Главная
 

А вас я попрошу вернуться

20 марта 2001, 12:30
0
7

"Для Москвы настал очень удобный момент для того, чтобы, воспользовавшись нынешней политической слабостью украинской элиты, приступить к созданию тройственного славянского союза - России, Украины и Белоруссии", пишет российский деловой журнал "Профиль". "Нужен ли России тесный союз и даже объединение с Украиной? Если на карту глянуть и понюхать, чем пахнет в мировой политике, ответ будет однозначный: нужен еще как!"

Странное событие

Быстро, однако же, летит время! В декабре исполнится уже десять лет, как три пузатых номенклатурных дяденьки, включая Бориса Ельцина, собрались в Беловежской пуще и скоропостижно распустили империю, сколоченную деятелями несравненно большего масштаба за многие века, да притом суровыми трудами и немалой кровью.  

Странное, право, было событие. Как ни крути, по всем статьям -- величайший исторический сдвиг, сразу и резко изменивший мировой баланс сил, перевернувший жизнь десятков миллионов людей. Словом, событие из тех, что одними воспринимаются с восторгом, а другими, напротив,-- с ужасом. Но что-то не было замечено в те декабрьские дни на площадях Москвы, Киева и Минска ни ликующих, ни негодующих толп. Народ безмолвствовал.  

Народ попросту не поверил, что эти трое всерьез и надолго решили его судьбу. А решительные начальники и впрямь, похоже, озабочены были не столько мировыми и национальными, а сколько личными проблемами.  

Ельцину надо было додавить Горбачева, а его белорусскому и украинскому коллегам Шушкевичу с Кравчуком (с трудом вспоминаются фамилии этих "титанов", не правда ли?) не терпелось оказаться в сюжете "один дома". Вот и была проведена нехитрая, чисто номенклатурная тактическая композиция в три хода. Каждый из игроков, небось, про себя мозговал: "Я-то себя как-нибудь прокормлю, а вот попробуйте вы без меня обойтись!" И все трое наверняка надеялись: "Запад нам поможет!"  

Тут что еще в голове не укладывалось: империя дробилась в самом своем древнем ядре, разрушался триединый славянский монолит, казавшийся таким естественным и таким незыблемым. Ясно, никто бы тогда не удивился, если бы в Риге, Баку или Ташкенте собрались лидеры Прибалтики, Закавказья и Средней Азии и заявили о выходе из Союза. "Скатертью дорога!" -- сказали бы с облегчением остающиеся славяне и добавили бы: "Баба с возу -- кобыле легче". Но то, что зачинщиками "развода" стали именно Москва, Киев и Минск, казалось настолько невероятным, что как бы и нереальным -- по принципу "этого не может быть, потому что этого не может быть никогда". Между тем, положа руку на сердце, можно сказать, что ощущения окончательности и непоправимости случившегося нет и сейчас, через десять лет раздельного политического и социально-экономического развития.

Ни возрождения, ни благополучия

За эти десять лет Россия построила чрезвычайно самобытную, но, в общем, узнаваемую и кое-как работающую модель капитализма, Белоруссия не придумала ничего лучше, чем гальванизировать труп социализма, и из последних сил поддерживает в этом полудохлом кадавре скудную жизнь, а Украина так медленно и обстоятельно учится на российских ошибках, что застряла где-то в нашем 1994-м году. Вследствие всех этих метаморфоз россияне (по социально-экономическим показателям) живут лучше, чем белорусы, а белорусы лучше, чем украинцы. А десять лет назад картина была аккурат противоположная, хотя разница, конечно, тогда не измерялась в "разах".  

Если задуматься, то все это даже странно. Украинцы и белорусы всегда хозяйствовали лучше, чем русские: меньше пили, больше работали, уважали порядок (недаром даже в армейских анекдотах прапорщик всегда украинец). К тому же Украина и Белоруссия вступили в самостоятельную жизнь, не отягощенные советскими долгами и другими имперскими заботами, которые выцарапала себе и в которых до сих пор захлебывается Россия -- начиная от содержания огромной армии с ядерным оружием и кончая ежегодным кошмаром "северного завоза". У них не было никаких проблем с сепаратизмом провинций (как у Молдавии или Грузии), кровавых территориальных конфликтов с соседями (как у Армении и Азербайджана), гражданской войны (как в Таджикистане). Словом -- решительно ничто не мешало "национальному возрождению" и хотя бы относительному (как в Балтийских республиках) благополучию.  

А вот поди ж ты -- не получилось ни возрождения, ни благополучия. Без всякого злорадства это говорю -- с искренним недоумением. Почему?  

Может быть, все дело просто-напросто в отсутствии сырьевой базы, в энергетической зависимости от России? Но Россия никогда не отказывалась снабжать Белоруссию и Украину энергоносителями, да по низким ценам, да в кредит -- то есть практически даром. С другой стороны, в Прибалтике тоже ведь нет ни своего газа, ни своей нефти, и ничего, живут куда веселее.  

А может быть, все дело в отсутствии исторического опыта самостоятельной государственности? Белоруссия никогда не была национальным государством, а Украина хоть и была, но очень давно и очень своеобразным. С XIV по XVII век там было крайне неустойчивое, зависимое то от Польши, то от Литвы, то от Речи Посполитой, то от России государство с чертами военной демократии, выборностью гетманов, казацкой вольностью и буйным шляхетством. Украина все время воевала -- то с Турцией в союзе с Польшей, то с Польшей в союзе с Турцией, и вся эта судорожная военная активность прекратилась только на известном Мазепе, который попытался повоевать и с Россией в союзе со Швецией.  

Но ведь и у Латвии с Эстонией багаж национального государственного опыта не превышает тридцати лет: двадцать в первой половине ХХ века и десять -- во второй. Видать, остзейские немцы когда-то здорово вымуштровали своих крепостных.  

Словом, гадать можно долго, однако факт останется фактом: прошедшее десятилетие ослабило все три славянских государства, однако Россия, кажется, начинает собираться с силами и выходить из кризиса, чего не скажешь о Белоруссии и Украине.

Российско-украинский вопросник

А теперь самое время оставить в покое Белоруссию, которая, похоже, всерьез решила прыгнуть на подножку уходящего российского поезда, и вплотную заняться Украиной и ее дальнейшей судьбой.  

Судьба Украины -- положа руку на сердце -- нас пока еще живо волнует. Как бы некие фантомные боли после ампутации не дают покоя: ноет отсутствующий по причине несчастного случая орган, с которым мы родились. И есть в коре и подкорке головного мозга какие-то участки, которые с этим ампутированным органом связаны. Надо либо подавить эти беспокойные участки (а дустом не пробовали?), либо восстановить недостающий орган.  

И решаться на что-нибудь надо побыстрее, потому что следующие поколения россиян уже не будут страдать фантомными болями. Они будут всерьез убеждены, что отношения с Украиной -- проблема Министерства иностранных дел.  

Итак, попробуем задать простые и ясные вопросы.  

Нужен ли России тесный союз и даже объединение с Украиной? Если на карту глянуть и понюхать, чем пахнет в мировой политике, ответ будет однозначный: нужен еще как! Запад готов к довольно жесткому противостоянию с Россией, и ему в этом противостоянии крайне выгодна по меньшей мере недружественно настроенная к ней Украина.  

Но если посчитать, во что России обойдется такой союз, энтузиазма сразу поубавится, тем более что перед глазами пример куда как более богатой Германии, которая до сих пор вкладывает бешеные деньги в свой Восток, а "осси" и "весси" (восточные и западные немцы) по-прежнему являют собой редкий случай различия антропологического типа внутри единой нации. Попросту говоря, Украина может экономически утопить Россию, которая сама только-только научилась плавать. Если в России и есть противники союза с Украиной, то их аргументация базируется только на этом.  

Нужен ли Украине союз с Россией? Здесь картина как бы переворачивается: экономически такой союз для Украины жизненно необходим, но политически он означает если не полную утрату, то существенное ограничение самостоятельности. То есть населению станет чуть полегче, а правящий класс и сращенный с ним крупный бизнес много потеряют. С другой стороны -- еще лет пять экономического упадка, и даже на терпеливой Украине придется вводить чрезвычайное положение, а всякого рода полицейщина очень не нравится "цивилизованным странам", которые пока скудно, но подкармливают самостийную Украину. Не в последнюю очередь потому, что та играет роль регионального противовеса России.  

Кому возможный союз нужнее? Разумеется, тому, кто слабее. Тем более что уже понятно: Украину не возьмут "в Европу". Европа не переварит такого большого куска Советского Союза, потому что ведь нынешняя Украина, не в пример Прибалтике, в гораздо большей степени сохранила "советскость", чем Россия.  

А теперь надо все-таки задать главный вопрос: какие возможны сценарии сближения России с Украиной?  

Тут надо, во-первых, сразу сказать, что любой из возможных сценариев чрезвычайно затратен (для России, конечно), а во-вторых -- четко уяснить себе, что Украина не Белоруссия.

Цена вопроса

Белорусский национализм вроде бы есть, но он, по всем многолетним наблюдениям, чисто "кабинетного" свойства -- "низы" им практически не затронуты, а из "верхов" националисты давно вытеснены. То есть не будет в Белоруссии гражданских волнений на почве ее объединения с Россией.

Украинские же националисты реальны, хорошо организованы, вполне возможно, даже уже и вооружены, они оказывают серьезное влияние на молодежь. У них есть, наконец, "территория компактного проживания" -- Западная, прикарпатская Украина. У них есть сравнительно недавняя "героическая" история -- дивизия СС "Галичина", Степан Бандера и прочие примеры для подражания. Так что перед кровью, в случае чего, они не остановятся. Кое-кто из активистов УНА-УНСО (Украинская народная ассамблея -- Украинская народная самооборона) и вовсе уже успел повоевать против российских федеральных войск в Чечне. Градус ненависти к России здесь заботливо поддерживается.

Так что придется Украину долго и дорого покупать, то есть прямо и косвенно в нее вкладываться, имея в виду не просто близкую экономическую выгоду, но и дальнюю государственную перспективу.

Процесс, собственно говоря, уже пошел: объединяются энергосистемы, российские атомщики собираются помогать Украине достраивать Ровенскую и Хмельницкую АЭС, оживляются контакты между военными и деятелями "оборонки", российские компании активно участвуют (при благосклонном содействии властей) в украинских приватизационных конкурсах (так, "АвтоВАЗ-инвест" купил Запорожский алюминиевый комбинат, предложив меньше, чем западные участники). Меняется и образ власти: удалены из украинского правительства самые одиозные противники сближения с Россией: осенью прошлого года -- глава МИДа Борис Тарасюк, в феврале нынешнего -- вице-премьер Юлия Тимошенко.

При этом Леонид Кучма сейчас слабый президент. На фоне нынешних выступлений оппозиции, связанных с убийством оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе, Запад явно играет против Кучмы, а население нищающей страны по определению не доверяет власти и не любит ее. В этой ситуации единственным союзником Кучмы остается Россия, которая, как ни неприятен сам по себе Кучма и стоящая за его спиной во многом коррумпированная украинская верхушка, должна воспользоваться шансом и максимально укрепить свое политическое и экономическое влияние на Украине -- это сильно удешевит весь процесс сближения. С другой стороны, Кучма не должен усилиться до такой степени, чтобы его соблазнила карьера Мазепы.

Способность быстро менять ориентацию, а если сказать попросту, склонность к измене -- традиционная слабость украинских лидеров, хоть Мазепу вспомнить, хоть Скоропадского. Главное -- чтобы Россия преждевременно не устала от всей этой сложной и тонкой игры, не посчитала бы вдруг, что объединение двух Корей для нее более приоритетно, чем объединение ядра былой великой империи. И, конечно же,-- вкладывать, вкладывать и вкладывать. Особенно сейчас, когда Запад полон решимости свалить Кучму и не возместил Украине даже убытков от закрытия Чернобыльской АЭС.

...Билл Клинтон мечтал войти в историю, помирив евреев с палестинскими арабами. Тех и других, вместе взятых, наскребется ли пяток миллионов? Цена вопроса -- по разным источникам -- оценивалась и в сорок, и в шестьдесят миллиардов долларов. 

Русских, украинцев и белорусов, вместе взятых,-- около двухсот миллионов, цены этому вопросу нет, а решивший его гарантированно войдет в историю.

ТЕГИ: медициналекарстваоткрытиефармацевтика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях