Главная
 

40 лет 'Куреневского апокалипсиса'

13 марта 2001, 10:41
0
24

Российский Коммерсантъ пишет о 40-ой годовщине так называемого "Куреневского апокалипсиса". "Этот день в Киеве помнят все люди старших поколений: 40 лет назад из оврагов Бабьего Яра, куда в течение одиннадцати лет сливали пульпу Петровские кирпичные заводы, с высоты 60 метров на Подольский район хлынул поток жидкой глины", пишет киевский корреспондент "Коммерсанта" Кирилл Разумовский. "Катастрофа унесла жизни более 1500 человек, но граждане СССР узнали об этом только неделю спустя, когда в киевской вечерке появились всего два некролога от имени горкома партии и горисполкома".

Российский коммерсант пишет о 40-ой годовщине так называемого "Куреневского апокалипсиса". "Этот день в Киеве помнят все люди старших поколений: 40 лет назад из оврагов Бабьего Яра, куда в течение одиннадцати лет сливали пульпу Петровские кирпичные заводы, с высоты 60 метров на Подольский район хлынул поток жидкой глины", пишет киевский корреспондент "Коммерсанта" Кирилл Разумовский.  "Катастрофа унесла жизни более 1500 человек, но граждане СССР узнали об этом только неделю спустя, когда в киевской вечерке появились всего два некролога от имени горкома партии и горисполкома".

Высота грязевой лавины достигала 14 метров, а скорость - 5 метров в секунду. Поток сносил трамваи и смывал одноэтажные дома. Спустя несколько минут после начала затопления на Подоле, в самой низкой части города, вал достиг высоты семи метров, а через час, когда грязь растеклась уже по всему району,-трех. Потом глина начала затвердевать и превратилась в огромную братскую могилу для тех, кто не смог спастись.

Свидетельница катастрофы вспоминает: "Утром прибежала соседская девочка и сообщила, что в переулке очень много воды, троллейбусы не ходят. Я села в автобус, которой был так переполнен, что меня буквально припечатали к задней двери. Вода стала достигать окон машины. В автобусе стоял страшный крик. Люди поняли, что погребены заживо. И вдруг все потемнело. На нас шел вал - сплошная пенящаяся масса серого цвета. Вал был выше домов и закрывал небо. Стоявший впереди меня человек на мгновение рывком раздвинул двери и шагнул вперед. Я вслед за ним. Поток сбил меня с ног, но, чудом оставшись на поверхности и барахтаясь, я добралась до какой-то ограды. Когда я взобралась на нее, раздался взрыв - автобус, из которого я несколько мгновений назад выбралась, был объят пламенем. Кто-то выбил переднюю дверь, но спаслись только женщина и две девочки. У них сильно обгорели волосы. Остальные пассажиры сгорели заживо".

А вот как выглядел Подол через несколько часов после лавины: "Мы смогли добраться только до середины Подольского спуска. Отсюда открывалась страшная картина: граничащий с Подольским спуском стадион 'Спартак' был покрыт таким слоем жидкой грязи, что его высокой ограды не было видно, а стоящие вдоль нее бетонные столбы выглядывали из этой массы лишь на полтора метра, так что видны были только фонари. Это селевое море растекалось очень далеко - был затоплен трамвайный парк. Над поверхностью кое-где виднелись крыши затопленных вагонов. Вскоре сюда прибыли руководители горсовета, затем военные с саперной техникой. Но даже ползающая и плавающая техника не могла передвигаться по жиже. Спасать людей можно было только вертолетами... Только в трамвайном депо погибли 52 человека".

Власть на катастрофу отреагировала стандартно. У журналистов изъяли фотопленки, любые публикации запретили, а во избежание "политических осложнений" на предприятиях отменили гражданские панихиды. Покойников "по распределению" хоронили на всех городских кладбищах и даже в области. Зато не скупились на помощь: пострадавшие получили ордера на квартиры, некоторым даже выдали талоны на приобретение в рассрочку телевизоров и холодильников.

Комментируя "куреневскую катастрофу", зарубежные радиостанции, или, как говорили в те времена, "вражеские голоса", объясняли случившееся обычным советским разгильдяйством и безалаберностью. Советская пресса невнятно писала о "разгуле стихии". Шесть человек, причастных к строительству дамбы, были осуждены на различные сроки лишения свободы. Но полной правды о трагедии до сих пор не знает никто: все документы хранятся в архивах службы безопасности Украины. И только недавно небольшая их часть была предана гласности в книге "Куреневский апокалипсис", подготовленной украинскими журналистами.

ТЕГИ: Харьковзима
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях