Главная
 

The Economist: Братство без любви

12 января 2007, 11:00
0
10

В своем номере за 12 января влиятельный британский журнал The Economist публикует материал, в котором анализирует энергетический конфликт, разразившейся недавно между Россией и Беларусью сквозь призму российско-украинской газовой войны годичной давности.

Считается, что Россия и ее соседка по бывшему СССР Беларусь являются братскими славянскими народами, находящимися в процессе формирования союзного государства. И действительно, между ними есть удивительно много общего. В обеих странах правят раздражительные и самовластные президенты - в России Вадимир Путин, а в Беларуси -  жестокий Александр Лукашенко.

Оба руководителя склонны к рискованной дипломатии и политике балансирования на грани конфликта. На этой неделе данная схожесть действительно поставила их на край пропасти и подтолкнула к далеко не братскому торговому спору. Хотя спор этот был непродолжительным, он имел важные последствия для энергетических торговых сделок России с Европой, а возможно, и для будущего отсталой Беларуси.

Российско-белорусский спор подтверждает все более губительный характер деловых отношений России со своими бывшими вассалами
Год назад ссора по поводу цен на газ, продаваемый Россией на Украину, на короткий срок привела к уменьшению газового потока через украинскую территорию в Европу. В конце 2006 года нежелание Белоруссии платить более высокую цену за поставляемый ей российский газ создало угрозу возникновения еще одной так называемой газовой войны. Тот скромный рост экономики, который Лукашенко называет "белорусским экономическим чудом", и который наряду с тотальным контролем властей над средствами массовой информации и преследованиями оппозиции позволяет сохранять этот режим, на самом деле в значительной мере основывается на дешевом газовом импорте из России.

В процессе этого спора две несговорчивые страны сумели все-таки заключить соглашение об увеличении цен на газ - как раз накануне Нового Года. Но спустя несколько дней на месте газового спора возникла нефтяная война. Россия ввела новые пошлины на поставляемую в Белоруссию сырую нефть (ее переработка и реэкспорт стали важной статьей дохода для Лукашенко; по сути дела, это являлось еще одной крупной субсидией России для белорусской экономики). В отместку Белоруссия потребовала платить ей транзитную пошлину за нефть, которая перекачивается по белорусской территории и поставляется другим европейским потребителям. Русские платить отказались, и Минск начал отбор нефти из трубопровода в счет оплаты транзитной пошлины. Ночью 7 января Россия прекратила подачу нефти в трубопроводную сеть, проходящую по Белоруссии и обеспечивающую 12,5 процента потребностей Евросоюза в этом виде топлива. Нефть перестала поступать в Польшу, Германию и другие страны.

Тактика обеих стран похожа, но силы их отнюдь не равны. Путин заговорил о снижении объемов добычи нефти и о других маршрутах ее поставки. Русские также пригрозили ввести пошлины на все белорусские товары, многим из которых трудно найти себе место на иных рынках, кроме российского. 10 января, после телефонного разговора двух президентов, Лукашенко моргнул первым. Транзитная пошлина была снята, и нефть вновь потекла мощным потоком. Европа не успела серьезно пострадать. Однако эта короткая, но неприятная размолвка преподнесла ряд наглядных уроков.

Один из них заключается в том, что при нынешнем настроении русских власть Лукашенко над Беларусью может оказаться в опасности. В то время как остальные во время прошлогоднего переизбрания Лукашенко осыпали его бранью, Путин поддержал белорусского руководителя. Однако мотивы такого поведения Путина больше объясняются не его привязанностью к Лукашенко, а неприязнью к вмешательству Европы в дела российского "ближнего зарубежья", и стремлением предотвратить так называемые "цветные революции", подобные той, что захлестнула Украину в 2004 году. Говорят, что личные отношения между двумя президентами довольно плохие; план создания союзного государства, который Путин унаследовал от своего предшественника Бориса Ельцина, кажется сегодня фантастикой. (Говорят, что Лукашенко охладел к этому замыслу после того, как стало ясно, что после объединения он вряд ли останется в президентском кресле.) При отсутствии надежной альтернативы Путин вряд ли захочет избавляться от Лукашенко. Но новые цены на газ сами по себе могут нанести серьезный удар по белорусским заводам и колхозам, находящимся в основном в государственной собственности, а также вызвать враждебное отношение простых белорусов.

При нынешнем настроении русских власть Лукашенко над Беларусью может оказаться в опасности
Эта история также подтверждает все более губительный характер деловых отношений России со своими бывшими вассалами. Энергетические ссоры являются как причиной, так и следствием данной тенденции. Бывшая советская Грузия, к которой Путин отнюдь не питает большого расположения, была вынуждена согласиться платить за российский газ по цене, в два раза превышающей новую цену для Белоруссии. Но пережить зиму Грузии помогают поставки энергоресурсов из соседнего Азербайджана, и по словам грузинского министра энергетики Ники Гилаури, они вскоре могут полностью заменить импорт из России. Имея собственные месторождения нефти и газа на Каспии, Азербайджан и сам отверг предложенные недавно Москвой "неоправданные", по словам заместителя министра иностранных дел Хафиза Пашаева, условия поставок газа и прекратил его импорт из России. Он также прекратил перекачку своей нефти по российским трубопроводам.

Однако самый важный для Европы урок заключается в том, что чрезмерная зависимость от российских энергоресурсов является опасной. В принципе, стремление Кремля заставить своих соседей больше платить за газ является разумным. Общий спрос на российский газ превышает предложение. Снижение спроса в бывших советских республиках даст возможность поставлять больше газа на экспорт, на более прибыльный европейский рынок. В случае с Беларусью Россия заслуживает определенного сочувствия. Ее до последнего критиковали за то, что она нянчится с Лукашенко, предлагая ему выгодные условия поставки газа. А реэкспорт Берарусью нефти, поставляемой из России беспошлинно, являлся, по словам одного работающего в Минске иностранного обозревателя, очевидным "жульничеством".

Но насколько бы ни были разумны цели России, ее шантаж и капризное поведение, плюс неустойчивые взаимоотношения со странами-транзитерами, а также беспечность по отношению к европейским потребителям вполне обоснованно вызывают тревогу у европейских лидеров. Хотя Путин пообещал "сделать все для защиты интересов западных потребителей", канцлер Германии Ангела Меркель заговорила об ущербе доверию. Европейцам следует также взять на заметку и то, что в результате газовой драки с Белоруссией Россия получила 50% акций белорусского газопровода (оплата за эти акции частично компенсирует повышение цен на газ). Это усиливает власть Кремля над европейской энергетической инфраструктурой. В опубликованной на этой неделе энергетической стратегии Евросоюза отмечается необходимость диверсификации источников поставки и коллективных действий при ведении переговоров. И чем быстрее это будет сделано, тем лучше.

Перевод с английского ИноСми.Ru

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях