Главная
 

МН: Преодоление гетманщины

31 июля 2006, 16:57
0
2

Наблюдая за перипетиями "послемайданной" политической жизни Украины, трудно отделаться от ощущения дежавю, пишет Александр Лебедев, "Московские новости", Россия.

Когда-то мы это уже видели, где-то проходили... "Оранжевая революция" ничего нового здесь не прибавила: на самом деле она не произвела переворота в отношениях между нашими государствами. Программа ускоренного вступления в НАТО появилась еще в 1997 г., а нынешняя конституция, предусматривающая существование лишь одного государственного языка, была задолго до Майдана. И самый серьезный кризис в отношениях между нами случился в ноябре 2003 года, когда украинские пограничники в районе Косы Тузла смотрели на братьев-россиян через прорезь прицела. Именно тогда, кстати, вышел в свет эпохальный труд "Украина - не Россия", принадлежащий перу украинского президента. Только этим президентом был не Ющенко, а некогда считавшийся чуть ли не "рукой Москвы" бывший директор "Южмаша" Кучма.

Давайте вспомним, что на референдуме 1 декабря 1991 года, который можно считать отправной точкой в похоронной процессии СССР, за "незалежность" в Донецкой области голосовало 83%, в Крыму - 54% и даже в городе-герое Севастополе - 57% (эти цифры неплохо бы знать тем, кто любит порассуждать об "исконно наших территориях, отданных Ельциным с барского плеча"). Так что все случившееся в конце 2004 г. можно рассматривать как вполне закономерный этап в развитии украинского государства.

Убежден, что ни из Москвы, ни из Вашингтона, ни из Брюсселя понять, что реально происходит на Украине, нелегко (поэтому искренне жаль, что украинские власти объявили некоторых наших политиков персонами нон-грата, и мне пришлось официально высказать по этому поводу протест). У меня после Майдана была робкая надежда, что европейский выбор означает приверженность ценностям и культуре, которые позволят Украине развиваться как демократическому и правовому государству. Что оно будет дружественным по отношению к нам, ибо дружественным является народ Украины. Чуда не случилось. Это связано с тем, что природа нынешнего украинского государства сильно отличается от всего того, к чему мы привыкли.

С кем быть?

Многие, глядя на политическую карту и нравы современной Украины, вспоминают времена Гражданской войны, Западно-Украинскую и Донецко-Криворожскую республики, анархическую вольницу батьки Махно. Но корни происходящего - гораздо глубже. Они уходят во времена тринадцатилетней войны середины XVII столетия и, шире, - эпохи, получившей название Руина. Тогда на Украине, раздираемой между Речью Посполитой и Московским царством, набрало силу украинское казачество. Будучи своеобразным ответом на притеснения шляхты и бесчинства крымских татар, казаки и поставленные ими гетманы со временем взяли на себя право решать судьбы земли украинской по обе стороны Днепра. В итоге и возникло такое явление, как гетманщина.

В отличие от России, бывшей на мировой арене величиной самодостаточной, для Украины вопрос "С кем быть?" носит экзистенциальный характер. Характерным же признаком гетманщины является решение таких судьбоносных вопросов вопреки мнению населения. История отношений Москвы с гетманами - это сплошная череда предательств, от Ивана Выговского до Ивана Мазепы. Измена последнего стала началом конца гетманщины, ибо она наглядно продемонстрировала, сколь далеко гетман и поддержавшая его Сечь оторвались от народа.

Сегодня воскресшая из Руины Сечь и посаженные ею гетманы опять мечутся между центрами силы, пытаясь угодить то московскому царю, то шляхетской республике, то шведскому королю, то турецкому султану. Изменилась только географическая локация Сечи - вместо прежнего Запорожья теперь их политическая база в мазепинской столице Батурине, на правом берегу Днепра и в Галиции. Они хотят, как и прежде, получать от Москвы привилегии и пожалования, то бишь таможенные льготы и дешевый газ. Однако при этом клянутся "евроатлантическим выбором", ненароком "забывая", что субъектом такого выбора является не войсковой старшина и не казачья Рада, а граждане Украины. (Ау, непогрешимые руководители НАТО! Где же ваши твердые демократические стандарты для стран-кандидатов?)

Есть еще одна черта, роднящая нынешнюю Сечь с ее исторической предшественницей. Будучи по происхождению беглым людом, казачество, мягко говоря, весьма пренебрежительно относилось к институту собственности. Организация ватаг, надобных для того, чтобы "чинить промысел", - естественное состояние воинства, обеспечивающего себе жизнь грабежом. Такие вот ватаги - правда, вооруженные не булавами, а удостоверениями представителей власти - бродят по современной Украине, выискивая добычу. И нападают на любого, у кого есть чем поживиться. На своих соотечественников, бывших в фаворе при предыдущих гетманах, на все тех же несчастных поляков, вложившихся в свободные экономические зоны, на москалей, построивших им самые лучшие отели, и даже на индусов, выложивших четыре с лишним миллиарда долларов за "Криворожсталь". Казачьи атаманы в погонах киевского УБОПа "допромышлялись" до того, что начали брать заложников: уже несколько месяцев в СИЗО Киева томится гражданин России Владимир Ткач, чей бизнес уничтожен "лихими хлопцами".

Куда движется исторический маятник?

Некоторые "национально свидомые" украинские деятели всерьез полагают, что москали спят и видят, как бы опять прибрать к рукам их молодую державу. Спешу их огорчить: в России таких же "свидомых" с каждым годом все меньше. У нас, слава богу, с некоторых пор возобладала линия на сосредоточение государства и сбережение народа, что не предполагает растрату сил на геополитические авантюры. Все чаще можно слышать голоса, призывающие перевести отношения с Украиной в сугубо практичный режим, по примеру отношений с иными европейскими соседями, с той же Польшей.

И этих людей можно понять - такого количества плевков и оскорблений со стороны Киева мы за 300 лет не получали. В этом смысле поворотным пунктом для нашей элиты были события "помаранчевой революции", которую по политическим последствиям можно сравнить с Конотопским сражением 1659 года. Тогда крымский хан Махмет-Гирей и переметнувшийся к полякам гетман Выговский разбили наголову войско Алексея Трубецкого, нещадно порезав несколько тысяч русских пленных.

Однако судьба гетманов на Украине весьма переменчива. Хан ушел обратно в Крым, а сам гетман был вскоре свергнут и бежал в Польшу. Я это к тому, что не следует отождествлять украинскую гетманщину и украинский народ, который сам сегодня есть ее первая жертва. Поэтому наше самоустранение было бы исторической ошибкой. Мы должны ответить на брошенный нам вызов, но сделать это надо по-умному, извлекая уроки из запутанного и трагического прошлого. Нужно взаимодействовать с существующей элитой - такой, какая она есть. Прежде всего имею в виду парламент, который в нынешних условиях обрел особую силу и становится реальным средоточием власти.

В этом парламенте есть силы, для которых общая история, дружба и союзнические отношения с Россией - не пустой звук. Однако политическая база этих сил географически ограничена югом и востоком. Поэтому даже в том случае если они встанут у руля украинского государства, им придется действовать с оглядкой на настроения "другой" половины Украины, где правит бал "оранжевая Сечь". Как бы то ни было, возвращения исторического маятника из нынешнего положения Руины ждать придется долго. Сомнений нет лишь в одном - он обязательно вернется.

Главная наша миссия в том, чтобы всеми силами сохранять неразрывную духовную связь между двумя народами, вместе пережившими столько испытаний. Что бы ни случилось, нельзя позволить зачахнуть русскому слову на Украине, надо поощрять русское образование и поддерживать очаги культурной жизни. Трудно переоценить роль Православной церкви, в самые трудные времена искушений поддерживавшей нашу общность. Собственно говоря, это то, чем занимаются на Украине мои единомышленники. И это непросто, ибо даже пробивание права на восстановление музея-театра Чехова или строительство храма, поверьте, дорогого стоит.

Сегодня мы, уже преодолевшие свою смуту, и украинцы, ее переживающие, сталкиваемся с серьезнейшим историко-культурным вызовом, который есть украинская гетманщина. Осмысление этого вызова не должно быть уделом мелких бизнесменов от политики. К сожалению, за "позицию Москвы" зачастую принимаются выходки политических хулиганов, а их параноидальные идеи находят оклик у части нашей элиты. Поэтому пора наконец сформировать особую группу в составе Совета безопасности, которая могла бы предлагать решения стратегического рода. Хотя бы наподобие концепции межпарламентских отношений, разработанной при участии экспертов РАН.

И последнее. Мы призываем российскую политическую и культурную элиты прекратить относиться к украинской независимости как к историческому недоразумению. Это все не просто "всерьез и надолго", это - навсегда. Не надо бегать с киркой вокруг чужого дома, пытаясь отколупнуть от него тот или иной кусочек, и думать при этом, что твой собственный дом будет в сохранности. Не следует, если у тебя сдохла корова, радоваться, что у соседа сдохли две.

Пора бы политикам и экспертам наших держав договориться о своего рода кодексе чести в делах и словах. "ТщательнОе" надо, как говорит Жванецкий, "лелеять холст" надо, как говорил Ренуар. Чтобы достойно справиться с русско-украинским национальным стрессом, связанным с разделом прежде неделимого, необходимо уважать друг друга, не щипать и не заводиться по пустякам. В противном случае нас ждут новые конотопы, а украинцев - вечная гетманщина. Ни того, ни другого даже врагу не пожелаю.

Александр Лебедев депутат Государственной думы, координатор Группы по связям с Верховной радой Украины

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях