вертикаль власти" имеет реальный смысл, потому что в России не умерла идея Державной Власти.

В Украине все по-другому. Централизованное государство, его кусок, унаследованный от СССР, в Украине кое-как еще дышал на ладан при Кучме. Но был до основания развален оранжевыми наемниками светлой демократии. Централизованного государства в Украине на сегодняшний день нет - ни сильного, ни слабого.

А вот в России есть. Есть и в Белоруссии, что особенно бесит прогрессивное человечество, для которого разбитая физиономия белорусского оппозиционера почему-то намного важнее, чем сотни тысяч убитых арабов в Ираке.

Демократия ценой в биг-мак

В середине девяностых я побывал в Украине в составе международной делегации и стал участником довольно забавных переговоров. Министр иностранных дел суверенной Украины пытался убедить словацкого политика, возглавлявшего делегацию, в том, что если Запад даст Украине 50 миллионов долларов взаймы, то в стране восторжествует демократия.

Замечу, что никаких денег у словака не было и ни на что повлиять он не мог. Но украинский министр как будто не понимал этого и говорил со словаком о деньгах так азартно, как будто словак мог вытащить эти миллионы из своего тощего портфеля.

Я не удержался и задал министру вопрос: если правда, что украинцев 50 миллионов, то цена деократии получается подозрительно низкой - по одному доллару на человека?

Ответ министра был достойным той эпохи.

- Если Европа даст пятьдесят, то еще пятьдесят дадут японцы! - совершенно серьезно произнес украинский министр и так одним махом удвоил цену демократии в родной стране. Оценил уже в два доллара на нос - цена одного биг-мака в Мак-Дональдсе.

Прошло десять лет, цены не демократию в Украине выросли во много раз, но остался без ответа главный вопрос - есть ли власть в этой огромной и сказочно богатой стране?

Идея власти в Украине

Будущий раскол Украины пытаются сегодня прогнозировать по результатам выборов в украинский парламент в марте 2006 года. Эти попытки кажутся нарочито глупыми. Игра в три наперстка и одну горошину намного умнее.

Какая разница, где победила бледная Тимошенко с косой, а где красавец Ющенко с подпорченным портретом? А где крупный и горластый Янукович. И победы ли это вообще?

Что можно предсказывать на основе этих эфемерных цифр, за достоверность которых берет на себя ответственность только государственный департамент США? О выборах забудут через пару недель, выборов будет еще много, интересных и разных, а вот "нашей Украины" - не партии Ющенко с красивым рыночным названием, а страны - может очень скоро не быть.

Почему? Потому что после Октябрьской революции, или большевистского переворота, Украина развивалась как очень специфическое государственное образование со статусом социалистической республики, практически субъекта конфедерации под названием СССР. Традиция этого специфического развития украинской государственности в рамках советского конфедеративного государства была рассечена, как червь лопатой. И хотя половинки червя активно виляют хвостами, срастись им не дано. Другой традиции госудраственности в Украине сегодня нет, и попытки привезти ее из-за океана выглядят все более жалко. Государственность, она же власть, она же Державная Власть в случае России или СССР, сложнее, чем концентрат кока-колы, который привез в бочке и разводи. Если она есть, то это надолго. Если ее вдруг нет, то это тоже надолго или навсегда.

СССР сформировался как полноценная империя с императором товарищем Сталиным на троне. То есть сильное централизованное государство, в котором Державная Власть делегировалась республиканским правителям из Москвы. Оттуда же, из Москвы, республиканских правителей контролировали, оттуда ими управляли, оттуда указывали, как править братской социалистической Украиной.

Там, в Москве, и была Державная Власть со всеми своими параметрами и атрибутами. А вот в самих республиках своя республиканская власть, мягко говоря, не поощрялась, амбициозным властолюбцам империя превентивно отрывала головы. На то она и империя.

Власть, представления о ней, ее образ - жизненно важная составляющая цивилизационного кода любого народа. У меня есть сильное подозрение, что в умах и душах подавляющего большинства граждан "новой" и в очередной раз "независимой" Украины живет отнюдь не новое, и тем более не независимое, а устоявшееся веками и весьма конкретное представление о власти - чисто русского свойства.

Это неистребимая вера в доброго царя-батюшку, подозрительность к злым боярам, переходящая в ненависть, и чисто православное убеждение в том, что всякая власть от Бога. Убеждение интересное тем, что с ним нельзя ни спорить, ни согласиться.

Каких-то своих специфических украинских представлений о Державной Власти у украинцев еще совсем недавно не было - за ненадобностью. Не было ни своего царя-батюшки, ни своих бояр со времен Киевской Руси, то есть уже очень давно. Со времен, когда в Киеве была Русь, а слова Украина еще не было даже в проекте.

Зато русский царь с русскими боярами, впоследствии дворянами, последние несколько столетий были для украинцев составной частью их сознания. Что вовсе не означает, что представления о более низких уровнях власти у украинцев не отличались от русских представлений. Конечно, отличались, как отличались украинский помещик, украинский чиновник, украинский арендатор, который как правило оказывался евреем.

Но было бы фатальным заблуждением забывать о том, что украинские дворяне считали себя русскими, горой стояли за русского царя а Украину называли Малороссией. Украинского дворянства, отдельного от дворянства русского, таким образом, не было и быть не могло - государь был на всех один.

О нравах малороссийских помещиков снова полезно прочитать у Гоголя, а, перечитав, на секунду задуматься. Какими глупыми, бессмысленными и больными показались бы сегодняшние споры об украинской истории и культуре Николаю Васильевичу, жившему еще совсем недавно, во времена, когда слово Малороссия звучало так же просто и естественно, как сегодня звучит слово Сибирь.

Иначе говоря, идея Державной Власти укрепилась в национальном сознании украинцев под сильнейшим, если не сказать абсолютным влиянием русской государственности. Такова наша общая с Украиной история.

Украина на протяжении веков понималась как часть Государства российского не только русскими или украинцами, но и всем остальным человечеством. Такова историческая правда, неужели кто-то всерьез будет пытаться с этим спорить?

Конечно, были и влияния других государств, коснувшиеся западных областей. Польско-литовское во времена расцвета Речи Посполитой было самым сильным и порой распространялось на значительные массы украинского населения.

Было влияние австрийское и венгерское, которое, правда, касалось только небольшой части украинцев, проживавших в самых отдаленных и отсталых провинциях империи Габсбургов в Закарпатье и в большинстве своем принявших греко-католическое вероисповедание, которое в русской исторической традиции называется униатским.

Сколько Украин появляется в результате апельсиновых переворотов

Конечно, эти несколько Украин были и до появления нового героя народного украинского эпоса Виктора Ющенко. Но апельсиновые перевороты неизбежно вытолкнули ранее не так заметные и важные особенности на поверхность. Позволю себе несколько замечаний, важных для обоснования прогноза будущего Украины.

Если делить украинцев, вернее, граждан Украины и населенные ими территории по типу цивилизации - а это самое правильное деление, - то получится примерно так.

1. Киев как отдельная часть - мегаполис, финансовый, промышленный и бюрократический центр, в недавнем прошлом как бы продолженная рука Москвы, переживший особую эпоху расцвета с воцарением "украинца" Хрущева на советском престоле. Киев это государство в государстве, со своими традициями и законами, языком населения которого всегда был и, вероятно, останется русский. На протяжении последних двухсот лет Киев жил под влиянием огромной еврейской общины и был центром еврейской диаспоры мирового значения.

2. Промышленные регионы, главным образом восток и север, присоединенные к Украине в советское время и населенные в основном русскими. Данные о русских в Украине крайне запутанны и недостоверны, но не будет ошибкой предположить, что людей, которые сами себя считают русскими, в Украине не менее сорока процентов. И когда их заставляют менять фамилию Воробей на Горобэць, а имя Николай на Мыколу, то бессмысленность такого издевательства наводит на размышления о вредительстве или идиотизме. Или сознательном натравливании русских и украинцев друг на друга. Огромная часть русских в Украине сосредоточена в промышленных центрах, городах-мегаполисах и создает львиную долю национального продукта страны.

3. Крым, присоединенный к Украине совсем недавно, говорящий по-русски и населенный преимущественно русскими.

4. Традиционно украинские аграрные области Центральной и Южной Украины. Та самая колыбель украинцев как цивилизации с фольклорной Полтавой в центре, с борщом, галушками и салом в шоколаде. Для простоты назовем эту часть корневой Украиной. Ее население до сих пор говорит и думает по-украински, почти поголовно при этом владея русским языком.

5. Бывшая Польша - Галиция, вошедшая в состав Украины на основе пакта Молотова-Риббентропа. Население этой области говорит на своем галицийском диалекте, владеет польским языком как минимум пассивно и исторически тяготеет к Польше. Естественно, владеет и русским. Существует историческая традиция борьбы этих украинцев с Россией и русскими, которая зафиксирована в чрезвычайно важном для понимании Украины слове "западенець". Так украинцы из корневой православной Украины называли и называют "польских украинцев". В послевоенное время слова "западенець" и "бандеровец" стали почти синонимами.

6. Бывшая Австро-Венгрия, с отчасти венгерским, отчасти русинским населением. Эти украинцы говорят на русинском диалекте, близком к словацкому. Венгры говорят еще и по-венгерски, но ругаются принципиально только русским матом. Здесь тоже есть историческая традиция борьбы с русскими, но не такая сильная, как в бывшей Польше.

Кто съел больше всех апельсинов

Вот здесь уместно вспомнить уже и о результатах парламентских выборов в Украине 2006 года, ставших катастрофой для харизматического вождя апельсиновой революциии Ющенко. Вдумчивые аналитики отмечают, что результаты Ющенко в этих выборах таковы, что на их основании ни один серьезный социолог или политолог не станет отстаивать законность избрания Ющенко в президенты в выборах, состоявшихся в конце 2004 года и вылившихся в оранжевый триумф.

Ющенко просто не мог за такой короткий срок растерять такую огромную массу своих сторонников, если эти сторонники действительно были в природе - утверждают социологи, и с ними трудно не согласиться.

Поэтому в истории останется примерно такая запись: президентские выборы 2004 года в Украине сначала выиграл "с помощью фальсификации" прорусский Янукович. Потом эти же выборы в повторном варианте с помощью точно таких же фальсификаций и целой армии наемных революционеров выиграл проамериканский Ющенко.

В результате чего демократия таки восторжествовала!

Откуда взяться власти

Недавние выборы в Украине стали очередной и явно не последней иллюстрацией нового для Европы феномена, который можно назвать вакуумом власти и который стремительно распространяется за пределы бывшей советской империи. Формально соблюдена сложная и захватывающая процедура делегирования власти гражданам посредством свободно избранных парламентариев. Реально никакого делегирования власти в Украине пока незаметно. Не исключено, что незаметно именно потому, что нельзя делегировать то, чего нет. Выборы закончились, все грызут друг друга без правил и ограничений точно так же, как до выборов - потому что вопрос о власти выборы в Украине не решили. Заметим, что все менее эффективно решают вопрос о власти выборы в Германии, Италии или Венгрии. Но вакуум власти в чистом виде более характерен для некоторых стран постсоветского пространства.

Хочется попробовать направить бесчисленных коллег-аналитиков и публицистов, напрасно ломающих себе зубы на украинской теме, к причинам того, почему борьба за власть в Украине выглядит так неубедительно. Может быть, это на самом деле не совсем борьба. А если и борьба, то не за власть, а просто за деньги. Может быть, новой украинской власти еще нет, как нет новой молдавской или новой грузинской. Зато есть попытки мировой общественности завести эту новую власть в Украине, причем успешность этих попыток пока невысока.

Украинская тема решается, в сущности, намного проще, чем вам кажется. В Украине сегодня, как, впрочем, и во многих других постсоветских странах, обществу неясен основной вопрос: почему мой сосед Николай, или по-новому Мыкола, - власть, а я - нет? На каком основании он, Мыкола, депутат, губернатор, сенатор, президент, а я - простой профессор университета с нищенской пенсией, которой хватает на один поход в супермаркет? В чем его исключительность? В том, что вовремя подсуетился и украл? Но таких, кто украл, много - почему именно Мыкола?

Потому что украл больше остальных? Не убеждает: кто их знает, кто на самом деле украл больше всех. Хвастаются накраденным все подряд, пойди проверь. И потом, много денег это еще не власть. Деньги отнять можно, причем намного легче, чем власть. Так почему же Мыкола вдруг стал властью?

Потому что его тесть - министр внутренних дел? Тоже мне! Сегодня тесть министр, завтра выстрелит в голову сам себе два раза подряд. Сначала в подбородок, потом для верности в висок. И нет министра, есть одни разговоры, как ему это все так удалось.

Потому что Мыколу выбрали граждане? В выборы не верим уже сейчас, хотя они у нас только начались. И тем более не будем верить завтра. Это все сплошной балаган, цирк и надувательство. Выбирают тех, кто лучше всех умеет надуть всех остальных. То есть мошенников.

Поэтому пусть мне объяснят здесь и сейчас, почему все-таки Мыкола власть, а я его, простого, понятного, надоевшего соседа вдруг должен слушаться?

Такие вопросы задают граждане новых демократий до бесконечности, и не только в Украине. Но в Украине бросается в глаза драматическая диспропорция между масштабом страны, ее богатством и возможностями с одной стороны и вакуумом власти с другой. Властей вроде бы много, но ни одна из них нелегитимна. В результате властью и оказываются те, кто ходит по домам и отбирает у пенсионеров их нищенские пенсии.

Откуда взяться власти в Украине, если ей на самом деле неоткуда взяться? Вот вопрос шекспировского пафоса! Почему получилось так, что легитимность власти в Украине стремится все время вниз к нулевой величине, какой бы эта власть ни была, как бы ни избиралась? Почему вместо власти, что бы ни строили, получаются одни декорации, которые смело разваливает каждый новый "властелин" и строит декорации новые - свои?

Янукович выиграл первые выборы 2004 года - оказалось, нелегитимен. Почему нелегитимен? Потому что русские выборы признали, а американцы нет! Вторые выборы выиграл Ющенко, и он тоже очень скоро стал нелегитимным, хотя его признали и американцы, и русские. Просто как-то потерял доверие.

Потом развязалась оргия демократиии под названием "конституционная реформа и выборы в парламент". Фавориткой-триумфаторшей сегодня выглядит газовая принцесса Тимошенко, но в ее легитимность не верит явно никто. Не верит и она сама. И, не веря, первое, что делает Тимошенко в качестве триумфаторши, это ставит под сомнение выборы киевского мэра. Конечно, место это очень хлебное. Миллиардами долларов ворочает киевский мэр.

И не успела воссиять звезда Тимошенко, как сразу выясняется, что победитель городских выборов Черновецкий, оказывается, подкупал киевлян продуктовыми заказами. А его соперник боксер Кличко - не подкупал. Его просто по телевизору бесконечно показывали - как всех бьет. И любили за то, что своих избирателей не трогает. За это и должны были выбрать, но вот с первого раза не получилось. Богач Черновецкий перебил своими продукатми. Значит, будет второй раз. Опыт есть.

Тимошенко победила на парламентских выборах, и сразу новый мэр Киева Черновецкий, даже не успев вступить в должность, так дорого им оплаченную, нелегитимен. Его будут переизбирать, пока не выберут Кличко, потому что так решила газовая принцесса. Так ее научили во время прошлой апельсиновой революции, вот она и применяет накопленный опыт. И вообще, разве может быть кто-либо лучше для трехмиллионного Киева, чем мэр боксер-тяжеловес!

Где при этом власть? У кого в руках? У Черновецкого много денег на продукты для избирателей и свежее удостоверение мэра Киева в руках, у Тимошенко много кресел в парламенте, у Кличко большие кулаки и мировая слава.

И так до бесконечности, до одурения будут из рук в руки переходить формальные знаки власти, но сама власть в результате этого процесса не возникнет. Власть была в Украине при советской власти, власть ушла, и это надолго.

Пришла новая эпоха без власти, в которой придется учиться жить тоже по-новому и которая не может кончиться ничем другим, как выделением из состава Украины тех областей, регионов, субъектов, где успеет сконсолидироваться настоящая власть. Так всегда было в истории людей и народов.

Украина и Словакия - сравнение

Продолжим рассуждения в категориях власти. В Словакии, чья судьба чем-то отдаленно напоминает Украину, скоро тоже состоятся выборы в парламент. Но вакуума власти в Словакии после выборов не было и не будет, хотя словацкое государство трудно назвать сильным или могущественным. Под сомнение можно поставить даже централизованность словацкого государства. Но власть в Словакии есть, она есть в умах и душах словаков, которые более или менее приняли парламентскую демократию как конвенцию, как новый образ жизни государства.

Словакия отличается от Украины в принципе одной важной деталью - если какая-то партия в Словакии наберет столько-то мандатов и создаст коалицию, то власть перейдет к ней в руки, и с этим так или иначе согласны почти все. И не просто согласны - новое правительство получает в руки реальные рычаги власти.

В Украине все по-другому и намного сложнее: если посчитаем голоса правильно; если правильно пересчитаем; если этот пересчет одобрят за океаном; если не сделаем новые выборы, то возникнет новое правительство. Будет премьер и будут министры, но реальность их власти оценить невозможно. А самый точный прогноз будет такой - новый министр будет более-менее успешно править несколькими десятками чиновников в своем министерстве, а дальше - как получится.

На Донбассе он править не будет вообще. В Киеве, может быть, немного, чуть-чуть. В Западной Украине скорее всего тоже нет, если только он сам не западенец. А если западенец, то какой же из него министр?

Не идеализируя словацкую власть, я хочу подчеркнуть, что общественное сознание в Словакии пока не утратило основных для жизни людей представлений о Власти и Законе. Поэтому словацкий министр, даже если он очень плохой, совсем неубедительный - таких министров в последнее время в Словакии оказалось очень много, - имеет реальные властные полномочия, признанные всеми.

Реальные властные полномочия украинского министра похожи на ежика в тумане - серое расплывчатое пятно, берешь в руки - колется и убегает.

Кто будет делить Украину: версии

Новый харизматический вождь

Как известно, природа не терпит пустоты, и если где-то возникает вакуум власти, этот вакуум чем-то обязательно заполнитсяю Начнем все же с самого невероятного - вакуум власти в Украине заполнит новый украинский харизматический лидер, который сумеет сплотить уже фактически расколотую на части страну вокруг себя и Идеи.

Заметим, что таким новым героем еще совсем недавно казался красавец Ющенко. Но оказался не героем и даже не красавцем, а в сегодняшней ситуации вообще непонятно кем. Бедным родственником при богатой Юлии, которая на запах денег бросается так же рефлекторно, как акула на запах крови.

Среди действующих в Украине сегодня политиков кандидат в новые вожди пока не просматривается. Очевидно, что им не станет ни Тимошенко, ни Янукович, ни менее известные фигуры. Единственный подлинный харизматик, который возник в постсоветской Украине, был лидер национального движения Рух Тарас Черновил, как-то подозрительно вовремя погибший в автомобильной катастрофе и своей гибелью открывший Ющенко путь к власти.

Часть Украины может присоединиться к России

Совершенно очевидно, что такой вариант уже много лет и в деталях рассматривается как в Москве, так и в Вашингтоне, не говоря уже о других столицах мира. Естественно, знают о нем и в Украине.

Произойдет это или нет и как велика будет эта часть, зависит уже не столько от Украины, сколько от того, насколько сильная будет Державная Власть в России.

Пока выход "русской Украины", то есть промышленных регионов севера и востока из состава страны и его присоединение к России используется Кремлем как угроза, которую никто не высказывает вслух, но о которой все знают и воспринимают всерьез.

Для такого развития существуют многие объективные предпосылки. Самая сильная из них - русская Украина собственно Украиной была очень недолгий отрезок времени и компактно населена населением не просто русскоговорящим, а чисто русским по истории и менталитету.

Подготовкой к такому решению является вопрос о "федерализации" Украины, который стал одним их самых главных для будущего страны. Если Украина станет федерацией, то выход отдельных субъектов из этой федерации будет намного проще с точки зрения права, в том числе и международного.

Но федерализация все-таки больше из области формы. Если Россия будет достаточно сильна и Кремль примет решение присоединить к России часть традиционно русских регионов, то его реализация будет зависеть не столько от административиного деления в Украине, сколько от воли самих "русских регионов" и реальности поддержки со стороны России.

Перспективы присоединения к России части Украины связаны прямо и непосредственно с политикой глобального мастшаба, с готовящимся процессом пересмотра послевоенных границ в Европе. Этот пересмотр уже де факто состоялся в бывшей Югославии. Демократическая мировая общественность тщательно готовится оформить этот пересмотр послевоенных границ на Балкане юридически, в результате чего и возникнет исторический прецедент, на основе которого независимости запросят еще многие и многие другие "горячие точки" Европы.

В сущности, этот процесс может напомнить лавинообразный распад СССР. Вчера все было тихо, сегодня - десятки новых государств. Готовящиеся рефрендумы в Косове, Черногории, Боснии и Герцеговине скорее всего будут признаны законными, после чего такой же легитимизации могут запросить целый ряд национальных регионов и меньшинств. В их числе более чем вероятно увидеть 18-миллионное русское "меньшинство" и в Украине.

Отход "русской Украины" к России будет означать развал Украины с последствиями, которые даже трудно прогнозировать. Более чем вероятно, что за севером и востоком последует Крым. В результате Украина лишится самых развитых и богатых регионов и примерно половины населения.

Сила Партии регионов Януковича, которую бесконечно пытаются высчитать в процентах и креслах в парламенте, заключается именно в этом - эта партия политически организовала и оформила русскую часть Украины, и эта часть рассматривает присоединение в России как одну из реальных альтернатив.

Что будет с западом Украины и западенцами

Самый волнующий, непредсказуемый и увлекательный вопрос. Исторически на этот кусок могла бы претендовать Польша. Практически Польша претендовать ни на какие куски уже давно не может. Хотя, конечно, не все в Польше это понимают. Таково историческое проклятие Польши как цивлизации - полякам всегда не хватало чувства меры и реальной оценки своих сил.

Исторически понятное желание Польши восстановить свой суверенитет над Западной Украиной и Западной Белоруссией наталкивается на экономическую и военно-политическую слабость польского государства с одной стороны. А с другой стороны на другую вполне конкретную историческую реальность: эти земли поляки никогда не населяли, это были украинцы и белоруссы в составе Польши, частично ополяченные. Но не поляки.

Но самое главное все-таки в другом. Любые попытки присоедить к себе эти украинские территории будут истолкованы Россией как агрессия со стороны Польши. Результатом такой агрессии стала бы традиционная и множество раз исторически проверенная консолидация русских и украинцев в борьбе с внешней угрозой. И в нашем мире нет такой силы, которая бы позволила полякам разыграть такую рискованную партию.

Это значит, что бывшие польские территории запада Украины останутся украинскими, но в наполовину сократившейся Украине резко вырастет удельный вес запада, который уже не будет уравновешиваться промышленно развитыми русскими регионами.

Такое перераспределение политических сил будет фатально для Украины как государства. Здесь будет возможно уже все что угодно. Возможны попытки закарпатских русинов присоединиться к Словакии, закарпатских венгров к Венгрии - и то, и другое не раз было в недавней истории. Могут попробовать сделать Львов новой столицей или, на худой конец, столицей номер два по примеру Москвы и Петербурга.

Но главным станет конфликт между корневой Украиной - аграрными районами центра и юга, православными, и западом, католическим и униатским. Причем православная Украина, естественно, обратится за поддержкой к России, как это случалось множество раз, и поддержку эту получит.

В этом конфликте Киев как самостоятельная часть страны окажется между двух огней и будет переживать период, похожий на годы гражданской войны, когда город бесконечно переходил из рук в руки. Одно можно с уверенностью сказать: в конечном итоге Киев никогда не станет на сторону запада, и страна будет еще раз расколота на две части - запад и все остальные.

Как на все это посмотрит Америка

Как-нибудь посмотрит. У Америки есть главный инструмент в ее украинской политике - давление на Москву. Если бы этого инструмента не было, ни о каких повторных выборах и ни о какой оранжевой революции Ющенко не мог бы даже мечтать.

В конце 2004 года Россия уступила давлению Америки, и в Украине пышно расцвел оранжевый апельсин. Причем с самого первого момента цветения этого экзотического дерева была сказано из-за океана, оттуда, где расположилась самая главная, самая большая и толстая в нашем мире демократия: Украина это только начало. Оранжевая волна придет и в Белоруссию, и в Россию.

Ни в Белоруссии, ни в России оранжевую угрозу не оставили без внимания. Потому что она реально угрожает реальной российской и белорусской власти. Как будет дальше, покажет время. Но можно с уверенностью утверждать: повторение украинского сценария с импортированным оранжевым вождем ни в России, ни в Белоруссии нереально. Потому что там есть власть.


Перевод: ИноСМИ.Ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях